Хоккей

Барри Браст: «Может быть, в России мое семейное положение изменится, ведь русские девушки - прекрасны»

10 января 19:52
Барри Браст: «Может быть, в России мое семейное положение изменится, ведь русские девушки - прекрасны»
Барри Браст / Фото: © РИА Новости/Владимир Федоренко
Интервью голкипера, набирающего более 100 минут штрафа за сезон.

Голкипер «Торпедо» Барри Браст в интервью корреспонденту «Матч ТВ» Алексею Хитрюку рассказал о начале хоккейной карьеры в качестве нападающего, дебюте в НХЛ и вояже в Европу, поделился мнением о КХЛ, признался в любви к России, а также поведал, почему его родственники неплохо говорили по-русски, и назвал тройку лучших вратарей мира.

Автомобиль от Роба Блейка

— Я впервые встал на коньки, причем на фигурные, года в три или четыре. Родители посчитали, что сначала мне надо научиться хорошо кататься, затем уже участвовать в хоккейных баталиях. А всерьез занявшись хоккеем, играл в нападении. Думаю, у меня неплохо получалось.

— Когда же состоялась смена амплуа?

— Где-то лет в одиннадцать-двенадцать. Честно говоря, подробности уже не помню. Полагаю, что голкипер нашей команды получил травму, потребовалась замена. Выбор тренера пал на меня, и с той поры я уже играл в воротах.

— Вы родились в канадском Суон-Ривере с населением чуть более четырех тысяч человек.

— В этом городе появился на свет и мой отец, который был фермером. Любопытно, что моя мама родом из Англии, а в Канаду переехала, когда ей было 14 или 15 лет. Наша семья прожила в Суон-Ривере недолго (в 1991 году мы перебрались в Британскую Колумбию), но я хорошо запомнил те удивительные ландшафты. Реки, озера, долины, на которых изредка встречаются возвышенности, — все это представляет собой на редкость красивый пейзаж. Там живут замечательные люди, и я по-настоящему горжусь своей родиной.

— Кто из хоккеистов был кумиром вашего детства?

— Я был настоящим фанатом Марио Лемье. Для меня он являлся воплощением всего лучшего в хоккее.

— Уже в 17 лет вы оказались в США, где в течение трех с половиной сезонов выступали за команду «Спокан Чифс» в Западной хоккейной лиге. Молодому человеку трудно было адаптироваться к жизни в другой стране?

— У США и Канады много общего, так что сложностей с адаптацией почти не возникает. К тому же после переезда в США я постоянно ощущал поддержку родителей, которые навещали меня регулярно. Я учился в высшей школе Спокана (штат Вашингтон), играл за местную команду. Надо сказать, что провел там хорошее время, приобрел ценный опыт, обзавелся друзьями…

— В Спокане вас заметили скауты НХЛ, и вы в итоге оказались в системе «Лос-Анджелеса» в середине 2004-го. Вот только сыграть в лучшей лиге мира вам удалось лишь спустя два с лишним года.

— Да. Я провел за «Лос-Анджелес» 11 игр в сезоне-2006/07. Тогда мне было 23 года. Пробиться в состав было невероятно сложно, особенно вратарю. Тем не менее я счастлив, что играл в НХЛ и одержал несколько побед в составе своего клуба.

— Среди ваших партнеров 12 лет назад были знаменитый защитник Роб Блейк, нынешний капитан «Лос-Анджелеса» Анже Копитар, российские хоккеисты Олег Твердовский и Александр Фролов…

— О Блейке я могу говорить долго. У него в команде был непререкаемый авторитет. Обладатель Кубка Стэнли, олимпийский чемпион… Этот замечательный хоккеист и прекрасный человек мне очень помог почувствовать себя в команде своим. Представляете, даже один из автомобилей Роба был в моем распоряжении!.. А с Александром Фроловым мы впоследствии пересеклись в КХЛ, общались после матчей, кое-что вспоминали. Саша очень хороший игрок, он был одним из лидеров «Лос-Анджелеса».

«Не ищу повода для драки»

— Ваша карьера в АХЛ достойна отдельного разговора. Вы выиграли Кубок Колдера в составе «Бингхэмтон Сенаторс», установили рекорд лиги по продолжительности «сухой» серии (268 минут 17 секунд!), защищая цвета «Абботсфорд Хит». Однако в промежутке между этими достижениями вдруг оказались в Германии. Что явилось причиной?

— Я искал для себя новый вызов. К тому же мне было интересно очутиться в совершенно иной хоккейной атмосфере, поиграть в Европе, где никогда не был. Абсолютно не пожалел об этом решении. Я попал в хорошую команду («Штраубинг Тайгерс»), которая в сезоне-2011/12 пробилась в полуфинал в Немецкой хоккейной лиге.

— Через сезон вы снова очутились в Европе, но уже выступали за команду КХЛ — «Медвешчак» из Загреба. Опять искали новый вызов?

— Безусловно. Я много хорошего слышал о КХЛ, а сейчас уже могу сравнить эту лигу, например, с АХЛ. Правы те ребята, кто утверждает, что КХЛ — вторая по уровня лига в мировом хоккее. Я начал выступать в КХЛ в сезоне-2013/14, но даже после небольшого перерыва (сезон в Швейцарии. — «Матч ТВ») был рад снова вернуться сюда.

Фото: © Василий Пономарев

Играя в АХЛ за фарм-клубы четырех команд НХЛ, я мечтал пробиться в лучшую лигу мира. Но годы шли, а мое выступление 12-летней давности за «Лос-Анджелес» так и оставалось единственным. И, конечно, я посчитал, что КХЛ — оптимальный для меня вариант. Даже в возрасте за 30 очень хотелось выступать на высоком уровне.

— Четыре с лишним года назад вы впервые оказались в составе российского клуба — провели 22 матча за «Югру». Какими были первые впечатления от России? Чем удивил вас Ханты-Мансийск?

— Первое впечатление — очень холодно. Потребовалось некоторое время, чтобы попривыкнуть к обстановке. А когда адаптировался, то понял, что мне нравится в России — я полюбил вашу страну. Помню, меня очень позабавил один из первых походов в продуктовый магазин. Заглянул в мясную лавку, а там характерная картина: мясник в униформе в окружении кусков мяса, огромный топор, торчащий из деревянного чурбака. Красота!

— Тогда в одном из интервью вы даже обмолвились, что ваши дедушка и бабушка чуть ли не родом из Сибири. Это шутка была?

— Думаю, мои слова интерпретировали с ошибкой. Мой дед был родом из Пруссии, но долгое время жил в Сибири. А бабушка родилась на Украине и встретилась с дедом уже в Канаде. История была анекдотичная: на танцевальном вечере выяснилось, что среди всех окружающих только они говорят по-русски. Знакомство продолжилось.

Фото: Василий Пономарев

— Выступая в КХЛ за «Слован», вы добились редчайшего результата для голкипера — 106 штрафных минут за сезон.

— Это «достижение» не было для меня уникальным. В Германии я также заработал более ста минут штрафа за сезон. Правда, в АХЛ у меня не было таких «урожайных» сезонов. Возможно, в Европе судят строже, в любом случае немного по-другому. А я, видимо, не сразу привык к этому. Специально не ищу повода для драки, хотя могу за себя постоять. Хочется сделать все как можно лучше, а эмоции не всегда удается сдержать.

Смотреть на YouTube

— С другой стороны, вы один из тех вратарей, которые умело владеют клюшкой. На вашем счету уже семь результативных передач в КХЛ — недалеко и до рекорда лиги.

— У меня нет цели — обязательно отдать результативный пас. Гораздо важнее уметь контролировать шайбу, помогать партнерам вывести ее из зоны, ускорить развитие атаки или сорвать выпад соперника. Но ни в коем случае нельзя с этим перебарщивать, такая инициатива вратаря должна идти только на пользу команде. Хотя, безусловно, игра клюшкой — часть моего стиля. Если все получается удачно, испытываю даже некоторую гордость.

Канада, «Куньлунь», «Торпедо»

— В 2017 году вас неоднократно вызывали в сборную Канады. Вы приняли участие в прошлогоднем Кубке Первого канала. Еще немного — и могли бы сыграть на Олимпиаде в Корее…

— Это было бы здорово. Я регулярно вызывался в сборную и надеялся, что смогу принять участие в Играх. Но в итоге на Олимпиаду поехали другие вратари.

— С октября 2018-го вы выступали за «Куньлунь».

— Еще один неоценимый опыт. Опять-таки я попал в новую для меня обстановку, и это было очень любопытно. Доволен временем, проведенным в Китае, хотя все продлилось менее двух месяцев… А сейчас я перешел в «Торпедо», и уже все мысли связаны с этим клубом, пятым для меня в КХЛ. При определенных обстоятельствах мог оказаться в Нижнем Новгороде гораздо раньше, но все произошло незадолго до «дэдлайна». А вообще, если ты играешь, по сути, в «русской лиге», то очень хорошо защищать цвета именно клуба из России. Повторюсь, я счастлив, что могу играть в хоккей в вашей великой стране и узнавать ее все больше и больше.

Барри Браст / Фото: © ХК «Торпедо»

— Не доводилось видеть информации о вашей семейной жизни.

— Наверное, потому что я не женат. Кто знает, может, в России мое семейное положение изменится. Русские девушки — прекрасны.

— Чем любите заниматься в свободное от хоккея время?

— Летом с удовольствием играю в гольф. А еще я поклонник бейсбола. Когда был помоложе, частенько участвовал в бейсбольных поединках, теперь — в основном в роли зрителя.

— Полагаю, что хоккей вы все же смотрите чаще, чем бейсбол. Можете назвать трех лучших голкиперов мира?

— Попробую. Кэри Прайс, Пекка Ринне и Андрей Василевский.

— И в завершение несколько слов о вашей необычной хоккейной форме. Например, щитков подобной раскраски точно нет ни у кого в лиге.

— Никаких дизайнеров для разработки оригинального стиля я не привлекал. Но мне нравятся old school colours. Думаю, эти цвета подходят мне и, можно сказать, соответствуют моему духу.

Нет связи