Вячеслав Буцаев: «Самый главный урок Америки - никогда не сдаваться»

Вячеслав Буцаев: «Самый главный урок Америки - никогда не сдаваться»

Стартовавший чемпионат КХЛ для Вячеслава Буцаева впервые за три последних года - не рабочая пора. Хотя после ухода в марте из ХК «Сочи» его куда только не «сватали».

Тренерская карьера Буцаева вообще не в пример игровой стабильна. За шесть лет на мостике лишь два клуба - ЦСКА и ХК «Сочи». За 20 игровых сезонов - 19 команд! Причем, одиннадцать – североамериканские. Контраст сумасшедший.

Тольяттинский нападающий – один из самых титулованных российских хоккеистов минувшей эпохи. В его личном музее два «золота» чемпионатов России, кубок чемпиона Швеции, полный комплект медалей ЧМ и, наконец, то самое золото Олимпийских игр-1992. Тем удивительней, что из 569 его матчей в Северной Америке на НХЛ пришлись меньше четверти – 132.

Восемь сезонов Буцаев цеплялся за лучшую лигу мира. Большинство нынешних россиян трижды бы вернулись за это время. Буцаев же сделал это уже зрелом возрасте, в 31 год подписав контракт с «Локомотивом».

«50 на 50», группа «На-На» и корпоративы

- Вячеслав Геннадьевич, вы, наверное, очень терпеливый человек…

- Есть такая черта. На первом свидании, например, свою будущую прождал больше часа. Она задержалась на работе, а дозвониться до Останкино было нереально. Мобильных телефонов тогда еще не было - только двухкопеечные. Я знал, что она может опоздать: ей нужно было программу сдавать.

- Дождались в итоге?

- Да. Благо, день позволял - выходной.

- Светлана, кажется, работала в шоу «50 на 50», дико популярном в те годы…

- Да, помощником режиссера. Ее работа со многими знаменитыми артистами тех лет нас познакомила.

- Один из них, Бари Алибасов, даже был тамадой на вашей свадьбе…

- Не тамадой, а гостем. Бари поздравил нас, спел песню. Группа «На-На» тоже присутствовала. Еще Владимир Мигуля был с женой. Но это не корпоратив: все по дружбе делалось, в советских традициях.

- Хотите сказать, бесплатно пели?

- Если ваш друг - певец и вы его на свадьбу приглашаете, он возьмет с вас деньги?

- Друзья-фотографы, знаем, нередко берут деньги за подобные мероприятия.

- Значит, это не друзья. В тот период, кстати, не принято было известных артистов на свадьбы за деньги звать. Если и пели, в основном для своих. Сейчас, конечно, все иначе. И я только рад, если ребята зарабатывают.

«В Сан-Франциско впервые увидел гей-парад. Было, скажем так, непонятно…»

- Вернувшись после первого сезона в НХЛ в Россию, чувствовали себя богачом?

- Что значит богачом? Я, скорее, был самодостаточен. Определенная сумма на счету - для меня никогда самоцелью не являлась. В ЦСКА зарплата игрока, имевшего офицерское звание, находилась в районе трехсот рублей. А мой первый профессиональный контакт в НХЛ составил 350 тыс. долларов. Разница, думаю, очевидна.

- Сами в шоке от такого контраста не были?

- На уровне НХЛ это достойные деньги по тем временам. Другое дело, что мы не только из-за финансов уезжали. На фоне того, что происходило в стране, мы немногое понимали о будущем. Не знали, что будет со спортом, в каком он останется состоянии, где окажемся мы. А НХЛ являлась и является лучшей хоккейной лигой, где высочайший уровень конкуренции. Поэтому принцип спортивного совершенствования был для многих важным фактором.

- В каком звании вы находились на момент отъезда?

- Лейтенант. Уезжая, я, разумеется, уволился.

- Филадельфия, считающаяся эпицентром ЛГБТ-сообщества США, не травмировала этим фактом психику лейтенанта советской армии?

- Тогда эта тема не имела сегодняшнего охвата. Это в последние годы она стала пропагандироваться. Даже если что и было, мы просто внимания не обращали. К тому же жили мы не в самой Филадельфии, а в штате Нью-Джерси, рядом с тренировочным катком. А там и людей-то на улицах особо не встретишь. Гей-парад я впервые увидел, когда в «Сан-Хосе» играл - в Сан-Франциско они периодически проходили.

- И как отреагировал на это человек, взращенный Советским Союзом, где даже обычного секса не было?

- А я даже не помню… Но наверняка мне было, скажем так, несколько непонятно…

Страна дешевых кредитов

- Многое в Америке поначалу было непонятно?

- Конечно. Мы оказались в другом мире с другим уровнем жизни, другим менталитетом, другим языком в конце концов. Английским почти никто из ребят той волны не владел. А без языка адаптация еще дольше проходит. Ты вроде хочешь элементарную вещь сказать, но понимаешь, что не можешь. С другой стороны мы вдруг перестали безвылазно сидеть на базе. Почувствовали себя нормальными людьми, которым нужно и можно сходить в магазин, заплатить за телефон, за квартиру.

- Какое главное качество воспитала в вас Америка?

- Качества не страна воспитывает, а родители. Америка давала уроки. А самый главный и самый ярковыраженный ее принцип - никогда не сдаваться.

- Судя по тому, сколько лет вы провели за пределами НХЛ, но не вернулись, этот урок вы хорошо усвоили…

- Не я один такой. Тогда отношения между НХЛ и национальным федерациями были иными. Это сейчас, если не получается, ребята могут вернуться - в Европу, либо Россию. Контракты стали другими. Тогда эти вещи не прописывались, а у парней - семьи, которые нужно кормить, одевать, обучать. Это разные эпохи в хоккее и сравнивать их некорректно.

- Игрок Интернациональной и Американской хоккейных лиг мог позволить себе дом, машину?

- Безусловно. Не виллу, конечно, но хороший дом вполне. К тому же, не забывайте: Америка - страна дешевых кредитов. Там, наверное, процентов 90 населения живет в кредит.

«АХЛ была второй лигой мира»

- В ИХЛ, где прошла большая часть вашей заокеанской карьеры (339 матчей), вы однажды набрали за сезон 128 минут штрафа. Отыграть чемпионат, ни разу не подравшись, в ней было нереально?

- Это же не бокс - вполне реально. Я, например, нечасто дрался: на льду у меня были другие задачи. Для боев в командах имелись специально обученные люди. Конечно, ситуации разные в игре возникают. В какой-то момент необходимо постоять за себя, за команду. Стычки – неотъемлемая часть хоккея. В чемпионате СССР мы тоже дрались. Другое дело, что в североамериканском хоккее драки ярче выражены. Но лично я их специально не искал.

- Просто дочерние североамериканские лиги в России до сих пор считаются мясорубкой, которые из хорошего хоккеиста делает фарш…

- И напрасно! Это заблуждение: уровень хоккея там был очень высокий. Может его занижают те, кто оказался не готов к такому уровню? АХЛ, например, в тот момент была второй лигой мира, где интересно играли. Там хватало ребят, понюхавших пороху НХЛ. Причем ребят с именем, которые с возрастом стали проигрывать конкуренцию. Это сейчас АХЛ больше на обкатку молодых рассчитана. А тогда для возрастных североамериканцев она являлась возможностью остаться в своей стране, занимаясь любимым делом.

- Тем не менее, согласны, что как игрок вы не раскрылись в Северной Америке?

- Наверное, вы правы: свой талант я раскрыл там неполностью. Хотелось бы, конечно, иной карьеры в НХЛ. Но там не прощают ошибок и второго шанса могут не дать.

- Много ошибались?

- Нет. Скорее, изначально не в тот клуб попал. Окажись в другом - может и карьера пошла иначе. Но какой смысл сейчас об этом рассуждать? Что было – прошло, а я прошлым жить не люблю. Зато в жизненном плане эти годы стали потрясающей школой. Пройти ее – дорогого стоит.

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

Поделиться в соцсетях: