Хоккей

Михаил Сергачев: «Я бы мог написать книгу «Слово пацана из Нижнекамска», в школе тоже драться приходилось»

Михаил Сергачев: «Я бы мог написать книгу «Слово пацана из Нижнекамска», в школе тоже драться приходилось»
Михаил Сергачев / Фото: © Douglas R. Clifford / ZUMA Press / Global Look Press
Защитник «Тампа-Бэй Лайтнинг» Михаил Сергачев в интервью «Матч ТВ» рассказал о том, как отказался от соцсетей, и вспомнил свою лихую нижнекамскую юность.

Мне казалось, что на беседу с Сергачевым у нас было всего минут двадцать. Потом он с «Тампой» улетал бы на матч в Вашингтон.

Но говорили мы с Мишей больше. Он уточнил, что на выезд его не берут. И вот теперь стало известно, что Сергачев попал в долгосрочный список травмированных — играть он не будет минимум до 13 января.

Плюс только один, что разговор получился более обстоятельным. А начали мы с самой нашумевшей новости о том, что Сергачев снес аккаунт в запрещенной соцети. Как говорили в хоккейных кругах, мол, сезон у Михаила не задался, и он на нервах решил «покинуть чат». Так ли это?

Из этого интервью Михаила Сергачева вы узнаете:

  • какой стала его жизнь без соцсетей;
  • как в «Тампе» говорят играть против Овечкина;
  • каково это — жить в «сталинке» на Арбате;
  • и о трудной судьбе пацана в Нижнекамске.

«Разговаривать с женой, при этом сидя в соцсети, — ненормально»

— Как у вас выглядит обычное утро в Тампе?

— Я просыпаюсь, иду вниз, пью свои витамины и воду. А потом уже по делам. Не всегда занимаюсь йогой. Только в день игры перед утренней раскаткой. А так могу выполнить какую-то дыхательную практику. Но нет такого, что если я это не сделаю, то буду плохо играть. Тут по настроению, и я не держу себя в узде.

— Радикально ли изменилась жизнь, когда вы удалили соцсети? Или вы только сделали вид?

— Нет, я в самом деле удалил. И скажу, что как будто в моей жизни стало меньше стресса. Все равно ты даже не замечаешь, что просто взял в руки телефон, но уже полчаса провел в соцсети и непонятно зачем посмотрел кучу разного видео.

Кардинальные изменения произошли. Ведь было даже такое, что я мог играть с сыном, при этом зайти в соцсеть. Разговаривать с женой — и сидеть в соцсети. Я понял, что это ненормально, поэтому удалил приложение и полностью абстрагировался. И, думаю, в ментальном плане мне это помогло.

Вообще кто-то может сказать, что соцсети — это зло. Но это 50 на 50. Надо правильно их использовать. А я ушел немного не в ту сторону. И у меня появился рефлекс, что я могу вечно листать ленту с короткими видео. Тогда понял, что лучше сфокусируюсь на семье и на хоккее. А потом, когда придет время, вернусь.

— Это не было связано с тем, что вы на старте чемпионата стали худшим в НХЛ по полезности?

— Тут нет связи. У меня и в прошлом возникали проблемы, что я мог кучу времени скролить ленту. При этом у меня не было минусов.

«Смотрю КХЛ и черпаю для себя что-то новое»

— А с чем вы связываете свой нестабильный старт?

— Да я сам удивлялся. Не знаю даже, чем это объяснить. И не ищу виноватых. Понятно, что в каких-то голах я ошибался, и сразу прилетало. А был отрезок из матчей восьми, когда какую бы ошибку я ни делал, нам сразу забивали. И даже ты играешь хорошо, а все равно уходишь с минусом. Ничем не можешь помочь, когда забивают гол.

Объясню это только тем, что хоккей — командная игра, и твоя полезность зависит от всей пятерки. Все виноваты в пропущенном голе. Ну только если защитник остался последним и начинает обыгрывать соперника, теряя шайбу. Да и то там вратарь пропускает, можно ему предъявить.

Короче, я никого не виню. Главное, что понимаю — когда делаю ошибки, то их вижу. Работаю над этим, стараюсь исправить. И у меня не опускаются руки. Бывает такое — что бы ты ни делал, все равно схватишь минус. Но подхожу к этому так, что новый матч — как чистый лист. Выходи и играй. Если будет минус, то будет. Важно, что я отдаю себя полностью игре. Если мы пропустили в первом периоде, то есть еще два, чтобы все исправить и стать лучше. Самое главное — команде помогать.

— Никита Кучеров в этом сезоне показывает какой-то запредельный хоккей, идет на 140 очков. Он вас удивляет?

— Меня — нет. Я каждый день вижу, как он работает. Никита — молодец, пусть продолжает в том же духе. Я не хочу об этом много говорить, но у него всё в порядке.

Никита Кучеров / Фото: © Mike Ehrmann / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— У вас есть русская компания в Тампе? Или у каждого своя семья, дети — и вместе вы не тусуетесь?

— Мы последние пару лет начали чаще встречаться вне льда. Вместе смотрим UFC, ходим куда-то в рестораны и общаемся. Раньше этого было меньше. А теперь все стали семьянинами, вошли в зону комфорта, и общение стало чаще. Так что есть такая компашка, да.

— Как в «Тампе» отмечают Новый год?

— Обычно мы идем куда-то командой. Однажды мы так сделали на выезде, один раз дома пошли в ресторан. Но так, чтобы мы пришли к кому-то, еще не собирались, чтобы встретить Новый год по-русски с оливьешечкой.

— Вам интересно из Америки наблюдать за тем, что происходит в КХЛ?

— В этом сезоне КХЛ сделала прорыв, потому что начала выставлять хайлайты на YouTube. Спасибо большое, стало очень удобно.

И смотреть интересно, много знакомых играет, друзей. Вот «Спартак» начал всех разрывать, шел первым. Голдобин забивает и отдает. КХЛ — хорошая лига, интересно смотреть. И очень много классных хоккеистов. Можно даже что-то для себя почерпнуть.

— Что нового ведущий защитник «Тампы» может узнать из КХЛ?

— Я даже не про командную игру или тактику, а индивидуальные действия хоккеистов. За этим люблю наблюдать в КХЛ. Вот во многих матчах игрокам дают свободный лед. Не так, как в НХЛ ты катаешься, и на тебе будто семь человек висят. А в КХЛ можно посмотреть на индивидуальные действия игроков, на их технику. Что делают защитники на синей линии с этим пространством. Ведь в НХЛ иногда бывает так, что ты получаешь эту свободу, а к этому не привык. Начинаешь сразу бросать или шайбу отдавать. Но любопытно, как ребята в КХЛ распоряжаются этим временем.

— А что в КХЛ режет глаз после многих лет в Северной Америке?

— Раньше бросались в глаза большие площадки. Теперь от этого уходят, и это хорошо. Будет здорово, если все арены перейдут на маленькие коробки. А так нет чего-то радикально плохого. Да, в плане командной игры не все могут выступать как «Тампа-Бэй Лайтнинг» или «Вегас Голден Найтс». Видно, как у нас говорят, что команда «не на одной странице».

Но это не раздражает — наоборот, так появляется пространство, куда залезают хорошие игроки, создают что-то, показывают свою технику. Это очень интересно.

«Пока по Кубку мира нет ничего конкретного, только слухи»

— Прикольно, что КХЛ позвала футболистов на «Матч звезд»?

— Да, весело. Это новая аудитория, которую лига хочет привлечь к хоккею в России. Я не вижу в этом проблемы. Тем более, когда футболисты сами прилично умеют кататься на коньках и бросать по воротам. Если они посвящают хоккею свое свободное время, то почему было не привлечь их к «Матчу звезд»? Тем более это такие масштабные звезды российского футбола,  как Аршавин, Мостовой, Широков, Сычев. В этом плане КХЛ ставим плюсик.

Андрей Аршавин / Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев

— А здорово, что НХЛ теперь будет платить по миллиону долларов той команде, которая выиграет «Матч звезд»? Это заставит хоккеистов бегать нормально?

— Обычно на «Матч звезд» ездят миллионеры, у которых контракты по $10 млн в год. Не думаю, что один миллион долларов на команду может кого-то заставить в хоккей играть на всю катушку. Тем более, когда знаешь, что сезон длинный, и все ребята отправились на отдых, но ты должен приезжать на «Матч звезд» и развлекать публику. А сам хочешь провести время с семьей.

Вот у нас появился ребенок, и я понял, как ценен каждый день с семьей во время сезона. Все равно есть своя дисциплина, рутина. Я в этом плане понимаю ребят. Может, кого-то застимулирует миллион долларов. Но не уверен на самом деле.

— В раздевалке «Тампы» обсуждалась тема, что НХЛ может запустить Кубок мира на четыре сборные? Канада, США, Швеция, Финляндия.

— У нас прошло собрание с новым директором профсоюза игроков НХЛПА. Там он об этом говорил. Но не сказал ничего конкретного. Только лишь, что это возможно. Нам не сообщили, сколько будет команд. Только слухи разные ходят.

Хотят играть так — пожалуйста. Мы все понимаем, что сейчас происходит. Нас нет ни на Олимпиадах, ни на чемпионатах мира. Соответственно Кубка мира пока не будет для России. Может, в будущем запустят. Будем этого ждать и надеяться.

— Расскажите как защитник «Тампы» — если вы играете против «Вашингтона», то уделяете Александру Овечкину особое внимание на установках? Может, вы его специально держите, чтобы он рекорд Гретцки не побил?

— Нам не говорят постоянно опекать Сашу. Когда ты выходишь играть, то понимаешь, что он на льду. И лучше к нему сыграть поближе. Ты так автоматически делаешь. У человека под 900 голов за карьеру за регулярку и плей-офф. Было бы странно Овечкина не опекать.

На большинстве намного ближе к нему играешь. Потому что у него сильный и точный бросок. А в равных составах следишь за ним. Но все равно играешь по тактике команды. А по ней невозможно бросить всё и бегать только за Сашей по зоне обороны. Так что мы действуем по тактике, а там как получится. Если он приезжает в твою часть льда, ты стараешься быть к нему поближе.

«Подходит ко мне мужик: «Ты кто такой? Чем дышишь?»

— В одном из недавних интервью вы показали свою московскую квартиру. Расскажите, в чем радость жить в самом центре, на Арбате? Шум, суета, толпы ходят туда-сюда.

— Мы живем в «сталинке». Потолки высокие, стены по три метра толщиной. И у нас окна выходят на внутренний двор. Поэтому вообще ничего не слышно.

Обычно, когда я приезжаю в Москву, то беру машину — или напрокат, или предоставляет спонсор. Было удобно кататься, но сейчас я этого не делаю. Мы живем в центре, я хожу пешком. Родители на день рождения подарили мне электросамокат. Я езжу на нем по Москве на тренировки. Семь минут, и я в тренажерном зале на Плющихе. Пешком до Красной площади — 20 минут. До всех ресторанов можно дойти. А если нужно подальше, то сел в такси и поехал. Если за город, то на метро до конечной.

Михаил Сергачев / Фото: © Личный архив Михаила Сергачева

Так что это очень удачное место. Я приезжаю в Москву не для того, чтобы в пробках стоять, а чтобы погулять, посмотреть на архитектуру, встретиться с друзьями, пообщаться и в ресторанах поесть.

Я знаю, что Москва для многих — это работа. А для меня с семьей Москва — это отдых. Разгрузка после тяжелого сезона. Можно сходить на шоу, куча интересных событий в центре. Но у нас не очень громко. Наоборот, тишина — спасибо «сталинке» за это.

— Вы в Америке посмотрели «Слово пацана», или эта шумиха прошла мимо вас?

— Шумиха прошла мимо, потому что я соцсеть удалил. Вообще не слышал об этом сериале. Но к нам прилетали друзья, рассказали. Мы посмотрели первую серию — было прикольно. Потом мы с женой продолжили. Вообще мы вместе редко смотрим сериалы. Книжки читаем, да и матчи идут постоянно. Редко выдается час, чтобы вместе посмотреть серию.

Но вот «Слово пацана» досмотрели, нашли время, поменяли планы. Мне сериал понравился.

— Вспомнили свою нижнекамскую юность? Там ведь события в Татарстане происходят.

— Мы это в семье обсуждали. Хоть события в сериале из 80-х и переходят на 90-е, но в нулевые в Нижнекамске было что-то отдаленное. Не то что прям группировки ходили. Но кто-то на улице мог докопаться. Например, я иду домой с тренировки. Решил вечером пройтись полчаса пешком. Ко мне подваливает мужчина: «Ты кто такой по жизни? Чем дышишь?»

Я ничего не ответил. Тогда он продолжает: «Ты знаешь, чей это район? Это мой район». И начал бежать на меня, чтобы побить. Здоровенный мужик. Ну я сразу включил свою шестую скорость и добежал до дома, даже не оборачиваясь.

И такое было очень часто. На детских площадках докапывались какие-то пацаны. Драться приходилось в школе. Это было нормальным явлением. Классу к седьмому это подуспокоилось. А в старших возрастах «Нефтехимика» иногда были ребята, которые думали, что они — гопники. И с кем-то пообщавшись, какое-то право имеют обувать других. Докапывались, что-то воровали.

Такие вещи были, что я могу про это целую книгу написать, которая будет называться «Слово пацана из Нижнекамска». Было весело, но не настолько, как в сериале. Там прям по жести, а у нас поспокойнее. Просто пару раз надо было подраться или убежать.

«Однажды Овечкин бросил шайбой, и у меня локоть треснул»

— Напоследок три вопроса от русскоязычного фан-клуба «Тампы». Последние два сезона вы лидируете в клубе по блокированным броскам. Раньше за «Лайтнинг» играли два «человека-магнита» — Дэн Жирарди и Райан Макдона. У кого вы научились больше? И это больно, когда в вас засаживают шайбой?

— В первую очередь, при блоке важна самоотверженность. Как бы ты ни сел под шайбу, как бы ни развернулся, будет больно в любом случае. Ребята в НХЛ сильно бросают.

А смотрел я больше на Макдону. Он тоже леворукий, играет на левом краю. Не скажу, что я именно учился у него, потому что всю жизнь блокировал броски. В детстве не очень хорошо катался, и не успевал где-то, поэтому приходилось делать блоки. У меня был плохой gap — расстояние между нападающим и защитником. Еще папа меня ругал за это. Когда форварды бежали на меня на большой скорости, и я видел, что они бросают, то садился под шайбу. Иногда меня обыгрывали.

Сейчас я понимаю, что можно не садиться, а клюшкой заблокировать шайбу. Но Макдона дал мне больше уверенности. Я видел, как он садится под бросок, как закрывает лицо. Потому что у нас есть Эрик Черняк, например, — он садится под шайбу всем лицом и руки раскрывает. Ему постоянно по пальцам попадает. Не знаю, как ему шайба еще в лицо не попала.

А я лицо закрываю, сажусь боком, у меня там вся защита. Один раз мне Саша Овечкин бросил в локоть. И у меня локоть треснул! Надулся очень сильно. Потом мне поставили туда дополнительную защиту, всю руку закрыли, ребра, трусы. Поэтому боком садиться можно. Не скажу, что я кайфую от блоков. Но понимаю, как это нашей команде помогает и как расстраивает соперников. Сам, бывает, щелкну, а кто-то шайбу на себя ловит. Я думаю: «Блин, зачем ты сел? Стоял бы на ногах, и шайба прошла бы в ворота».

Так что блок — это важный элемент. Особенно он ценен в меньшинстве, когда ты ловишь на себя какой-нибудь большой бросок. Это сразу дает импульс всей команде. То же самое, что сделать большой хит.

— Можно ли сказать, что обстановка в «Тампе» не слишком хорошая, потому что влияет ситуация со Стивеном Стэмкосом, которому перед сезоном не дали новый контракт? Или это тонкая тема?

— Вообще не тонкая. Сразу скажу, что у нас в команде такого нет. И сам Стэммер внешне не переживает из-за того, что у него нет контракта. Может, где-то в душе переживание, в семье. Но в команде от него не идет вайба, что он расстроен. Он отлично играет, и все знают, что Стэмкос — легенда, и что он получит свой контракт. Мы не сомневаемся в нем. И в команде нет разговоров на этот счет.

Просто у нас в этом сезоне новые игроки и новая тактика. И нужно время, чтобы привыкнуть друг к другу. Это мое объяснение такому неровному году. Но еще вторая половина чемпионата впереди, и мы поглядим, как всё будет.

— Было такое в этом сезоне, что вас начали хейтить американские болельщики «Тампы»?

— Проблема в том, что я вообще не читаю соцсети. Где там про меня могут писать? Иногда раньше прилетало в личку. Но так всегда бывает, и я к этому привык. Вот сыграешь плохой матч, и пара человек тебе обязательно напишет: «Просыпайся!» Или: «Ты у меня в фэнтази-команде, и всю неделю мне запорол». Или: «Я на вас ставку зарядил, верни мне деньги».

Это случается каждый год. А особенного хейта у меня не было. Не чувствовал. Да и сам я на себя обваливаю критику. И у меня есть команда, которая всегда даст мне знать, если я что-то делаю не так.

Вообще бывает обидно, что я делаю столько благотворительных дел, но об этом никто не пишет. А вот о том, что Сергачев удалил аккаунт в соцсети, лезло из каждого радио и телефона. Это смешно. Но моя игра и то, что я отказался от соцсети, — два вообще не связанных обстоятельства.

Источник: Матч ТВ