«Нам сказали: «Если хотите рискнуть развязать Третью Мировую, поездка в Москву — хорошая идея». Томас Бах — о бойкоте Игр-80

15 июля 19:06
Эксклюзивное интервью главы МОК.
  • 19 июля 1980 года в Москве состоялась церемония открытия XXII Летних Олимпийских Игр
  • Ту Олимпиаду из-за ввода войск СССР в Афганистан бойкотировали более 60 стран
  • Спустя 40 лет нынешний президент Международного олимпийского комитета Томас Бах рассказывает, как в ФРГ принимали решение не ехать на Игры 

— Вы представляли атлетов ФРГ на открытых дебатах по поводу бойкота Олимпиады в Москве, какие ваши воспоминания об этом?

— Это было очень тяжелое время, и для спортсменов оказаться услышанными было практически невозможно. С одной стороны были атлеты, к которым не прислушивались спортивные организации, а с другой — эти самые организации, национальные олимпийские комитеты и МОК, которые имели очень ограниченное влияние на политические вопросы — можно сказать, нулевое.

И это были очень жаркие дебаты, прежде всего среди спортсменов. На первой встрече я был избран главой комитета спортсменов и сразу попросил принять мою отставку в случае, если большинство атлетов будет за бойкот. В конце концов мы выступили единым фронтом — большинство спортсменов высказывались в пользу поездки в Москву. Но в обществе это порой воспринималось не настолько однозначно. Мы думали, что боремся за правильный курс, но порой я слышал обвинения в том, что я коммунист, что несу ответственность за судьбы всех людей в социалистическом блоке и так далее.

Так что это было непросто, и затем, на второй встрече, куда пригласили высокопоставленных западногерманских военных, нам показали карту с танками, трубопроводами и прочими вещами, рассказали сценарии [конфликта] и завершили все это словами: «Если вы хотите рискнуть развязать Третью Мировую войну, то поездка в Москву это хорошая идея», добавив: «Еще очень долго ни один западный спортсмен и чиновник не ступят на московскую землю». Но уже через два месяца первые из них уже были там [под флагом МОК].

Так что это было по-настоящему сложное испытание.

— Что вы чувствовали после того, как ФРГ решила бойкотировать Игры-1980, и какие последствия это имело лично для вас?

— Я был очень разочарован тем, что голоса спортсменов не были услышаны. Да, я произнес речь на заключительной [перед решением] ассамблее НОК ФРГ, но меня никто уже не слушал, имел место буллинг из-за политического давления со всех сторон. Это было очень больно, и возник вопрос: «Что можно сделать, чтобы подобный бойкот больше никогда не повторился в будущем, для следующих поколений спортсменов?». И тогда мне поступило предложение от тогдашнего президента НОК ФРГ Вилли Дауме: так как я был готов присоединиться к НОК в качестве индивидуального члена, он изменил статуты НОК, чтобы я как представитель спортсменов мог войти в исполком. Я ответил согласием, потому что хотел, чтобы подобное никогда больше не повторилось. И это мотивирует меня до сих пор — желание дать возможность всем чистым спортсменам в мире получить шанс участия в Олимпиаде.

— Вы помните, что делали 40 лет назад, когда Игры начались без вас?

— Мало что сохранилось в памяти. Я даже не помню время трансляций Олимпиады на немецком ТВ. Есть [в голове] какой-то образ тех Игр, но я не могу сказать, что внимательно за ними следил.

— Спустя 40 лет как вам кажется — тот бойкот достиг каких-то целей?

— Он ничего не достиг вообще. И это было признано всеми основными фигурами того времени в ФРГ, которые спустя пару месяцев в общении со мной признавались, что совершили ошибку, находясь под давлением канцлера Гельмута Шмидта, который выступал за бойкот. Но даже он, в 2008 году, признал эту ошибку.

Посмотрите на факты: советская армия, чье вторжение в Афганистан было причиной бойкота, осталась там более чем на девять лет. Спортсмены многих стран стали жертвами не только того бойкота в 1980-м, но и ответного, в 1984-м, который был местью [соцлагеря]. Два поколения спортсменов были лишены олимпийской мечты, оказалось, что они годами готовились к… ничему. Они были наказаны за то, к чему не имели никакого отношения, что никогда не поддерживали. Так что любой, кто задумывается о бойкотах, должен извлечь урок из этого исторического примера — бойкоты в спорте не дают ничего, кроме боли для спортсменов и населения [бойкотирующей] страны, которое лишается возможности разделить гордость и успех со своей олимпийской сборной. Бойкот противоречит всему духу олимпийского движения, всем ценностям, которые мы имеем и за которые боремся в спорте.

Томас Бах / Фото: © REUTERS / Denis Balibouse

— В чем заключается роль Олимпиады сейчас?

— В объединении всего мира под эгидой мирного соревнования без какой-либо дискриминации: расовой, социальной, культурной или политической. И это то, чего мы добились — спортсмены из всех 206 национальных олимпийских комитетов, а также представители команды беженцев МОК объединены в одном соревновании, живут вместе в Олимпийской деревне без какой-либо дискриминации, обмениваются мнениями, дискутируют, и это создает атмосферу дружбы, понимания, уважения и солидарности. Это то, что мы называем олимпийским духом. 

Источник: Матч ТВ