«Иванова умница, но для медалей нам нужны чужие ошибки». Интервью Альберта Демченко

«Иванова умница, но для медалей нам нужны чужие ошибки». Интервью Альберта Демченко
Альберт Демченко / Фото: © РИА Новости / Владимир Астапкович
Трехкратный серебряный призер Олимпиад экс-старший тренер сборной России — о бронзовом успехе землячки, падении дочки и неудачах российских мужчин.
  • Татьяна Иванова на Играх в Пекине принесла России историческую медаль в женских санях
  • Иванова завоевала бронзовую медаль, уступив немкам Натали Гайзенбергер и Анне Беррайтер по сумме четырех попыток
  • Медаль Ивановой стала первой в истории России в женском одиночном зачете

— Перед Олимпиадой вы сказали: «Медаль любого достоинства станет успехом». Медаль есть. Не кажется теперь, что одной маловато?

— Сегодня для нас был хороший, счастливый день. Если в эстафете получим от соперников подарки, можно и там что-то зацепить, возражений нет. Дело не в разыгравшемся аппетите, а в том, как сложится командная дисциплина.

— Ваши предчувствия? Или прогнозы?

— Возьмем медаль, если оба российских участника и двойка пройдут трассу стабильно, а соперники совершат ошибки.

Открыть видео

— Без чужих ошибок вариантов нет?

— Австрийцы очень сильные во всех трех компонентах, когда не ошибаются, едут быстро и двойка, и мужик, и Эгле. У немцев будут выступать два олимпийских чемпиона и экипаж уровня призовой тройки. Кто еще? Латыши крепкие. У итальянцев неплохие шансы, правда, дошли слухи, что бронзовый призер в одиночке Фишналлер после награждения сдал положительный тест. Надо ждать определенности, без Доминика будет полегче. Но экипаж у итальянцев сильный, единственное — девочка чуть послабей Тани Ивановой. Так что два первых места потенциально ясны, за бронзу намечается битва. Если кто-то ошибется, появится шансик.

— У женщин Таубитц лидировала, но упала — и все равно седьмая. Почему немцы такой недосягаемый космос?

— Девчонки у них всегда были на высоте. Австрийка Эгле тоже упала и стала четвертой, а они с Таней потенциально разбавляли немецкую тройку. Сильных-то женщин в мире всего человек шесть, на мой взгляд. Американки еще выстреливают, но не всегда.

— С дочерью говорили после ее падения накануне?

— Говорил. На выходе из 13-го виража сани слегка не дожала, была выше нормы, начала уворачиваться от борта, получилось падение нехорошее.

— Сознательно рисковала или ошиблась в элементе?

— В санях нет такого понятия — «сознательный риск», оно на совести комментаторов. В наших видах спорта не рискуют, это все равно, что сказать «пловец рискнул». Есть четко выверенная траектория, по которой должен ехать саночник. Любое отклонение — ошибка, а не риск. Все заранее смоделировано и прокручено в голове много раз. Единственное, в чем саночник может рискнуть, — чуть пониже опустить голову, остальное — огрехи пилотирования. В «Формуле-1» идеальная траектория или входы в поворот тоже многое решают, но там можно позже затормозить, это и будет риск. А у саней нет тормозов, поэтому задача — не отклоняться от оптимальных кривых.

Виктория Демченко / Фото: © Julian Finney / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Сильно дочка расстроилась, сорвав заезд?

— Она у меня стойкая. Плакала или нет, не знаю: дочь в Пекине, я в России.

— Судя по тому, что Виктория вышла на следующие заезды, обошлось без серьезных ледовых ожогов.

— В санях падение  —привычное дело. Главное — ноги не совать в какие-нибудь стыки, когда катишься по трассе. Тогда максимум проблем — синяки на попе. Все-таки лед довольно гладкий.

— В превосходстве тех же немок, по-вашему, какой процент качества саней и какой — мастерства пилота?

— Я бы исходил из 80 на 20. Не только у немок — у всех. Но любыми быстрыми санями, надо помнить, управляет человек, который должен быть адекватным. Вы не посадите за руль гоночного болида «чайника», потому что он разнесет машину, правильно?

— При более-менее равной подготовке пилотов сани, согласитесь, решающий фактор.

— Если подготовка одинаковая, сани вывозят, да. Сложно сказать, что происходит с их подготовкой в этом сезоне, в частности, у наших мужиков. Есть приличный проигрыш, особенно у Репилова. Год назад его сани были очень быстрыми, теперь с ними что-то сотворили. Не могу даже предположить что.

Роман Репилов / Фото: © Julian Finney / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— В конце ноября сани Репилова застряли в Китае после этапа Кубка мира и добирались домой дней двадцать. Это может быть причиной?

— От того, что застряли, сани ведь не стали хуже?

— Репилов не имел возможности с ними работать, катался на чужих.

— Он же и в Китае на них не выступал, хотя сани считались боевыми и были при нем. Наверное, ошиблись мужики с точки зрения стратегии. Может, Репилов надеялся на что-то другое.

— На новые сани? На доработку старых?

— Как вариант. При подготовке к Олимпиаде важна каждая мелочь, любой нюанс. Вот Иванова, скажем, едет на старых санях, и все в порядке. У нее как был механик Васин, так и остался. У Репилова новые тренеры, новые механики. Что творят с санями, прокомментировать не могу, потому что не знаю.

— Репилов в интервью Sport24 сказал: «У людей, которые работают в команде и с командой, отсутствует компетенция. Не найти финансирование на проверенные сани в олимпийском сезоне — их большая ошибка». На что именно не хватило денег?

— В прошлом марте, после омологации китайской трассы, в сети появилось ее видео. Желоб в рабочих ракурсах, виражи и так далее. До этого я видел трассу только в статике, на фото, а тут сразу пошли комментарии от спортсменов. Со всеми переговорил, созвонился с уже выступившими в Пекине. И обратился в федерацию с идеей готовить сани специально под китайскую трассу, потому что она другая, особая. Предложение было сформировано с учетом того, что потребуется научная группа и ее выезд в Китай на этап Кубка мира. Федерация дала понять, что не хочет тратить деньги и справится сама.

Открыть видео

— То есть финансирование боевых саней — оплата услуг ученых и логистики для них?

— Верно. Был запланирован большой объем работ: аэродинамические испытания, исследование льда, компьютерное моделирование, изготовление тестовых саней и прочее. Институт механики МГУ, с которым мы постоянно работаем, прислал обоснование и смету, высветилась определенная сумма. Но не сложилось. Хотя федерация лыжных гонок пошла на такое. Сумела разыскать деньги, отправила спецов, те масштабно все изучили, поняли, что за снег в Пекине.

У саночников работы тоже были запланированы, не знаю, почему не нашлось средств. По тому, что вижу, лед в Пекине очень жесткий, нетипичный.

— В мужских заездах нам есть что ловить на Олимпиаде?

— Честно? Если два-три экипажа у соперников упадет, будет медаль. Та же ситуация, что у женщин. Таубитц с Эгле упали — освободилась бронза.

— Еще одна фраза Репилова: «Со следующего сезона буду работать самостоятельно, тренироваться, готовить сани со своим механиком. Весь цирк, который был, он не про результат. Мое мышление никто не разделял. Поэтому придется выходить на новый уровень. Благодаря уходу Альберта этот уровень и появился». Согласны с трактовкой?

— Может, его слова неправильно интерпретировали? Я сейчас не слишком активно работаю с федерацией, перед сезоном что-то сделали с дочкой, удалось немножко подготовиться. Но любое мнение лишним не будет. Репилов — опытный спортсмен, у него свой взгляд на ситуацию. Может, сделает по-своему и получится результат. Я даже рад, что он начнет работать с санями и разбираться в механике. В России появится еще один специалист в этом вопросе.

Роман Репилов / Фото: © REUTERS / Thomas Peter

— Что говорит на этот счет мировая практика? Пилот должен доверять сани профессионалам или лично вникать в каждый технический нюанс?

— Лучше, когда все в комплексе, как и в других технических видах спорта. Смотрели фильм «Визит к минотавру»? Помните слова Страдивари, когда он отправлял своего ученика в свободное плавание? «Я научил тебя делать скрипки, рассказал про размеры и материалы. Как сделать так, чтобы они звучали, тебе придется постигать самому». Поэтому здорово, что спортсмены начнут разбираться в санях. Буду очень рад, если в России появится новое поколение механиков. Одному делать сани тяжело.

— Вы больше не тренируете сборную. В микст-зонах стало меньше резких заявлений спортсменов. Команда выиграла от вашего ухода?

— Из резких заявлений вспоминаются только слова Павличенко в Пхенчхане. Я, правда, не понял, к чему это было сказано. На тот момент Семен стал заниматься бизнесом по продаже саней. Может, я ему в чем-то мешал и Павличенко решил немножко расчистить дорогу. У него действительно все наладилось: снабжает санями украинцев, американцев и прочий блок НАТО.

Семён Павличенко / Фото: © REUTERS / Edgar Su

— Вот бы еще Россию медалями снабжать.

— Шучу, шучу, должность (член тренерского совета и президиума федерации санного спорта) не позволяет таких откровений. Но дела у Семена идут неплохо, спокойно тренируется, выступает. По результатам, правда, после корейской Олимпиады лучше не стал.

— А вам без сборной спокойнее?

— Да. И медаль Ивановой мне очень нужна. Она ведь землячка, из Чусового Пермского края. Еще одна бронза Пекина у другой землячки Насти Смирновой — в могуле. Обе воспитанницы «Огонька», детской спортивной школы, меня воспитавшей. Успехи позволят приблизить важное событие, строительство в Чусовом санно-бобслейной трассы, о которой в крае мечтают все. И дать толчок развитию родной школы.

Читайте также: