Никита Трегубов: «С Сочи, мне кажется, ничего не сравнится»

19 февраля 2018 09:58
Никита Трегубов: «С Сочи, мне кажется, ничего не сравнится»
XXIII Winter Olympics, Pyeongchang, Republic of Korea. Skeleton. Nikita Tregubov (RUS) 2 place. / Фото: © Андрей Голованов и Сергей Киврин

Серебряный призер Олимпиады-2018 скелетонист Никита Трегубов рассказал, как проходила церемония награждения в Пхенчхане, а также признался, что к нему еще не вернулись силы, отданные соревнованиям.

–  Я видел, как проходили церемонии награждения в Сочи. Там было намного больше народу, чем здесь. С Сочи, мне кажется, ничего не сравнится. Там атмосфера Олимпийских игр больше ощущалась, чем здесь, – сказал спортсмен во время видеоконференции на ОКР ТВ. –  Во время награждения ничего не вспоминал, просто наслаждался и радовался. Больше всего эмоций было на финише, а потом уже потихоньку осознал и пришёл в себя. Когда я финишировал, был полностью спокоен, радоваться было еще нечему. А когда понял, что уже в призах, это были самые большие эмоции.

– Реально ли обыграть корейца Юн Сунбина?

– В равных условиях – нет. Только надеяться на его ошибку. Но на чьи-то ошибки только дурак надеется.

– Потому что для него это домашняя трасса?

– Да, в нашем спорте этот фактор влияет очень сильно. Поэтому для меня моя медаль – как золотая.

– Как удалось побороть волнение?

– Я совсем не думал о соревнованиях. Ни о соревнованиях, ни о медалях, ни об Олимпийских играх. Выключился полностью. Думал только о семье, о близких и родных людях. Я был абсолютно спокоен, не уходил в себя, но понимал, что энергию надо копить.

– Что было на следующий день после соревнований?

– Поспал три часа, и всё. Весь день был занят, потом поехал на хоккей. Под конец меня аж трясло, потому что очень хотел спать. Сил не было вообще, они и сейчас еще не вернулись. Я очень похудел. Смотрю на еду: вроде есть хочется, а вроде и не хочется. Непонятное состояние.

– Пробовали корейские блюда?

– Нет. Специально ничего не ел, потому что это опасно. Организм должен привыкать к новой еде, может быть отторжение. Перед соревнованиями ел только проверенную еду. Но здесь даже европейскую еду невозможно есть. Не знаю почему. За то время, что я здесь, уже надоело.

– Вам страшно лететь вниз на такой скорости? Или уже привыкли?

– Никогда не было страшно. Ну, может, первый раз чуть-чуть было страшновато, но потом понял, что ничего такого.

– Вас стали чаще узнавать после серебра Олимпийских игр?

– Конечно, стали. Потому что раньше не знали (смеётся). Такого, чтобы до этого меня кто-то где-то узнал, не было вообще. А здесь и корейцы подходят, и наши ребята.

Нет связи