«Когда меня не отпустили домой, рыдала двое суток». История вице-чемпионки Рио-2016

«Когда меня не отпустили домой, рыдала двое суток». История вице-чемпионки Рио-2016

Наказание без преступления, двойная дисквалификация и эмоциональная яма — велосипедистка Ольга Забелинская рассказала «Матч ТВ», как достается олимпийское серебро.

Когда Международный олимпийский комитет только объявил, что российские спортсмены, у которых уже были проблемы с допингом, не должны выступать в Рио, вспомнились две фамилии: Ефимова и Забелинская.

В 2014 году в пробе российской велогонщицы нашли следы запрещенного октопамина. Это жиросжигатель. Велосипедистам он может только навредить, потому даже представители ВАДА сомневались, что в организм Забелинской он попал преднамеренно.

Во время разбирательств, которые длились больше полутора лет, Ольга не провела ни одного официального старта.

— Это было самое сложное время в моей карьере, особенно первые полгода, — вспоминает Забелинская. — Мне постоянно твердили: «Еще неделька и все закончится, неделька — и будешь выступать». И так каждый день. Это продолжалось очень долго. И все это время приходилось держать себя на пике формы. Когда терпения практически не осталось в международной федерации предложили компромисс: я признаю, что меня дисквалифицировали законно, при этом пропущенные полтора года идут в счет дисквалификации, и выйти на старт можно хоть на следующий день. В противном случае — суды затягиваются на неопределенный срок, вплоть до Олимпиады в Рио, которую, скорее всего, придется пропустить.

— И вы согласились на условия федерации.

— Не сразу. Сначала сказала, что не пойду на такое. Почему я должна сама себя обвинять, сама сажать себя в тюрьму? «Но мы же знаем, что ты не виновата, и ты знаешь», — заявили мне в федерации. — Прими эти полтора года. Они все равно уже прошли». Постоянно прокручивала в голове эту фразу, когда летела домой с одного из слушаний. И поняла, что могу быть чуть менее категоричной. Лучше выйти на соревнования уже завтра, чем бесконечно ходить по судам, тратить силы, нервы и деньги.

— Почему судебные слушания так затянулись, если даже в международной федерации признавали вашу невиновность?

— Есть несколько причин. Слишком много сторон было задействовано в разбирательствах. Нужно было провести какие-то опыты, найти людей, которые с медицинской точки зрения могли бы объяснить, как этот октопамин попал ко мне в организм. По ходу расследования выяснилось, что подробно это вещество изучил только один эксперт, который живет в Италии. В итоге мы его разыскали, он дал показания, объяснил все. Но мне заявили, что итоговое решение не может основываться на словах одного человека, потому что эти слова некому подтвердить или опровергнуть. При этом директор лаборатории ВАДА как раз и пытался опровергнуть слова нашего свидетеля. Это было даже смешно. Профессору, который потратил больше 15 лет на медицинские исследования и опыты, пытался что-то противопоставить директор лаборатории, основная работа которого заключается в том, чтобы вскрывать пробирки с анализами. Это могло длиться бесконечно долго.

— Вы решили взять всю вину на себя и спокойно тренировались, пока МОК не опубликовал критерии отбора для российских спортсменов.

— И я поняла, что Олимпиада в Рио для меня закончилась. Это был какой-то замкнутый круг: либо сразу идешь в CAS, оправдываешь себя полностью, но не успеваешь к Играм, либо готовишься и в последний момент узнаешь, что больше не соответствуешь критериям МОК, а, значит, тоже пропускаешь Игры.

— Несмотря на все это в Рио вы все же прилетели.

— У нас был запланирован сбор, оплачено проживание, билеты. За день до церемонии открытия он закончился, все ребята разъехались по домам, а я — зарегистрировалась на рейс. Билет был на 5 августа.

— Кто помешал уехать?

— Вице-президент нашей федерации. Ходил за мной и повторял: «Давай не полетим, перенесем дату вылета на завтра». А я понимаю, что там соревнования, значит, все перекроют, и я просто не смогу добраться из гостиницы в аэропорт раньше, чем через 3 дня. Мы жили в отеле возле трассы, потому что в деревню без аккредитации не заселяют. Я терпела до последнего, но когда сказали, что надо менять билет, рыдала двое суток. Настроилась морально на одно, а получилось совершенно другое. Нервы сдали.

— Когда узнали, что все-таки сможете принять участие в Олимпийских играх?

— Если честно, не помню. Кажется, поняла все, когда адвокат Юлии Ефимовой сообщил, что ее иск удовлетворен, а правило двойного наказания отменено. У нас с ней была похожая ситуация.

— Читала, что вы были не совсем готовы к гонке — не весь инвентарь приехал с вами в Рио.

— Так и есть. Мы ехали на обычные сборы, думали, что точно не будем стартовать. В итоге инвентарь довозили частями, уже после открытия Игр. Запасные велосипеды, например, пришли буквально вчера. Даже из олимпийской экипировки взяла только один костюм. На награждение пришлось брать парадную кофту у нашего массажиста. Но больше всего проблем было с шестеренками. Их вообще привезли в последний момент люди, которые к велоспорту никакого отношения не имеют. Без них выступать было бы очень сложно. Трасса оказалась немножко не такой, на которую мы рассчитывали.

— После нескольких падений в первый же день соревнований ее стали называть чуть ли не самой опасной в мире.

— Не самая опасная. Падали те, кто не справился с управлением велосипеда. Это могло произойти в любом месте. Единственный момент — вдоль всей трассы очень глубокая бетонная канава. Здесь лучше не падать. А так дорога хорошая. Весь круг — 140 км — заасфальтирован. Все ровно.

— На олимпийских играх в Лондоне вы выиграли две бронзы, в Рио — серебро, дождетесь Токио, чтобы побороться за золото?

— Почему нет? Все возможно. Правда, никто не знает, что меня ждет в ближайшие четыре года. Но если исходить именно из личного опыта, добраться до золота будет еще тяжелее. Бронзовые медали в Лондоне я выигрывала несмотря на возраст и сложный диагноз в медицинской карте (во время Олимпиады-2012 Ольге было 32 года, еще в детстве у нее обнаружили порок сердца — «Матч ТВ»), право на серебро в Рио получила только после того, как закончился допинговый скандал. Боюсь представить, что будет в Токио. Хотя, может, это у меня просто настроение сейчас такое. Я сейчас в эмоциональной яме. Очень устала.

Текст: Марина Крылова

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

Поделиться в соцсетях: