Видео
9 декабря 2016 15:05

Специальный эфир «Матч ТВ»: итоги второй части доклада Макларена

Как воспринимать новое заявления главы независимой комиссии ВАДА?

Как воспринимать новое заявления главы независимой комиссии ВАДА?

Дмитрий Носов, бронзовый призер олимпийских видов

Чем масштабнее ложь, тем сложнее ее поймать. Ребят, видимо, совсем заклинило, они путают берега и идут, наверное, до конца. На это просто смешно смотреть. Опять агенты ФСБ. Наверное, сам Путин ими дирижировал и тайно вскрывал эти банки. Этот ужастик делают для европейского или американского обывателя. Чтобы нагнать жути, опять-таки перевести все это в политическую плоскость. Доказательства как обычно никому не нужны.

Артем Пацев, спортивный юрист

В данном случае нарушен фундаментальный принцип, который положен в основу всей системы антидопинговой работы в мире. Он таков: спортсмен имеет право быть уведомленным о том, что с его пробой производятся какие-то манипуляции, — заявил Артем Пацев в эфире телеканала «Матч ТВ». — И если ни одному спортсмену, как я понимаю, не было предложено присутствовать при вскрытии этой пробы «Б» и смотреть, что за царапины там на самом деле присутствуют, что за ДНК там обнаружены, то грош цена всем этим утверждениям.

Что касается оценки доказательств, которые используются в антидопинговой системе. Это принцип, который учитывает некоторые стандарты доказывания — баланс вероятности или за пределами обоснованных сомнений. По принципу баланса вероятности оценивается вероятность того или иного развития событий. И нам сейчас предлагают поверить в наименее вероятную версию — со вскрытием и последующим закрытием этими же крышечками емкостей с этими допинг-пробами. Хотя наиболее вероятная версия — это участие допинг-офицера на стадии, когда бутылочка закрывается.

Валентин Балахничев, бывший глава Всероссийской федерации легкой атлетики

Основой этого дела стала идея, что эти баночки вскрываются. Если эти баночки вскрываются, то как это происходит? И почему «Берлингер», обещая провести исследования, этого не сделал. Но если эти пробирки не вскрываются, при чем здесь Российская Федерация? Какое право имеют Родченков или Макларен обвинять нас в подмене проб? Ответ на этот вопрос до сих пор не получен.

Можете представить ситуацию, если контейнеры все-таки вскрываются? 5 миллионов проб, которые сейчас хранятся в лабораториях по всему миру, можно просто выбросить. И все спортсмены, которых обвиняли в употреблении допинга, могут сказать: кто-то делал это без нашего ведома. То есть разваливается вся работа антидопинговых служб.

То есть ключевой вопрос — разобраться с пробирками «Берлингер». И, мне кажется, это была в том числе и задача Макларена. Я этого ничего не увидел.

Эдуард Безуглов, врач сборной России по футболу

На Евро-2016 нас проверяли точно чаще всех остальных, взяли более ста проб. И наши футболисты спрашивали у допинг-офицеров: где гарантия, что вы эту пробирку не вскроете? Им отвечали, что это точно не возможно. То есть даже допинговые офицеры говорят, что это технически невозможно.

Елена Исинбаева, двукратная олимпийская чемпионка

Обвинять, обобщая и объединяя, очень легко. Если их попросить предоставить конкретные доказательства по конкретным спортсменам, я сомневаюсь, что их предоставят. Должны приводиться факты и доводы по каждому конкретному спортсмену, если к нему есть претензии. Уверена, впредь мы не будем принимать таких фраз, как «вы все за одно», «у вас всех все одинаково». Сегодня перед нами стоит очень сложная задача — вернуть к себе доверие. Чтобы руководители ВАДА понимали, что мы делаем все возможное, чтобы наше антидопинговое агентство заработало. Чтобы ни у кого не было сомнений в том, что чистый спорт в России существует.

Александр Тихонов, четырехкратный олимпийский чемпион

В 2010 году господин Жак Рогге, бывший тогда главой Международного олимпийского комитета, обратился к нашему президенту Дмитрию Медведеву: «Прошу обратить внимание на проблему допинга у российских спортсменов». На это наш министр спорта ответил: «МОК засуетился, потому что у российских спортсменов очень хорошие результаты». Вместо того чтобы принять какие-то меры, конкретные меры, мы ничего в течение 20 лет не предпринимали. В этом огромнейшая проблема. Никого не наказали, нигде не разбирали, у нас нет ни одной кафедры спортивной медицины. Вы помните, министр колотил себя в грудь, мол, я лично отвечу за допинг. Где хоть один наказанный?

Источник: Матч ТВ

Другие выпуски