live
09:40 Фигурное катание. Гран-при России. Женщины. Произвольная программа. [0+]
09:40
Фигурное катание. Гран-при России. Женщины. Произвольная программа. [0+]
11:10
Новости.
11:15
ФутБОЛЬНО. [12+]
11:45
Футбол. Лига Наций. Сербия - Черногория [0+]
13:45
Курс Евро. Будапешт. [12+]
14:05
Новости.
14:10
Все на Матч!.
14:55
Футбол. Товарищеский матч. Прямая трансляция. "Зенит" (Россия) - "Шальке" (Германия)
16:55
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Англия - Хорватия
18:55
Ген победы. [12+]
19:25
Новости.
19:30
Все на Матч!.
19:50
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Северная Ирландия - Австрия
21:55
Новости.
22:00
Все на футбол!.
22:35
Футбол. Товарищеский матч. Прямая трансляция. Испания - Босния и Герцеговина
00:40
Все на Матч!.
01:10
Конькобежный спорт. Кубок мира. Трансляция из Японии. [0+]
02:00
Футбол. Лига Наций. Греция - Эстония [0+]
04:00
Футбол. Лига Наций. Англия - Хорватия [0+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Жестокий спорт. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Футбол. Лига Наций. Англия - Хорватия [0+]

«Бандитская история без всякой подосновы» - паралимпийцы об отстранении от Паралимпиады

2 сентября 2016 16:25

Российские паралимпийцы и тренера пришли в студию «Матч ТВ» и рассказали о том, как отреагировали на отстранение.

Открыть видео

Ольга Васюкова: Мы очень много будем говорить с нашими паралимпийцами. К сожалению, ситуация складывается так, что скорее мы сегодня будем обсуждать грустные вещи.

Приветствуем наших гостей в студии. Светлана Баранцева — серебряный призер чемпиона мира по стрельбе из лука, Анастасия Мазур — серебряный призер чемпионата мира по голболу и Алексей Котлов — двукратный бронзовый призёр чемпионата мира по легкой атлетике. Здравствуйте.

Павел Занозин: Паралимпиада могла для вас стать дебютной. Какие мысли пронеслись в голове, когда узнали, что возможно шансов никаких нет поехать?

Алексей Котлов: На эту Олимпиаду, я возлагал ещё больше надежды. Готовился целенаправленно все четыре года начиная. Проделали всю работу и в последний момент узнал, что не получиться реализовать свои возможности в лучшую свою форму именно на этой Паралимпиаде.

ОВ: Когда впервые вы услышали о том, что есть реальные шансы не поехать в Рио?

АК: Когда была ситуация со сборной России, то есть когда их допускали — не допускали, были такие мысли, что и нас коснется. И когда уже допустили основную команду нашу — сборной России, думали, все обошлось. 23 августа нам сказали, что мы никуда не едем, конечно — это было для нас шок, мы не ожидали такого решения.

ПЗ: Светлана, Анастасия, как вы отреагировали?

Анастасия Мазур: Я скажу за нашу команду. У нас команда по голболу, мы вообще впервые в истории российского спорта отобрались на Паралимпийские игры. Отбор был достаточно тяжелый. С нами работали тренеры очень долго и нас все просто шокировало. Мы собрались с девочками и плакали. Первой реакцией нашей были слезы. Уже дальше постепенно начали осознавать, что нужно идти дальше, нужно верить в лучшее. Только вперед!

ПЗ: Продолжали тренироваться ещё после 23 числа?

АМ: Взяли день паузы.

ОВ: Какие шаги предпринимали после того, как стало понятно, что нас отстранили, Паралимпийский комитет в итоге тоже отстранили. Индивидуальные иски подавали в итоге в Швейцарский суд?

Светлана Баранецева: Да. Подавали индивидуальные иски и писали письмо от себя лично. В течение нескольких дней пришел ответ с отказом.

ОВ: На сколько понимаю — это у них был одинаковый ответ примерно всем кто подавал?

СБ: Да, практически у всех одно и тоже было написано.

ПЗ: У нас есть это письмо. Насколько я понял, претензий конкретно, но поскольку там написано, что на государственном уровне в России применялось система допинга, соответственно отстраняется Федерация, отстраняется комитет, поэтому не можете участвовать и вы.

АК: Да, именно так и было.

ПЗ: То есть никаких личных фамилий прописано не было и озвучено тоже не было?

АК: Сказали, что дисквалифицирован наш Паралимпийский комитет, поэтому вы тоже не сможете принять участие в Паралимпийских играх.

ПЗ: Спортом живут многие спортсмены с раннего детства. Коль мы заговорили о допинг-пробах, об этом пресловутом письме Макларена. Вас часто проверяли? Брали проверки допинг-проб?

АК: Я лично сдавал допинг-пробы на каждых международных соревнованиях. То есть если брать за последние два года, у меня в районе пяти-семидопинг-проб сдано. И соответственно, все чисты. И грустно, что чистый спортсмен, а не можешь принимать участие в соревнованиях.

ОВ: Как вам кажется, если пытаться найти, какую-то виноватую сторону? Кто в этом в первую очередь должен нести ответственность за всё, что произошло?

СБ: Спортсмены сделали всё для того, чтобы отобраться, пройти все отборы — внутри страны на международных соревнованиях, заработали квоты.

АК: Может быть причина в том, что мы слишком много медалей завоевываем. То есть нас, как-то побаиваются? Касательно, легкой атлетики, мы на любые соревнования выезжаем, мы в числе лидеров по медальным зачётам. Может быть, какая-то доля правды в этом существует.

ОВ: Кстати интересно, что в паралимпийской легкой атлетике действительно так, но не в олимпийской легкой атлетике. Почему у нас на столько велика разница, как вы считаете между паралимпийцами и олимпийцами?

АК: Во-первых, у нас разделяется всё по классам и все по видам. Допустим, если брать сто метров, то мы гораздо больше можем заработать медалей, чем просто одна-две медали у здоровой команды.

ПЗ: Настя, я хотел бы вас спросить. Ваш вид спорта командный и в этом смысле не очень понятно, как участвовать в тех соревнованиях, которые планируется на замену Паралимпийским играм, если вам с кем соревноваться? И будете ли вы каким-то образом принимать в этом участие?

АМ: Еще нет определенной конкретики. Я знаю, что играть мы будем.

ОВ: Представляем наших следующих гостей. Владимир Быланец — серебряный призер Паралимпийских игр в Лондоне по пауэрлифтингу. Фёдор Триколич — двукратный призёр и серебряный призёр Паралимпиады в легкой атлетике и Абдула Курамагомедов — чемпион мира по дзюдо.

ПЗ: Я знаю, что вы приехали централизовано с базы «Озеро круглое». Сегодня понятно, что тренировок не было. До какого дня вы тренировались? Вчера у вас ещё проходили тренировки?

Абдула Курамагомедов: Мы ещё продолжаем тренироваться. У нас точка возврата — 26-е. Пока будем тренироваться, надеяться, что вылетим. А там посмотрим.

ОВ: Расскажите, как можно тренироваться зная, что возможно вы не поедете на Паралимпиаду?

Федор Триколич: Мы и сегодня тренировались, если честно. Все продолжают готовиться, уже не важно поедем ли мы в Рио, или будем выступать на альтернативных соревнованиях. Никто не падает духом, все настраиваются на максимально высокие результаты.

ОА: Владимир, Фёдор, вы как участники уже и лондонских Паралимпийских игр, с кем-то общаетесь из спортсменов других стран, может быть они вас поддерживали, где-то писали в социальных сетях, какие-то слова поддержки. Вы слышали или у вас нет такого?

Владимир Балынец: Я слышал только от своих спортсменов. Исключил полностью от СМИ от интернета, от телевидения. Готовлюсь, тренируюсь. Есть цикл четырехлетний олимпийский у нас он полностью расписан, рассчитан и зачем заморачиваться.

ОВ: Но вы следили, за нашими олимпийцами в Рио, и когда была проблема допуска — не допуска?

ВБ: Это их закалило, они показали свои лучшие результаты. Также и нас — это закаляет.

ПЗ: Абдула, а когда была вся эта ситуация с олимпийцами переживали, думали, что это может коснуться и вас?

АК: До последнего момента мы думали, что паралимпийцев не коснется, так как там особо в этом докладе не упоминалось о паралимпийцах. И вдруг, в последний момент, как-то сразу ударам так получилось. Не ждали такого, честно сказать.

ПЗ: В докладе Макларена 35 фамилий, посвященных паралимпийцам. Их пока не называют. Может быть обсуждали? Кто это может быть и кого это может коснуться?

ФТ: Никаких фамилий там конкретных нет. Много спортсменов стоят в пуле международного тестирования в системе АDAMS, которая мониторит их. Они приезжают домой, на тренировки и соревнования, то есть мы находимся под тотальным контролем. В течение уже двух с половиной лет приезжают допинг-офицеры и домой. И поэтому, какие могут быть претензии? Говорить о том, что у нас есть государственная поддержка допинга — это голословное заявление, которое не чем не подтверждены.

ПЗ: Кто на ваш взгляд виноват вообще в этой ситуации?

ВБ: Не нам судить, вообще есть такое в библии писание — «Кто безгрешен киньте первый камень». Мне кажется всё равно будет разбирательство, всё равно найдут кто виноват. Значит на данный момент так надо и виновные будут наказаны. Справедливость восторжествует.

ПЗ: Но найдут слишком поздно. И возможно, мы не поедем на Паралимпиийские игры.

ФТ: Здесь мало спортивной составляющей, больше политических моментов. Мы посылали иски индивидуальные, то, что они пишут в ответах и то, что заявлял Филип Крэйвен… Они нажимают на то, что виновато во всем государство, то есть они хотят нас настроить против нашего государства. Это прослеживается неоднократно.

ПЗ: Если бы была возможность поехать на Паралимпиаду, но выступать не под российским флагом, а под флагом Международного паралимпийского комитета, вы бы ей воспользовались?

АК: Нет.

ВБ: Вряд ли.

ОВ: Почему?

АК: Я патриот своей страны. Выступаю под российским флагом и всегда выступал. Это предательство получается.

ВБ: Наш флаг-триколор держать в руке — это честь. Поднятие страны в спорте. Как есть три статистики: спорт, космос и военная структура. Вот мы в спорте доказываем, что мы лучшие. И не только мы спортсмены, но и страна наша.

ПЗ: Слышал мнение спортсменов: «Я готовился четыре года, да если у меня есть возможность поехать не важно под каким флагом, я поеду, потому что я сам хочу выступить»…

ОВ: И между прочим их никто не осуждал за это.

ФТ: Это сложный вопрос. Личный выбор каждого спортсмена, потому что действительно спорт очень скоротечен и зачастую бывает один шанс, если человек готовился. Поэтому осуждать тех, кто готов был выступить под нейтральным флагом неправильно.

ОВ: Представляем следующих гостей: это тренеры по легкой атлетике Олег Костиченко и Петр Буйлов. Здравствуйте. Вы, как наставники своих спортсменов, какие слова вы им подбирали, говорили, когда вся эта ситуация, история закручивалась?

Петр Буйлов: Учитывая ту обстановку, которая сложилась во время Олимпийских игр, мы наверное, морально были готовы к дальнейшему продолжению этих событий. Известие о том, что паралимпийцы не допущены на Паралимпийские игры, восприняли спокойно.

ПЗ: Иван, вы подтвердите, слова тренера? Вы тоже спокойно восприняли эту информацию, или были нервы.

Иван Потехин: Когда узнали новость 23 августа о том, что суд отклонил нашу заявку, все были расстроены, вышли в рабочем режиме на тренировку. Спокойно готовились дальше и до сих пор же есть же надежда, что мы попадем в Рио. То есть да, мы понимаем, что там хотят решить нас мечты участвовать. Но лишить любви к своему спорту нас некто не может.

ОВ: Друзья, семьи ваши, родные, близкие, как они вас поддерживали, какие слова они вам говорили?

ИП: Все переживают даже больше, чем мы. Но мы всех успокаиваем. Государство тоже не оставило этот вопрос без внимания. Большое спасибо, да, за то, что сейчас такое внимание к нам. Если будут проводить альтернативные игры — это будет очень здорово.

ОВ: Олег Михайлович, как с тренерской точки зрения подводить спортсменов к соревнованию, которые будут не понятно когда и будут ли вообще?

Олег Костюченков: Это довольно сложно. Далеко не все члены нашей сборной команды приняли это известие спокойно. Дебютанты особенно: команда по легкой атлетики с ПОДА на две трети состоит из дебютантов. Но на данном этапе мы тренируемся, у нас существует несколько вариантов. Готовы сейчас выходить на дорожку, но конечно хотелось бы, чтобы вот это состояние они ощутили в Рио. Если нечего не получится, руки некто не опустит. Будем бороться до последнего. Уже только на наших альтернативных играх. Уже в Москве.

ОВ: А показать, можно лучший результат, если ты понимаешь, что это не Паралимпиада, а это вот такие соревнования, которые должны быть как бы ей в замен?

ПБ: Каждый спортсмен готовится индивидуально. Кто-то уже вышел на пик формы. А, значит, все будут стараться показать наивысшие результаты. Но вот вчера проходило большое совещание и результаты спортсменов будут учитываться не только по этим альтернативным соревнованиям. Вы все прекрасно знаете, что президент страны сказал, что спортсмены паралимпийцы не будут обижены и результаты будут учтены при подведении итогов соревнования.

ОВ: По нашей информации далеко не все спортсмены знают достаточно про эти соревнования. Некоторые, конечно, очень переживают. Вы сказали, что можно учитывать лучшие результат за 4 года, но с другой стороны можно ведь и сравнивать с результатами Паралимпиады, если это будет идти параллельно соревнования. Я знаю, что некоторые в принципе будут соревноваться сами с собой.

ПБ: Комиссия учтет пожелания и примет справедливое решение. Мы не можем провести соревнования среди командных видов спорта, потому что не с кем соревноваться. Но во главу угла вот таких видов, как легкая атлетика и плавание, конечно, будет ставится результат.

На следующий год уже составлен календарь. Будут внесены корректировки в этот календарь, и мы будем ждать, когда наш паралимпийский комитет восстановят в правах. Соперники боятся наших. Я сам участник всех семи паралимпийских игр, которые вообще существовали, с 88 года. И если в 88 году наших было 32 человека, то представляете сегодня уже 267 спортсменов, в Рио планировалось 450.

ОК: Да и, кстати очень хотелось доказать, Петр Захарович сказал о том, что международный календарь 2017 года в легкой атлетике, чемпионат Мира следующий в 2017 году пройдет именно в Лондоне. Это важно: наши спортсмены чистые, они борются только на спортивной арене, не каких дополнительных закулисных способов борьбы и методов мы не используем. Есть дорожка, есть сектор, куда ты должен выйти и показать результат. И нам конечно это очень хотелось в 2017 году попасть именно на чемпионат мира в Лондоне.

ОВ: В нашей студии Владимир Петрович Лукин, президент паралимпийского комитета России и Андрей Иванович Рябинский, вице-президент федерации профессионального бокса нашей страны, который юридическую и финансовую поддержку нашим паралимпийцам оказал, когда стало ясно, что ситуация развивается не в нашу пользу. Спасибо, что пришли.

Как вы считаете, почему международный олимпийский комитет и международный паралимпийский комитет приняли на столько вот кардинально разное решение?

Владимир Лукин: Не знаю. И теряюсь в догадках. Единственное, что можно сказать, это в роль личности. Потому что президент олимпийского комитета активно искал разумный более и менее компромиссный вариант в той ситуации сложившейся, а президент международного паралимпийского комитета Крейвен, с которым мы вообще долгие годы сотрудничали, занял радикально противоположное решение, которое сам признавал черно-белым. Всё или не чего. Так в жизни не бывает. Дело ведь в том, что за несколько дней до решения паралимпийское будущее обсуждалось на МОКе. Крейвен — член МОК и он голосовал за компромиссное решение. Потом голосует иначе. Как говорили в старые советские времена — это диалектика.

ПЗ: Андрей, вы написали в твиттере, что у вас появилась новая зацепка, новая идея, как можно всё-таки ситуацию поменять. Будут ещё суды. Вы действительно верите в то, что реально за ближайшие 4 дня изменить ситуацию и наши ещё могут поехать на Паралимпиаду?

Андрей Рябинский: У нас есть шанс. Я написал это довольно давно. Причем, часть этих шансов уже не сработало, но ещё есть. А что касается судов и всего прочего, тут вот какая история. Мы отстранены, дисквалифицированы от всех спортивных соревнований. Надо восстанавливать свое честное имя, потому сомнений в правоте нет. Я могу доказать это любому, кто посмотрит документы.

ОВ: То есть это касается и зимних видов спорта, и летних?

АР: Всего. Паралимпийская сборная отстранена от всех соревнований.

ПЗ: Спортсмены подавали индивидуальные иски в Арбитражный суд и в КАС. В ответном письме вежливо говорится о том, что претензий конкретно спортсменам у международного паралимпийского комитета нет, но поскольку на государственном уровне по заявлению Ричарда Макларена, Международный паралимпийский комитет отстраняет Российский паралимпийский комитет и поэтому спортсмены на Паралимпиаду поехать не могут. Владимир Петрович, вы почти 20 лет уже паралимпийский комитет возглавляете, как вам кажется в какой момент все пошло не так?

Владимир Лукин: Что-то пошло не так у олимпийцев. Была сильная атака на нас. Она шла по многим направлениям и накануне решения МОК многие газеты писали, что решение МОК принято, но круто отрицательное. Как я вам говорил, прежде всего президент МОК и его коллеги проголосовали за другое решение, тоже трудное для нас, но рациональное более менее разумное решение. А именно то, что это не сработало, видимо подняло вопрос о хоть как-то сработать, как-то уесть, унизить. Я вижу в этом очень сильные симптомы заказа.

ПЗ: А вы часть обвинения признаете? Что были подмены проб, в том, что есть конкретные фамилии, которые вы получили, да, вы их не разглашаете пока или это всё абсолютная клевета?

ВЛ: Мы можем разглашать и разглашаем, а во-вторых проблема не в этом. Проблема не в том, что мы не признаем проблемы допинга. Мы проводили специальные исполкомы, курсы, то есть всё то, что делали национальные комитеты других стран, мы делали. Вдруг нас исключают. На каком основании? На том основании, что якобы, там в докладе Макларена сказано: «кажется или существует симптомы», называются определенные имена. Но скажите, пожалуйста, это должно быть расследовано. У нас сразу была создана комиссия во главе со Смирновым для того, чтобы расследовать. Восьмого числа она должна была собраться и начать работу. Кончено то, в чем мы были обвинены, должно быть всячески расследовано.

ВЛ: Шаги предпринимаются каждый день. Написали уже не первый призыв к Международному паралимпийскому комитету представить нам программу, дорожную карту, что мы конкретно должны сделать для того, чтобы соответствовать критериям. Пока ответа нет, хотя мы постоянно об этом напоминаем. Ответ нужен сегодня. Потому что сейчас паралимпийский комитет сказал, что он не принял решение об Олимпиаде в Корее. Но одно дело, принимать или не принимать решение, а другое дело — реально участвовать. Вот буквально через неделю начинается классификация спортсменов для участия в играх в Корее. И если паралимпийский комитет не даст санкцию на классификацию наших спортсменов, разумеется чистых спортсменов, то тогда мы просто не попадаем туда. Мы можем ехать, но куда. У нас не будет места. Мы ждем работы комиссии Смирнова, где я участвую, для того, чтобы продлить свет над тем, есть ли какие-то основания доклада Макларена.

АР: Идут суды сейчас. Мы эту тему не оставим, она такая очень важная и резонансная. Понятно, что паралимпийский комитет должен выбирать политические формулировки спокойнее. Я могу говорить всё, что угодно. Я могу сказать то, что я вижу произвол. Совершенно такая бандитская история без какой-либо подосновы есть серьезные обвинения в наш адрес, часть из которых точно лживые, а остальная не доказана. И это очень странно, что такие вещи с нами происходят. Там и в процессе судов странные вещи происходили, потому что когда было заседание КАС, например, то адвокаты делились впечатлениями, что заседание происходило очень и очень в нашу пользу. По тому, как реагировали арбитры, по тому какие они вопросы задавали и так далее и так далее.

В итоге адвокат вышел с четким ощущением, что это победа в нашу пользу, но потом что-то произошло. Может, было воздействие. Может быть просто арбитры не готовы были принимать очень смелое решение, потому что политическая обстановка очень…

ВЛ: Мы благодарны за эту поддержку и версию о том, что адвокаты были слабы, поэтому что-то произошло — безосновательные. Это сильные адвокаты и консультировались мы с очень многими адвокатами, но помогли нам в основном вот эта организация.

Источник: Матч ТВ