Морфий, бренди и галлюцинации. С чего началась история допинга

Морфий, бренди и галлюцинации. С чего началась история допинга

Истории спортсменов, которые принимали яды, спасались от галлюцинаций и пытались не спать по шесть дней.

В 1896 году в Нью-Йорке проводили шестидневный веломарафон. Задача была несложная: за шесть суток намотать как можно больше кругов в «Мэдисон Сквер Гарден». То есть желательно вообще не ложиться спать. Газета New York Times в своих репортажах о тех соревнованиях не особо восхищалась выносливостью атлетов: «Это соревнования чудаков, которые изводят себя до безобразия, а к финишу они напоминают трупы».

В одной из гонок спортивная знаменитость тех времен Мэйджор Тэйлор неожиданно бросил велосипед и побежал в сторону с криками: «Я не могу, не могу больше! За мной постоянно гонится человек с ножом!»

Никто кроме соперников его тогда не преследовал. У Тэйлора начались галлюцинации после применения коктейля из стимуляторов. В XIX веке резко возросло количество экспериментов в производстве препаратов, повышающих человеческие возможности. И Тэйлор был частью этих экспериментов.

Во время шестидневных марафонов (144 часа без сна) соревновались скорее химики, которые подходили к делу с разных сторон. Например, французским гонщикам давали смеси на основе кофеина. Бельгийцы принимали кусочки сахара, смоченные в эфире, остальные пили спиртосодержащие сиропы и нитроглицерин. Не исключено, что иногда химики просто наугад смешивали случайные препараты. Например, известен такой коктейль: в смесь молочного пунша и шампанского добавляли стрихнин (сильнейший яд, с помощью которого убит не один персонаж в рассказах про Шерлока Холмса) и несколько капель морфия. Хотя вполне вероятно, что можно было обойтись просто стрихнином.

Что вы знаете о допинге? Тест «Матч ТВ»

Ларри Бауэрс из Американского антидопингового агенства пишет, что атлеты пытались повысить свои спортивные результаты еще и до нашей эры. Античные греки принимали doop — так назывался сок из листьев коки. И это никто не запрещал. В специально созданном в древности музее позора отливали фигуры тех, кто подкупал судей и использовал посторонние предметы во время соревновании - это считалось главным преступлением. 

Известны случаи употребления мухоморов для повышения работоспособности. А австрийские дровосеки сотни лет назад принимали мышьяк в больших дозах, после чего рубили лес с большим энтузиазмом.

Первый смертельный случай от употребления химических веществ зафиксировали ровно за десять лет до того, как Мэйджор Тэйлор стал убегать от человека с ножом, — в 1886-м. Английский велогонщик Артур Линтон перед гонкой Бордо — Париж (600 километров), как говорят, принял запредельную дозу кофеина, смешанного с эфиром, отчего умер прямо на дистанции. Правда, по другим данным, Линтон не умер, а триумфально победил, а по-настоящему скончался только через 10 лет. И не от допинга, а от тифа.

Тогда же начались эксперименты и с органотерапией. 1 июня 1889 года известный 72-летний ученый Чарльз Эдуард Браун-Секар возбужденно рассказывал коллегам об открытии всей своей жизни. Он признался, что вот уже десять дней вкалывает себе инъекции, состоящие из крови тестикулярных сосудов, семенной жидкости и вещества, извлеченного из яичников собак и морских свинок. Мужчина утверждал, что за эти дни получил необычайный приток сил и почувствовал себя снова молодым. Правда, позже он поник, почувствовал упадок сил, вернулся к прежнему состоянию и приостановил эксперименты.

Первый случай употребления допинга на Олимпийских играх зафиксирован в 1904 году во время марафона. Этот забег стал самым странным в истории Олимпиад. Например, в числе участников был почтальон из Кубы, который долгие годы копил деньги на поездку в США, а в итоге проиграл их по дороге, сыграв с кем-то в кости. На старт он вышел в белой рубашке с длинными рукавами, брюках и туфлях на каблуке. Кто-то из жалости прорезал ему дырки на коленках, чтобы облегчить бег. Другой участник выбыл из борьбы, потому что во время забега на него напали бродячие собаки. Томас Хикс был самым профессиональным бегуном и главным фаворитом. В отличие от других у него был тренерский штаб. Но даже он заметно обессилел за семь миль до финиша. Когда все стало совсем плохо, к Хиксу подбежал человек со шприцем и абсолютно открыто ввел инъекцию стрихнина. Плюс Хикс несколько раз глотал яичные белки и запивал их бренди. Незадолго до финиша у него начались галлюцинации, а потом он вообще лег на землю. Ему снова дали яичные белки и бренди. Хикс поднялся, попытался сделать финальный рывок, но ноги его не слушались. В итоге помощники взяли Хикса на руки и дотащили до финишной черты в то время, как спортсмен просто имитировал бег, болтая ногами по воздуху. Хикса признали официальным победителем Игр, хотя ему было все равно. Он упал и был в шаге от гибели. Четыре доктора откачивали его в течение часа.

Что нужно знать о деле Романа Еременко

Согласно исследованиям, стрихнин влияет на центральную нервную систему человека. Результат этого — чувство сильного возбуждения. После приема 100 миллиграммов мышцы начинают бесконтрольно сокращаться, существенно затрудняется дыхание. Этот препарат еще известен как средство для травли крыс.

Кто-то использовал более безопасные варианты: американский бегун на 100 метров Чарли Паддок перед выходом на старт выпивал стакан хереса и глотал пару сырых яиц.

Через тридцать лет олимпийские соревнования достигли приличного уровня. Тогда же стали возникать первые допинговые скандалы. В 1932 году на Олимпиаде в Лос-Анджелесе японские пловцы выиграли кучу медалей, и хозяева уличили их в «накачке кислородом». Японцы ответили, что это не запрещено и никаким образом не влияет на спортивные результаты. Спор между политиками и учеными США и Японии на эту тему продолжался еще лет тридцать.

В 30-е годы химия вышла на новый уровень. Ученые стали действовать более осмысленно. Тогда впервые обратили внимание на «кристаллический мужской гормон» (тестостерон). Фред Кох смог синтезировать что-то похожее на тестостерон из бычьих половых клеток, бензола и ацетона. Но этот способ был крайне дорогим и не совсем понятным. Намного дешевле было производить амфетамин, который в те годы тоже шокировал своим эффектом. На стартах все чаще появлялись возбужденные и готовые к подвигам спортсмены. Влияние амфетамина на человеческие способности подтвердилось и во время Второй мировой войны. Амфетамин давали британским солдатам, когда они валились с ног от усталости, но на отдых времени не было. Это же средство в больших дозах принимали японские пилоты-камикадзе перед вылетами. Когда война закончилась, и у людей появилось время на спорт, амфетамин массово использовали на соревнованиях. Именно это средство стало причиной первой смерти в современном спорте. Во время Олимпиады в Риме в 1960 году на дистанции умер датский велосипедист Кнуд Йенсен. Причину трагедии было выяснить нетрудно — в кармане Йенсена нашли флакон с наркотиком.

Люди из МОК окончательно убедились, что что-то идет не так, когда дождались второго трагического случая. Британец Томми Симпсон упал и не поднялся во время Тур де Франс в 1967. Причина та же — слишком большая доза амфетамина, смешанного с бренди.

«Допинг и антидопинг – это одна система, как компьютерные вирусы и антивирусы». ВАДА и допинг будущего

Первый случай дисквалификации за употребление допинга получился немного смешным. Шведский пятиборец Ханс-Гуннар Лийенвалл попался не на химических препаратах, а на обычном пьянстве.

«Да я просто выпил пару бокалов пива перед стрельбой. Нервничал, понимаете?» — говорил швед, пока с его шеи снимали бронзовую медаль. На тех же Играх в организмах 14 человек нашли следы транквилизаторов, но их не тронули и оставили результаты в силе. В листе запрещенных препаратов не было ничего сказано ни про какие транквилизаторы. 

Текст: Павел Тихонов

Фото: Getty Images

Поделиться в соцсетях: