«Зачем мне дали Катю? Ни принять, ни отдать не может». История лучшей волейболистки страны

«Зачем мне дали Катю? Ни принять, ни отдать не может». История лучшей волейболистки страны

Как неуклюжую 14-летнюю девочку превратить в звезду российского спорта? Отвечают тренеры Екатерины Гамовой, ее партнерши и сама волейболистка, которая 1 октября завершит карьеру, а казанское «Динамо» выведет ее 11-й номер из обращения. 

«Я бы хотела поблагодарить всех своих болельщиков, тренеров, которые участвовали в моем становлении, как спортсмена, мою семью, которая всегда меня поддерживала, и объявить о завершении карьеры», - рассказала Екатерина Гамова в середине мая в эфире телеканала «Матч ТВ».

Финальный для нее сезон получился непростым. Она пропустила несколько игр из-за травмы колена, которая напоминала о себе почти в каждом матче. А казанское «Динамо», бравшее золото Чемпионата России с Гамовой в составе 5 лет подряд, осталось без медалей. Свое решение о продолжении карьеры Екатерина хотела объявить после Олимпиады в Рио, но поняла, что в Бразилию сборная едет без нее, и решила не тянуть.

«Зачем вы мне Катю дали? Она принять не может».

«Я попал вторым тренером в женскую команду «Метар» в Челябинске, где тогда руководил Анатолий Владимирович Макагонов, - вспоминает первый тренер Гамовой Николай Сорогин. – Меня он попросил пройтись по спортивным школам, чтобы поискать игроков для команды. Зашел в школу, где занималась Катя. Смотрю – худенькая и длинненькая девочка. Тогда как раз на площадках все чаще появлялись высокие игроки. Пришел к Макагонову и говорю: «Анатолий Владимирович, есть одна большенькая на примете». Он: «Сколько лет?». Говорю: «Четырнадцать». Макагонов отвечает: «Ну, рановато. Маленькая еще». А потом через полгода я стал главным тренером, естественно сразу вспомнил про нее и забрал к себе в команду».

В 8 лет Гамова начала заниматься волейболом под руководством своей тети Любови Борисовны в челябинской средней школе со спортивными классами. Высокую девочку приметили и тренеры других секций, но в гандболе ей хватило лишь одной тренировки, а до баскетбола она так и не дошла. В 14 лет Гамова оказалась в профессиональной волейбольной команде - челябинском «Метаре». 

«Безусловно, было сложно, – рассказывает Гамова в интервью «Матч ТВ». – Сложно было с коммуникацией с девочками, которые старше меня на 10 лет. Но потом со временем все прошло, и у нас остались хорошие дружеские отношения. Я играла со всеми на равных».

«Там у нас уже и мамы были, а она совсем ребенок. Я ее поставил в пару с Юлей, которая была намного взрослее, – вспоминает Сорогин. - Она говорит: «Ну, зачем вы, Николай Михайлович, мне Катю дали? Она принять не может, забить не может». Разница в классе была большая. Но я понимал, что ее надо ставить с человеком, который может держать мяч. Так она и стояла. В самом начале пришлось перетерпеть эту разницу в классе и возрасте, но она схватывала все очень быстро».

В Первый год мало что получалось. Гамова смотрела на игру своей команды в основном со скамейки запасных, а на площадку выходила лишь отыграть эпизод. Старалась, училась, но помимо техники уступала всем физически.

«В то время много уделялось кроссовой подготовке. Это были ее первые сборы с командой. Мы вечером, когда уже темно было, побежали в челябинском парке. – рассказывает Сорогин «Матч ТВ». – Я стою на финише. Все прибежали, отдышались, прослезились. Смотрим: где Катя? Все кинулись бежать обратно по трассе, ее искать. Нашли. Она в итоге добежала до финиша. Другой бы мог обидеться, что его забыли».

Во втором сезоне Гамова закрепилась в основе клуба, а на третий ее было уже не остановить – стала лидером команды и получила приз лучшего молодого нападающего чемпионата страны. Близкая подруга Кати Евгения Старцева, которая в то время только начинала заниматься волейболом, вспоминает о том, какую роль 17-летняя Гамова тогда играла в Челябинске. 

«Мы шли в Челябинске по ее стопам: учились в одной школе, тренировались у одного тренера. Когда Катя уехала и начала добиваться успехов, то нам всем стали ставить ее в пример. Показывали – вот здесь она училась, здесь тренировалась. Говорили, что есть такой человек, к которому надо стремиться».

«У меня нет обиды на Гамову»

После третьего яркого сезона в «Метаре» фамилию Гамовой знал каждый волейбольный тренер страны, в том числе и Николай Карполь. Несмотря на действующий с челябинским клубом контракт, он забрал ее в «Уралочку». Все понимали, что отказывать нельзя, ведь с приглашением в команду из Екатеринбурга волейболистка получит возможность выступать за сборную России.

«Это был очень необычный случай. Надо было научить играть девочку, которая была ростом больше двух метров, но недостаточно физически развитая, - поясняет Карполь. – Нужно было заниматься ловкостью, выносливостью и другими качествами. Особенно сложно было научить ловкости – кувыркаться, правильно падать, не получать травмы. Опыт работы с такими рослыми игроками был у нас в стране незначительный. Но я увидел то, что увидел».

Уже в начале первого сезона в «Уралочке» Карполь взял Гамову на чемпионат мира в Японию, но выходить на площадку вместе с командой она на том турнире не имела права.

«У меня была тренерская аккредитация только для того, чтобы быть в составе делегации сборной. Я была еще маленькой. Для меня это было своего рода поощрение от Николая Васильевича. Взяли на чемпионат мира посмотреть, как играют профессионалы и что такое волейбол мирового уровня», - рассказывает Гамова.

В главной команде страны она заиграла через полгода, при этом продолжая параллельно выступать в молодежной сборной. С каждым новым сезоном Гамова становилась сильнее. В 2000-м году она поехала на свою первую Олимпиаду в Сидней, где российская сборная уступила в золотой схватке кубинкам, ведя по сетам 2:0. На тех играх Екатерина выходила на площадку еще со скамейки запасных, а уже через год превратилась в главную силу команд Карполя. Она стала самой результативной волейболисткой Игр в Афинах, но двух сотен ее очков, 33 из которых были заработаны в финале, не хватило до золотой медали.

После Олимпиады в Афинах Гамова и Карполь решились на важные перемены. Тренер покинул сборную, его ученица – Екатеринбург.

«Мой контракт с «Уралочкой» был подписан на 10 лет, а потом еще продлен на 5. В то время для того, чтобы играть в сборной, ты должен был выступать за «Уралочку». Для тебя открывались большие возможности. У всех молодых игроков тогда были контракты на 10 лет минимум, - рассказывает Гамова. – Я решила стать самостоятельным человеком. Хотела иметь право выбирать, где я хочу играть, а не так, чтобы выбирали за меня».

Контракт, действовавший до 2013-го года, был расторгнут Железнодорожным районным судом, и волейболистка перешла в московское «Динамо». После этого Гамова и Карполь перестали общаться.

«Я просто стал ее реже видеть. Мы всегда здоровались при встрече, приветствовали друг друга, - объясняет тренер. – Я не тот человек, чтобы выражать обиды. Всегда желаю спортсменам чего-то лучшего. Может быть то, что она не посоветовалась перед этим со мной, в какой-то мере оставило неблагоприятный штрих. А что человек уходит, то здесь никаких обид. Вот и в этом году у нас ушло два очень талантливых спортсмена – Джек и Заряжко. Если бы у нас были возможности в Екатеринбурге, то мы бы оставляли людей. У нас сильный тренерский состав и очень хорошая атмосфера, но, к сожалению, мы не можем материально обеспечить игроков».

«Они готовы были сделать все, что угодно, лишь бы я подписала контракт»

В свой первый сезон в «Динамо» Гамова встретилась с «Уралочкой» в финале чемпионата России, который команда Карполя уверенно выиграла – 3:0. Однако в последующие годы золотые медали доставались только московскому клубу. «Уралочка» же с тех пор ни разу не становилась чемпионом и смогла дотянуться лишь до серебра в этом году. 

После третьего подряд чемпионства с «Динамо» Гамова решилась на новый вызов и уехала в другую страну – выступать за турецкий «Фенербахче»:

«Было страшно, ведь половину своей карьеры я отыграла в России. Поступило предложение из Турции, я его рассмотрела, оно мне показалось интересным. Оно было не финансово выгоднее, как тогда писали, а просто было интересно попробовать себя в том чемпионате. Хорошая команда, хорошее отношение. Мы много чего выиграли».

С приходом Гамовой в «Фенербахче» началась небывалая победная серия из 38 матчей подряд. Она оборвалась лишь в конце сезона, в финале Лиги Чемпионов. За один год в новом клубе волейболистка взяла Суперкубок, чемпионат и Кубок Турции. А потом вернулась в Россию. Последняя клубная страница в карьере Гамовой будет розового цвета.

«Когда шли переговоры, мы шутили с директором казанского «Динамо» Сергеем Николаевичем Чернышевым про контракт на розовой бумаге. В итоге дошло до того, что они готовы были сделать все, что угодно, лишь бы я подписала контракт. Пошутили-пошутили, но это стало какой-то мини-традицией для нас» - рассказывает Гамова.

«Я нисколько не скучаю по волейболу»

Гамова за свою карьеру не выигрывала только Олимпийские игры. После двух подряд серебряных медалей в Сиднее и Афинах при Карполе, наша сборная не смогла дойти до полуфинала в Пекине и Лондоне при Капраре и Овчинникове.

«Было много разных причин, - говорит Николай Карполь, дважды выигравший Олимпиаду со сборной СССР. – При Екатерине Гамовой из команды уходили связующие игроки. Не так просто построить игру за несколько лет. В Греции был травмирован наш самый универсальный игрок – Артамонова. В тот период были травмы у Тищенко и других спортсменок. Да, и у самой Гамовой был разрыв связок голентостопа. Играли достойно, но не хватало. Почему она не стала Олимпийской чемпионкой в Пекине или Лондоне, то это уже другой вопрос. Все зависит от тренера. Тарасов справлялся с Харламовым и Михайловым, а Кулагин не смог».

Несмотря на травму, она была готова выступить на Играх в Рио, но решение тренерского штаба не осуждает. Еще один неолимпийский сезон играть уже не хотелось, и Гамова объявила об уходе.

«Я была одной из первых, кому Катя сказала об этом. Она мне написала, что едет на телевидение, - рассказывает Евгения Старцева. – Я плакала, когда смотрела передачу. Стоял ком в горле, катились слезы. Все мы помним и знаем, как Катя играла за сборную и сколько сделала для женского волейбола. Я считаю, что несправедливо даже не вызвать ее на сбор. Она должна быть там и заслужила это место».

Через два месяца объявили окончательный состав на Олимпиаду. Места в заявке не было и для Старцевой. Тогда именно Гамова позвонила первой подруге и сумела найти нужные слова.

«Катя говорила, что такова спортивная жизнь: или ты останавливаешься, или тебя останавливают. Все равно надо идти дальше», - вспоминает Старцева.

Гамова не сомневается в правильности своего решения. Сейчас, по словам волейболистки, она находится в поисках новой работы, которая будет ей по душе. Возможный вариант только один – спорт.

«Я благодарна за ту карьеру, которая у меня была. На что-то обижаться и говорить, что у меня были какие-то сложности, я не буду. Такого не было. Вы не поверите, но я даже нисколько не скучаю по волейболу. Отдыхаю, путешествую, встречаюсь с друзьями. Живу!».

Текст: Михаил Кузнецов

Фото: РИА Новости/Владимир Песня, РИА Новости/Евгений Биятов, РИА Новости/Роман Кручинин

Поделиться в соцсетях: