Чистюли-японцы дотерпели до финиша. Мы тоже. Аригато, Токио! 10 итогов Олимпиады

Чистюли-японцы дотерпели до финиша. Мы тоже. Аригато, Токио! 10 итогов Олимпиады
Фото: © REUTERS / Thomas Peter
«Матч ТВ» оглядывается на минувшие Игры с благодарностью, сожалением, радостью и возмущением.

Лукавство медального зачета

Люди научились вращать таблицу наград как им удобно. Никто до сих пор не установил закон, по которому определяется итоговое место. На сайте olympics.com, допустим, есть возможность, кликая колонку, полюбоваться своей страной хоть по числу побед, а хоть по числу пьедесталов.

Молчит про медальный зачет и Олимпийская хартия. Игры считаются состязанием атлетов, а не стран. И в этом, конечно же, огромное лукавство. Боление за своих — главный олимпийский движок, суть и сердце этих соревнований. Без национальной окраски чемпионы не облачались бы в флаги на финише, а мы не стонали бы от волнений в пять утра, переживая за тех, чьи имена узнали пять минут назад, давайте это признаем. Не могу представить Олимпиаду и любые другие соревнования без привязки к национальному самосознанию. Его воплощение — медальный зачет. И в нем Россия пятая. Или третья.

Особой разницы не вижу, честно говоря. В Афинах у нас было 28 золотых медалей (всего 90), в Пекине 24 (60), в Лондоне 20 (67), в Рио 19 (56), в Токио 20 (71). В последовательности можно обнаружить как регресс, так и оптимизм. Если вывести из уравнения японцев с их 27 домашними экстра-победами, мы выступили примерно на своем уровне. Хотя в легкой атлетике, помним, были представлены в Токио лишь десятью участниками. А уж если понадеяться, что никого из россиян в ближайшие годы не лишат наград из-за допинга, японская Олимпиада — однозначный успех.

Станислав Поздняков с дочерью Софией Поздняковой / Фото: © РИА Новости / Рамиль Ситдиков

Вместе с тем не хотелось бы путаницы между болением за родину и болением за государство. Спасибо всем причастным за то, что кормят профессиональный спорт деньгами налогоплательщиков, но мы до сих пор не знаем, помощь это или помеха в глобальном смысле. Восемь из десяти первых стран медального зачета имеют другую модель финансирования спорта. При этом девять — меньше нас по территории, семь — по численности населения. Сугубо математически КПД той системы выше. Переход на нее вышел бы слишком болезненным, но если и когда это случится, придет понимание: главная ценность страны — спортсмены и тренеры. Болеть за них не расхочется ни при какой системной надстройке.

Скандал в художественной гимнастике

Сестер Авериных жалко. Умницы, красавицы, с мячом-лентой-обручем-булавами на «ты». Значит ли это, что чемпионка Линой Ашрам выступала плохо? Нет, и Дина, и израильтянка выступали хорошо. А когда двое выступают хорошо, но побеждает один, первое, что приходит в голову — засудили.

Дина и Арина Аверины в ожидании финальной оценки / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

За два последних дня Россия дошла до погружения в гимнастические протоколы и состав судейской коллегии, хотя прежде, уверен, мало кто знал, сколько арбитров участвуют в этом шабаше и есть ли они вообще. Оценки выставляет табло — этим знание предмета исчерпывалось.

Странно, однако, что опросив десятки экспертов и разобравшись на коленках с коэффициентами сложности, мы так и не поняли, что это было. Засудили или нет? А если да, то почему?

Что мы знаем, к примеру, о полюсах влияния в современной художественной гимнастике? Только то, что Ирина Винер-Усманова долгие годы считалась одним из них. Сейчас что-то изменилось? От нее устали? Каковы нынче источники финансирования международной федерации, старейшей в мире из всех спортивных? Ее президент Моринари Ватанабе возглавляет FIG с октября 2016 года, для него это первая Олимпиада в новом качестве. Такое играет роль?

Моринари Ватанабе / Фото: © Mike Egerton — PA Images / Contributor / PA Images / Gettyimages.ru

Первым вице-президентом FIG, между прочим, является банкир Василий Титов, некогда заместитель председателя правления ВТБ. И этот банк, по данным СМИ, перечисляет Международной федерации миллион долларов в год. Моринари не нужны деньги? Титов, который еще и вице-президент ОКР, недостаточно влиятелен? Что вообще происходит?

Сейчас Олимпийский комитет России направил в FIG протест по судейству наших художниц. Очень надеюсь, что вскоре на свет появится толковое и полное разъяснение. Не надо считать публику идиоткой: требуется развернутая презентация с видео, с судейскими ошибками, обведенными в красный кружок, с занижением баллов за одинаковые элементы у наших и не наших, с конкретными наказаниями конкретных арбитров. Художественная гимнастика — темный лес, но в нем есть какие-то правила. Безумно утверждать, что мнение дюжины арбитров — сакральная истина, что только они жрецы и толмачи параграфов.

Без правил игры играть невозможно, а когда эти правила неведомы ни участникам, ни зрителям, это абсолютный бред и повод добавить к «быстрее, выше, сильнее, вместе» слово «честнее».

Если выяснится, однако, что наших судили в границах балльных «вилок», придется поведать и об этом. Вот прямо так и сказать: «Зря мы называли судей киллерами и тварями, оказывается, наши девочки действительно выступили хуже». В противном случае — немедленно в CAS. Либо в FIG, менять правила.

В спорте не может быть такого, чтобы одинаковое оценивалось по-разному. Да что там в спорте — в жизни. Когда после каждого выступления подается протест, грош цена такой гимнастике и такому судейству. Сидят по пять минут, думают, ставят оценки и потом сами же их меняют, накидывая по полбалла. Вы о чем думали? Вы чем смотрели? Вы зачем здесь вообще? Пусть боксеры, фигуристы, синхронистки, прыгуны в воду тоже начнут подавать протесты, а судьи станут опровергать сами себя по десять раз на дню. Как вам такая Олимпиада?

Ирина Винер-Усманова / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

Вот, кстати, пример не из гимнастики. Почему в спортивной ходьбе не ввести электронную фиксацию фазы бега? Есть еще кривое колено, да, но для начала внедрим хотя бы датчики отрыва от земли. И сразу сгинут придорожные люди со штрафными карточками, а вслед за ними и разговоры: «Бегут все — снимают некоторых». Придется обнулять таблицу рекордов, потому что толпа во избежание санкций пойдет медленнее, но это лучше, чем слушать каждую Олимпиаду: «Верхнюю Вольту опять унизили!»

В гимнастике, к сожалению, подобное невозможно. Но мир имеет право знать, что произошло. Кто кому перешел дорогу? Кто кому отдал приказ? Где заседает антироссийский обком? И почему только в художественной гимнастике, а не в спортивной, например?

Впрочем, это вопросы уже второго порядка. А первого — поднимите нам веки, покажите безобразные баллы за идеальные элементы. С фамилиями. Иначе получится немножко лузерское сотрясание воздуха.

Мария Ласицкене

Именно так, одиночным упоминанием. Сама себе величина, мученица и героиня.

История Марии широко известна: путь к цели не благодаря, а вопреки. Гениальная спортсменка с гениальным тренером — против травм, обстоятельств, запретов, чужих преступлений и предательств. Муж Марии Владас Ласицкас рассказал в воскресном эфире: «Готовимся к чемпионату России в Жуковском, через три часа выступать. Звонок: «СAS решил: вы не едете в Рио». Сказал Маше. Пошла в сектор, взяла два метра, выиграла. На Олимпиаде в Бразилии победительница-испанка прыгнула 1,97».

Мария Ласицкене / Фото: © Christian Petersen / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Пережить такое — получить наотмашь бетонной стеной. Подняться, терпеть пять лет, быть все это время лучшей на планете, исковеркать травмой олимпийский сезон, выйти в сектор в нейтральном статусе — и все-таки добыть главное в жизни золото. Добыть техникой, а не силой. Упасть на колени. Заплакать, за секунду превратившись из громовержца в женщину.

Богиня, что с нее взять.

Обратная сторона Луны — вся десятка российских легкоатлетов в Токио. Это очень мало, конечно. Но это все лучшее, что есть сейчас в нашей королеве спорта. Дарья Клишина проходила у WADA и IAAF по отдельной квоте. (Может, стоило тогда предоставить ей 11-е место?) Травмировалась. Сергей Шубенков — травмировался. Василий Мизинов — снят с дистанции за нарушение правил спортивной ходьбы. Такое, понятно, не угадаешь. И все же мы лишились в Токио почти трети своей мизерной делегации. У какой еще страны подобный процент выбывших?

Василий Мизинов / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

Из оставшихся семи атлетов медали взяли только Ласицкене и Анжелика Сидорова, серебро в шесте. Напомню, мы отправляли в Токио — с известными поправками — все лучшее, что есть в российской легкой атлетике. Привет тем, кто ее добивал и насиловал, участвуя при этом в выборах президента Сенегала.

Тхэквондо и баскетбол 3×3

Два золото, серебро и бронза, первое место в общем зачете, — у российских ребят в странных жилетах и шлемах. Два серебра — у уличных баскетболистов в рваных кроссовках, при том что не уличные научились проигрывать даже Мексике.

Можно много чего наговорить про необходимость взять на вооружение передовой опыт, изучить методики федераций, поклониться в пояс и окружить почетом. Все будет в точку, как ни хвали, не переборщишь. Но я предлагаю вот что. Стритбол дебютировал на этой Олимпиаде. Наши с ходу вырвались в мировые лидеры. Остальные недокрутили, не раскачались, не прочувствовали связь между доступной забавой с мячом и всемирной спортивной славой. Подождем три года. Посмотрим, удержится ли Россия в топе, разовьется ли вширь и вглубь, сумеют ли прочие добиться большего. Тогда и станет ясно, насколько мы хороши в прогрессе, в удержании высот, в ковке пока еще горячего железа.

Хотя тхэквондисты, надо отдать им должное, развиваются и растут. В Сиднее, Лондоне и Рио у нас были четыре медали, ни одной золотой. Теперь же просто праздник какой-то. И они, и баскетболисты 3×3 — суперюги! Дай бог, чтобы и через три года всех порвали. Может, дело вовсе не в задержке конкурентов, а в том, что классно бить, стоя на одной ноге, и классно играть на одно кольцо нам дано свыше.

Ни одного золота в командных игровых видах

Что-то, конечно, было поражением, но что-то и победой. Серебро волейболистов, гандболисток и «пляжников» — топ, драка и преодоление. Теннисисты — святые, хотя их вид спорта все же индивидуальный. А больше у нас в финалах и не было никого. Кто же тогда среди проигравших, если почти все победители?

Те, кто не отобрался на Игры. Баскетболисты и баскетболистки, гандболисты, ватерполисты. Можете представить в олимпийском турнире наших футболистов и футболисток? Непересекающиеся сущности.

Точно так же, как нельзя подвести единую базу под ноль побед у игровиков, невозможно требовать от них прорыва к Парижу-2024. Каждый вид несчастлив по-своему. Но кое-что их все же объединяет. Тренер ватерполисток жалуется: нет своей базы, федерация семь лет без спонсора, у американок бюджет в пять раз больше. Евгений Трефилов повествует: за Уралом гандбола нет, уходит из регионов, интерес падает.

Евгений Трефилов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

С трудом представляю, чтобы американцы сетовали: до Скалистых гор водное поло в порядке, а дальше прямо пустыня, сохнет на глазах. Или французы ужасались бы волейбольному увяданию Бретани и Прованса.

Все то «макро», которое хлебаем лаптями, кажется, работает как-то не так. Чуть зазеваешься — поплыло. Хватаемся за все сразу — детей, взрослых, мастеров, клубы. Суровая централизация. На выходе — без побед в гандболе, баскетболе, водном поло и обоих волейболах впервые с Пекина-2008. Про всякие софтболы и хоккеи на траве лучше помолчать.

Успешные федерации

Борьба, стрельба, фехтование, спортивная гимнастика — в порядке. Суммарно — 32 медали, из которых 11 золотых. Половина!

Не знаю, можно ли считать это образцовой моделью, но каждую из федераций возглавляет небедный состоявшийся человек: Михаил Мамиашвили, Владимир Лисин, Алишер Усманов и тот самый Василий Титов, который имеет прямое отношение к художественной гимнастике. О подборе тренеров говорить излишне: они там есть. Как есть и опора на исторически сильную советскую школу.

Василий Титов / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

В стране, где очень много богатых людей и где разница в доходах между ними и бедными очень велика, это, скорее всего, вполне рабочая схема, защита от проседания. Государство, разумеется, финансирует и эти виды спорта, но с трудом представляю, чтобы стрелки жаловались на плохую базу, а фехтовальщики испытывали нехватку сабель. Глубоко погруженный в дела федерации хозяин плюс сильные наместники: в данном случае что-то будет работать. При этом если в стрельбе, фехтовании и гимнастике сформированы ярко выраженные центры жизни, то борьбой охвачен весь российский Кавказ и множество других регионов. Неомедаленных россиянами и россиянками весовых категорий тоже множество, целых десять. Для Мамиашвили — мощный стимул.

Случай Кристины Тимановской

Сколько разногласий между спортсменами и тренерами случилось на этой Олимпиаде? Точно не одно и не два. Сколько было ошибок с обеих сторон, с заявками ли, в выступлениях? Много. Что-то прорывалось в публичную плоскость, что-то нет. Тренеры спорили с комментаторами, президенты федераций критиковали тренеров, спортсмены снимались с поединков за медали, как тот же Джокович. Олимпиада — всегда нервы.

Однако никого не снимали со стартов за слова. Никому не подменяли забеги принудительным вылетом на злую родину. Кроме Кристины Тимановской из Беларуси.

Кристина Тимановская / Фото: © REUTERS / Issei Kato

Вытравить из ситуации политику не получится, но можно заменить ее общечеловеческими моментами. Чувство собственной важности одних не должно приводить к неважности мнения других. Отношение к атлету как к штрафбатовцу настолько укоренилось там, где за него платят и за него же думают, что возникает искреннее удивление, если атлет вдруг подает встречный голос.

Специально не ковыряюсь в спортивной составляющей конфликта, это повод для профессионального внутреннего разбора. Главное, что шокировало мир, — несопоставимость проступка и последствий. Тимановской грозило нечто большее, чем хейт в инстаграме, ей пренебрегли как личностью, заставив расплачиваться за ошибки других. Патриотизм такого рода довольно беспощаден.

Мир успел отвыкнуть от подобного отношения к людям. Ему напомнили: кое-где оно сохраняется. Скорее всего, это ударит теперь по белорусскому спорту. В ответ следует ждать заявлений о белорусофобии. Ничего нового. Спортсменов жалко.

Российские лидеры заканчивают карьеру: что дальше?

До Парижа три года. Уходит пловец Чупков, прыгун в воду Минибаев, ватерполистка Соболева, гандболистка Кузнецова. Приостановит выступления Вяхирева. Тяжко представить, что в полном составе закончит сборная синхронисток. Крепко задумались сестры Аверины.

Если у одиночников это тянет на естественный процесс, хотя Чупкову лишь 24, то потеря целых бриллиантовых команд в синхронном плавании и гимнастике ужас не рядовой. Мы не знаем, сколько в запасниках столь штучного товара. А времени для тех видов, где царствует автоматизм, очень мало.

Тем большего уважения заслужат федерации, сумевшие найти равноценную замену. Это и называется традициями, корнями, истоками, национальной спортивностью. Если есть плодоносная почва и системный полив — что-то вырастет. Главное, чтобы вслед за урожаем не ушли агрономы.

Без флага и гимна: неприятно, но терпимо. А вот как быть с причиной?

По крайней мере, половина страны узнала, каков он, Концерт для фортепиано с оркестром № 1 Петра Чайковского. Слух ласкал, душу грел, сомнений, в честь кого исполняется, не возникало. Наши остались нашими.

Однако в конце следующего года подойдет срок исполнения дорожной карты WADA, спущенной в РУСАДА и необходимой для того, чтобы вернуть соответствие. Эта сухо названная процедура, — единственный законный инструмент, с помощью которого мировой антидопинг может давить на Россию. Не будет соответствия — не вернутся ни флаг, ни гимн, ни, вероятно, равные с другими возможности для российских спортсменов и команд. Не поможет даже то, что на этой Олимпиаде Россия была чистой. Вскрытия покажут, но почти уверен в этом. Именно Россия, а не отдельные спортсмены. Все мы понимаем, что это не одно и то же.

Заур Угуев / Фото: © REUTERS / Piroschka Van De Wouw

Только вот исполнять дорожную карту WADA должно совсем не РУСАДА. Наше антидопинговое ведомство — болевой узел, от которого мало что зависит. В эту точку бьет электрошокер — трясет весь организм. И главный камень преткновения — база данных московской лаборатории, имеющая следы манипуляций. Без признания российской стороной этого факта и предоставления WADA исходной базы санкции продлят еще на два года. Потом еще на два. И так далее.

Празднуя успех и делая выводы из неудач Токио, стоит помнить: если снова спустим все на тормозах, через полтора года нас лишат флага и гимна в Париже-2024.

Почтение героям

Стритболист Карпенков с оторванной подошвой. Латыш Круминьш, порывавшийся играть с травмированной ногой в том же финале. Два бесланских призера-борца со страшной историей за плечами. «Пляжник» Красильников, на стопу которого упал соперник. Глаз Бобровниковой, проткнутый французским пальцем. Дзюдоистка Таймазова с заплывшим веком. Чемпионка мира по семиборью Катарина Джонсон-Томпсон, повредившая ногу на двухсотметровке, но ковылявшая к финишу, чтобы не быть снятой с дальнейших видов. Американская прыгунья Санди Моррис, у которой в секторе сломался шест. Многие другие, покидавшие Олимпиаду на колясках и сходившие с дистанции из-за дикой жары.

Мадина Таймазова / Фото: © REUTERS / Annegret Hilse

Игры были и остались местом пиковых ристалищ. В Токио ехали, чтобы оставить там кусок жизни, временами значительный. Пот, кровь, слезы, — Олимпиаде удалось сохранить свой высокий жертвенный престиж. Она по-прежнему пример и приманка, событие с огромной концентрацией героизма на единицу пространства.

А теперь уже и история. После этих Игр будет что вспомнить хотя бы потому, что разница во времени требовала жертв и от смотрящих Олимпиаду. Ковидный мир любовался праздником через пестрое окно телевизора. Чистюли-японцы дотерпели до финиша. Мы тоже. Было классно. Аригато, Токио. 

Читайте также: