«Люди не понимают, насколько тяжел путь к Олимпиаде, видят только машины и призовые». Арефьев — о том, зачем ему нужен видеоблог

«Люди не понимают, насколько тяжел путь к Олимпиаде, видят только машины и призовые». Арефьев — о том, зачем ему нужен видеоблог
Фото: © Личный архив Артёма Арефьева
Победитель этапов Кубка мира, конькобежец Артем Арефьев переосмыслил опыт Игр-2022, завел видеоблог и считает, что это только помогает в работе.

— Артем, вы мощно включились в работу над блогом после Игр. Почему?

— В Пекине, когда мы прилетели на Игры, наткнулся на новость о том, что биатлонистка Валерия Васнецова попала там в ковидный госпиталь. Два положительных ПЦР и никаких симптомов. Она оставалась в ковидном госпитале, кормили ее там хуже, чем собаку, настроение было никакое. Человек очевидно был в подавленном состоянии. Ей не дали шанса выступить на Олимпиаде. Для любого спортсмена это ужасная боль, которую не передать словами. 

И дернул же меня черт кликнуть на комментарии под этим постом. Насколько же там были отвратительно токсичные комментарии, абсолютно без эмпатии! Будто сборище маньяков, которые и без того морально уничтоженную девочку гнобили дальше! Гнобили такими словами, какие даже повторить не могу, хотя обычно за словом в карман не лезу.

Человек шел к олимпийской мечте и в одночасье лишился этого шанса. Я был очень удивлен тем, что люди абсолютно не понимают, насколько тяжело дается этот путь к Олимпиаде, а видят только машины и призовые. Люди просто не осознают, что у многих Игры раз в жизни и это единственный шанс заработать.

— Девушка готовилась, приехала на Олимпиаду и из-за двух ПЦР-тестов оказалась ровно в том болоте, в котором каждый боялся оказаться.

И мне захотелось объяснить, что такое спортивный путь в форме своего рода диалога, рассказать, насколько тяжело все это дается. Это была первая причина. Вторая: если я в чем-то хорош, так это в ведении блога. Это то, что у меня хорошо получается, и та сфера, в которой хорошо ориентируюсь.

— Тут возникает занудный голосок из тех самых комментариев — так он в блогах или в конькобежном спорте ориентируется лучше? Он вообще на коньках бегать собирается!

— Даже отрицать не буду, что если как следует работать над проектом, то совмещать сложно. И, разумеется, большая часть творческих сил уходит на спорт. Но мне несложно поехать на съемку, пусть она там и за 100 км, мне несложно сесть с монтажером и поработать над видео. Энергетических затрат это не много требует.

— Как раз с пловцами недавно говорили, что это абсолютно индивидуальная история — кому-то такие медиапроекты и соцсети мешают, кому-то дают возможность отвлечься.

— Я точно из второй категории. В прошлом году сильно зажимался и избегал камер, по минимуму говорил с прессой, потому что слишком загнался на тему олимпийской медали, на которую у меня были шансы. Еще и интервью дал эмоциональное после дистанции, и да, помню, какой шквал отрицательных комментариев собрал. Не жалею. Но вот тогда точно пришло понимание — надо что-то менять, чтобы люди научились воспринимать все это адекватно.

Артём Арефьев / Фото: © РИА Новости / Денис Костюченко

— Раньше думал, что моя концентрация на цели не предполагает распыления. Но сейчас понял — чем больше удовольствия получаешь от процесса, чем лучше гормональный фон, тем положительнее твои эмоции в процессе. Это дает мне приток энергии. Плюс даже если не добьешься своей цели, хотя бы насладишься путем, который прошел.

— Дмитрий Дорофеев не говорит: «Арефьев, закрывай лавочку, прекращай все эти съемки»?

— Он как раз во многом согласен с тем, что нашему виду спорта не хватает медийности и не хватает поддержки. Он меня не останавливает. Даже помог в съемках одного видео, когда взяли молодых ребят и в последний день сбора провели испытание на выносливость: они прыгали «ромбики», кто больше. В какие-то моменты идет навстречу. Благодаря этому создается ощущение, что это не просто мои хотелки, а какой-то вклад в нашу общую цель.

— Теперь о видео. Много ярких деталей — откуда розовая ушанка?

— У каждого блогера должен быть определенный имидж, а я на этом не заморачивался. И вот приезжаю на съемку, а у меня грязная голова. Паша Кулижников тоже на съемке был и как раз только из Питера — дал мне ушанку, так и сняли.

— Почему первое видео было про деньги?

— У этого видео не было сценария, исключительно мой творческий порыв. Снимал сам, за исключением некоторых моментов. Сам искал музыку, сам монтировал.

Ну, а про деньги интересно всем. Я рассказал, как примерно формируется зарплата и что это не такие колоссальные деньги, чтобы так их обсуждать. Плюс взял интервью у Дани Алдошкина, который стал призером Олимпийских игр. Думаю, этот материал надо переснять с более серьезным подходом.

— О деньгах многие не любят говорить, а спортсмены иногда поневоле включаются в токсичное обсуждение «почему он продал машину».

— Что касается меня, то никогда не скрывал, сколько зарабатываю. Спокойно и открыто говорю об этом. Да и в нашем виде спорта нет таких уж больших денег.

— Призовые точно должны быть выше, чем сейчас.

— Думаю, что человек, который становится лучшим в мире, года два-три не должен думать о деньгах. То есть ты получил какой-то дивиденд от победы, вложил с умом и два-три года можешь не думать, как содержать семью, детей, платить за дом.

Наши футболисты, как бы грустно ни было, далеко не первые в мире, получают в разы больше, чем конькобежцы, которые выигрывают на чемпионатах мира или вообще становятся первыми в истории — как установивший знаковый рекорд мира Павел Кулижников.

Ни в коем случае не жалуюсь. Просто потолок возможного заработка в нашем виде спорта сильно ограничен. Поэтому мы все должны думать о будущем уже сейчас.

Артём Арефьев / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович

— Вот теперь тебе напомнят, что вы бюджетники и неплохо бы поискать себе спонсоров.

— Согласен, спонсоры должны быть. Но думаю, в интересах том числе бюджетных институтов находить спонсоров для профессиональных спортсменов. В этом случае поток финансов, уходящий на сборные, пойдет на развитие спорта в регионах.

У нас в Череповце, например, каток 333 метра, на таких уже не бегают. Многое можно поменять и улучшить, но нужно вести работу в этом направлении. Она идет, но может быть более эффективной.

— По поводу видео с разгоном за кадиллаком. Откуда взял идею?

— Сначала хотели разгоняться за машиной Руслана Мурашова, но потом так сложилось, что взял в аренду Cadilac Escalade. Это большая машина, и практически полностью скрывает велосипедиста от ветра. В этот день водитель кадилака должен был везти людей на свадьбу, но что-то поменялось. Кадилак плавно набирал скорость, я старался разогнаться так, чтобы все офигели.

Этим видео горжусь особенно — до этого не рисковал жизнью ради контента. Эмоции были офигительные и скорость такая… Люди, связанные со спортом, выпадут с того, до какой скорости можно разогнаться.

Смотреть на YouTube

— Кто из команды включается в процесс съемок?

— Да практически все. В одном видео был и Дмитрий Дорофеев. Витек (Муштаков) часто идет навстречу — на него можно рассчитывать. Ребята молодые, которые только пришли в команду, открыты к любым медийным движениям.

— И возвращаясь к спортивной теме и тому самому интервью на Олимпиаде. Пережил? Оставил все это в прошлом?

— О сказанном не жалею. Сказал как есть, как было («Обосрался по всем фронтам». — «Матч ТВ»). Не поменял бы сейчас ни одного слова.

После Олимпиады посидел дома недельки полторы… Поражения всегда как тяжелые уроки, которые по голове прилетают, и их важно уметь пережить. В какой-то момент после всего этого ступора просто встал, пошел и купил свою первую камеру. В принципе, с этой покупки и начался мой блог. Он не дает мне впадать в уныние — а если что, начинаю думать над следующей темой для ролика.

Читайте также: