live
11:45 Футбол. Товарищеский матч. "Швейцария" - "Катар" [0+]
11:45
Футбол. Товарищеский матч. "Швейцария" - "Катар" [0+]
13:45
Лига наций: главное. [12+]
14:30
Новости.
14:35
Все на Матч!.
15:30
Профессиональный бокс. Всемирная Суперсерия. 1/4 финала. Трансляция из США. Р. Прогрейс - Т. Флэнаган. И. Баранчик - Э. Йигит [16+]
17:30
"Тает лёд" с Алексеем Ягудиным. [12+]
18:00
Новости.
18:05
Все на Матч!.
18:50
Хоккей. КХЛ. Прямая трансляция. "Ак Барс" (Казань) - ЦСКА
21:25
Новости.
21:30
Курс Евро. Будапешт. [12+]
21:50
Все на футбол!.
22:35
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Хорватия - Испания
00:40
Все на Матч!.
01:30
Команда мечты. [12+]
02:00
"Тает лёд" с Алексеем Ягудиным. [12+]
02:30
Профессиональный бокс и смешанные единоборства. Афиша. [16+]
03:00
Хоккей. Молодежные сборные. Суперсерия. 6-й матч. Прямая трансляция из Канады. Россия - Канада
05:30
Безумные чемпионаты. [16+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Жестокий спорт. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Футбол. Лига Наций. Бельгия - Исландия [0+]
11:00
Новости.
11:05
Все на Матч!.
11:50
Футбол. Товарищеский матч. Германия - Россия [0+]

Роман Петушков: «Отстранение паралимпийцев – серьезное унижение. Как будто нож в спину воткнули»

1 сентября 2016 14:26

Паралимпийцы Роман Петушков и Алексей Ашапатов рассказали «Матч ТВ» о том, что чувствовали после отстранения от Паралимпиады и как они справляются с ситуацией.

 

Открыть видео

Дмитрий Губерниев: Сегодня у нас в гостях люди удивительные — спортсмены с безграничными возможностями. Единственный на планете шестикратный паралимпийский чемпион, абсолютный герой Сочи — Роман Петушков. И двукратный знаменосец нашей паралимпийской команды, четырехкратный паралимпийский чемпион — Алексей Ашапатов.

Во-первых, я хочу сказать, что ваше не попадание на Паралимпиаду — это общая наша боль. Мы оторвали вас от трудного тренировочного процесса, потому что впереди соревнования, о чем говорил президент РФ. Ну давайте сразу к делу, наверное, перейдем. Как вы восприняли то, что случилось сегодня — индивидуальные иски CAS?

Алексей Ашапатов: Очень тяжело, потому что сначала мы всей душой переживали за олимпийцев наших. Допустят — не допустят. И когда их допустили, как-то уже отлегло. Думали, мы тоже пройдем. И такое вот решение, как гром среди ясного неба. Морально тяжело было все это пережить. Но сейчас, слава богу, немножко успокоились. Обстановка немного сменилась, готовимся к предстоящим соревнованиям, которые пройдут в ближайшее время.

ДГ: Роман, у Вас как с нервами?

Роман Петушков: Пошатанные чуть-чуть, конечно. До последнего надеялся, что паралимпийцев это не коснется. Это очень серьезное оскорбление, унижение в нашу сторону. Мы считали, мы так и считаем до последнего, будто нож в спину воткнули. Это очень нечестно. Филип Крейвен — президент МПК, сам инвалид-колясочник, когда был на Красной площади, мы сидели с ним рядом, он мне жал руку, смотрел мне в глаза искренне, как отец родной и говорил: «Роман, ты герой, ты представляешь? Я тебя поздравляю, ты просто сделал великое дело!»

Софья Тартакова: Это, конечно, верх лицемерия.

РП: Такое предательство потом.

ДГ: Ваша версия какая? Что сюда замешено? Потому что Крейвен в ноябре на премии «Возвращение в жизнь» при мне и при Соне говорил слова благодарности в адрес правительства РФ за поддержку нашим паралимпийцам.

АА: По моему мнению, здесь замешены наши достижения в последнее время в спорте. Это планомерная атака на нас, потому что после Паралимпиады в Лондоне, начались такие нападки со стороны МПК о сокращении классов, о переклассификации спортсменов и почему-то большинство этих действий было направлено против России.

ДГ: Т. е. там, где выступали российские паралимпийцы и где выигрывали — эти категории просто закрывались. Вы сейчас об этом?

АА: Да, определенное количество категорий закрылось, именно где мы претендовали на золотые медали. Последние наши достижения в Лондоне, на чемпионатах мира, чемпионатах Европы — мы обыгрывали те страны, те команды, которые до нас были в лидерах. Наверное, кому-то это стало неудобно.

ДГ: Ром, ну вот получается, что тебя это тоже касается. В 2018 году, но не только… Получается, что все подопечные Ирины Громовой не смогут выступить в следующем сезоне на чемпионатах мира. Т. е. зима — без наших паралимпийцев? Вот к этому все пришло.

РП: До зимней еще есть время. Мы рассчитываем, что все изменится и будет к лучшему. Допинга в своей карьере не помню и если есть виноватые, они должны быть найдены. Наказаны и объявлены всемирно. Вот этот человек провинился, он употреблял допинг. Т. е. этого вообще ничего нет. Нет никаких доказательств и разбираться с этим не спешат.

ДЗ: Как часто с вами ВАДА общается?

РП: Какой диалог может с ними быть? Они могут прийти в 5 утра на любой из сборов. Ко мне именно приходили в Швейцарии, в Канаде. Утром будят. Мне хочется поспать, у меня зарядка, первая тренировка. Т. е. я как бы в режиме. Без проблем — заходят, стучатся.

ДГ: Это же не значит, что ты все время от них убегал?

РП: Причем, ты идешь с человеком, который принимает у тебя допинг. И он не отходит. Просто даже не по себе его сдавать, этот допинг. Говорят, что можно как-то подменить. Не подменить! Он от тебя вообще не отходит. Т. е. даже я, употребляя какие-то капли в нос, или таблетки от головной боли, звоню всегда доктору своему, консультируюсь.

СТ: Знаю, что вы обращались в МПК с просьбой все-таки ответить. Вы писали лично товарищу Крейвену. Получили ли Вы этот ответ? Вы какие-то свои аргументы предоставили почему Вы невиновны и почему Вас отстранили?

АА: Было написано письмо напрямую Филипу Крейвену и еще двум заместителям с просьбой допустить до участия в Паралимпиаде. Я приложил свою историю — мою историю допинг-проб, где их несколько десятков. Они медлили с ответом. Потом уже после того, как Швейцарский суд отстранил решение о возврате нашего Паралимпийского комитета в МПК, пришел ответ на все письма наших спортсменов. Они, наверное, ждали этого решения и всем написали: «Ребята, вы не можете дальше продолжать свою борьбу». Но мы все равно не сдались и будем дальше продолжать бороться. 34 спортсмена подали еще письма, коллективный иск уже в CAS.

СТ: Есть вера, что возможно вообще вот эту стену непонимания, какой-то абсолютный верх цинизма, сломить, переломить и все будет хорошо?

АА: Ну если не мы, то кто за нас это сделает? Если мы сейчас не поборемся, не проявим силу воли, то им будет потом тяжелее.

СТ: Тут должен подключаться Паралимпийский комитет и все те люди, которые у руководства страны. Но ведь надо еще тренироваться, Ром. Как вы еще успеваете это делать? Как не опускаются руки?

РП: Я после операции. У меня как бы еще есть месяц. В сентябре, 14-го начинаю тренироваться. Как занимались своим делом, так и будем заниматься. Не будем ничего слушать, никого слушать. И будем готовиться и надеяться на лучшее. Мы сильные, слабые — не мы.

АА: У нас был сбор, который должен был закончиться 30 августа — мы должны были полететь в Рио. Сбор продолжился, сейчас ведем подготовку к соревнованиям, которые будут альтернативой. Все продолжают тренироваться в полном объеме. Очень много писем приходило, много акций по всей России в поддержку паралимпийцев. Конечно, всем низкий поклон. Всем тем, кто поддерживает. Потому что нам это дорого очень.

СТ: Вы — легенды и огромные спортсмены всего Паралимпийского движения. Как коллеги, может быть спортсмены из других стран, вас поддерживают? Есть все-такикакое-то общение? Получаете письма какие-то? Пересекаетесь?

АА: С кем я общался, ребята почему-то перестали писать. Я думаю, что давление от тренировок.

РП: У нас группа Громовой тренируется в Таиланде. И там вся русскоязычная диаспора каждый день приезжают и поддерживают наших спортсменов, не дают унывать, постоянно с ними находятся. По поводу общения — общались в facebook с лыжниками некоторыми, переписывались. Но никто не пишет. Я как бы считаю, что это давление от страны идет.

Политика — это однозначно. Уже не знают, как нас просто задавить и надавили на слабое.

СТ: Вы сейчас не разочарованы в спорте?

РП: Нет, наоборот. Спортивная злость появляется.

АА: Сейчас еще надо больше собраться, еще больше всем поддерживать паралимпийский спорт, развитие. Чтобы, когда было возвращение — мы пришли очень сильными.

СТ: Есть поддержка от российского паралимпийского комитета?

АА: Конечно, от министерства спорта, от российского паралимпийского комитета, поддержка есть, понимание есть. И сейчас просто обговариваются нюансы подготовки.

ДЗ: Если сейчас возникнет вопрос, скажем, повторного вскрытия, перепроверки сочинских проб?

РП: Пусть проверяют. Мы сдавали допинг-пробы до Паралимпиады.

ДГ: Три страны. Вопросов не было?

РП: Да. Не в России, сдавал там, у них.

СТ2: Алексей, у Вас было все-таки ощущение до последнего, что поедем в Рио? Будет Паралимпиада для нас устроена?

АА: Да. Не мог поверить, что такое решение будет жестокое. Не должно быть такого. Мы уже собрались на стадионе, чтобы, можно сказать, отпраздновать или порадоваться тому решению, что нас допустят.

ДГ: То есть, вы ждали вот этого решения, вот этих новостей все вместе? А как это было, расскажи?

АА: Группа ребят собралась, было телевидение. Приехали посмотреть нашу реакцию, все надеялись на позитив. Настраивались, шутили, подбадривали друг друга. И когда такое сообщение пришло, это правда — такой удар был серьезный.

СТ: Шок? Злость?

АА: Недопонимание: почему? За что? И как это могло вообще произойти? Для семьи это -испытание, мы на сборах находимся. Третий месяц, не заезжая домой. Дома трое детей, все ждут, переживают. Жена любимая ждет. И такая ситуация сложилась. Мы находились до недавнего времени в подвешенном состоянии. Им там тяжело, она понимает, как мне нелегко. Хорошо, что хватает терпения — такие ожидания. Все наши спортсмены очень связаны со своей родней. И те их всегда поддерживают, и родители приезжают вместе с ребятами.

ДГ: Ром, я так полагаю, что с учетом того, что восстанавливаешься и через месяц приступишь к тренировкам, ощущения безнадеги нет. Но ведь одних усилий спортсменов явно недостаточно. Вот есть хоть какие-то предположения как нам из этой ситуации выйти, чтобы поехать на Паралимпиаду зимнюю?

РП: Думаю, с этими скандалами уже будем подкованы, к сожалению. Могу сказать как готовился к Сочи, переживал. У меня там были и микротравмы, микронадрывы. Это все было с таким переживанием, а тут еще представляете — вас не пускают. Т. е. ты подготовился, ты уже уверен в себе и тут твоя уверенность падает, нужно опять собраться, опять надеяться, опять идти до конца — идти вперед, не складывая руки. Это очень тяжело. Я вот не знаю, как ребята переносят, конечно. Подбадриваем. Пытаемся как-то…

АА: Надо объединиться как-то в этой ситуации: и спортсменам, и тренерам, и руководству — всем.

СТ: Вы чувствуете, что у вас есть авторитет и что вы можете этим авторитетом многое донести?

АА: Мы будем пытаться. Все, что от нас зависит и письма уже написаны.

РП: Должны услышать. Правильно Леша говорит — надо объединяться и до конца бороться.

АА: Когда один человек, его могут не услышать. А когда мы все объединимся и будем вести эту борьбу, все будет иначе.

РП: Я думаю, и примут участие какие-то еще страны, все равно нас поддержат. Вот Белоруссия уже поддерживает, Азербайджан поддерживает. Хотя бы, не пользуется нашими квотами, которые были для нас. Америка воспользовалась, Азербайджан отказался. Приятно.