Хоккей

«Виктор Тихонов не был душнилой, а в конце жизни он с Ларионовым помирился». Дмитрий Федоров — о профессии тренера

«Виктор Тихонов не был душнилой, а в конце жизни он с Ларионовым помирился». Дмитрий Федоров — о профессии тренера
Дмитрий Федоров / Фото: © КХЛ / Соколов Григорий
Звездный телеведущий Дмитрий Федоров рассказал «Матч ТВ», как в 50 лет кардинально поменял образ жизни, начав работать тренером в Молодежной хоккейной лиге.

В воскресенье на поезде «Ласточка» я слетал в Нижний Новгород, где открывала чемпионат Молодежная хоккейная лига. Играли два финалиста прошлого сезона — нижегородская «Чайка» и «Омские Ястребы».

Но главное — на тренерском мостике у хозяев стоял наш коллега Дмитрий Федоров, и это был его первый официальный матч. Мы уже рассказывали, что звездный телеведущий и руководитель КХЛ ТВ этим летом решил радикально сменить профессию, начав работать хоккейным тренером.

И вот его дебют. Такое событие, конечно, мы пропустить не могли.

Из этого интервью Федорова вы узнаете:

  • уйти из «Останкино» на тренерскую работу — это кризис среднего возраста?
  • когда входишь в раздевалку, это похоже на «Республику ШКИД»?
  • где Федоров поселился в Нижнем Новгороде;
  • орет ли он на своих игроков;
  • и главное — тайна блокнотов Виктора Тихонова, и одна история, о которой еще никто не знал.

«Хоккей приучает к оптимизму»

— С чем по эмоциям можно сравнить этот день, когда ты дебютировал в профессии тренера? День рождения? Новый год?

— Это день, когда ты начинаешь делать что-то новое, открываешь карьеру. Была «предсезонка», но это первый официальный матч, трансляция на КХЛ ТВ.

К сожалению, мы проиграли («Чайка» уступила со счетом 0:3). Но хоккей приучает к оптимизму. Нельзя долго зацикливаться на неудаче. Нужно думать, как исправить ситуацию. Сейчас посмотрим видео и поразмыслим, что у нас не получилось.

Кстати, я стал получать огромное удовольствие от просмотра игр в записи. Когда я был комментатором, это не доставляло радости. А теперь могу смотреть один эпизод несколько раз, и появился другой взгляд на хоккей.

— Зачем ты понюхал нашатырь на первых секундах игры?

— Иван Дмитриевич, наш доктор, дает понюхать игрокам. И сразу такой бодрячок. Я всегда нюхаю нашатырь перед игрой. Это хоккейный ритуал.

https://t.me/lysenkovtv/35106

«Однажды я просил прощения у команды за неправильное поведение»

— Ты работал 30 лет на телевидении, начинал еще во «Взгляде». Тебя все знали, ты был звездой эфира. И вдруг в 50 лет появилось желание изменить жизнь. Почему?

— Совпало много факторов. И отправной точкой считаю выставочный матч в Альметьевске, куда приехала команда легенд во главе с президентом КХЛ Алексеем Морозовым. Играли они против четвертых-пятых звеньев местного «Нефтяника» из ВХЛ. Собрался полный дворец, и меня к легендам поставили на лавку в роли тренера.

Тогда я имел весьма смутное представление об этой профессии. Но мне показалось очень интересным то, что происходило в раздевалке и на скамейке. Я загорелся, начал изучать книги по работе тренеров.

Потом «Роспресса» позвала меня в свою команду в роли человека, который регулирует смены…

— Я помню этот момент. Там был матч на Красной площади. Вы вели в счете, потом начали уступать. Ты так завелся, что начал пинать бортик ногами. Я подумал еще: «Как хорошо, что Федоров не работает тренером всерьез».

— Наверное, перед тем матчем я выпил много кофе. Но годичная работа с «Роспрессой» меня многому научила. Иногда я вел себя чересчур импульсивно. Однажды даже был эпизод, когда я попросил прощения у команды за свое неправильное поведение.

У меня было много хороших учителей, и они говорили: «Главное, что может передать тренер своей команде, это абсолютное спокойствие».

А я по своей природе достаточно раздражительный человек. Тут и влияние крови — казацкая, греческая, осетинская, армянская, польская… Это прям коктейль Молотова.

Но я понял, что если хочу быть тренером, то должен гасить свои эмоции. И научился этому за три года. Сейчас я — само спокойствие на скамейке. Стараюсь перед матчем больше улыбаться, чтобы у ребят не возникало ощущения, что тренер тревожный.

Нет, хоккей — это праздник, а на игру мы идем с улыбкой. За три года я серьезно изменил свои внутренние настройки.

«Мы воспитываем не только игроков, но и хороших людей»

— Но я все-таки не понимаю. Зачем из «Останкино», с поста креативного продюсера КХЛ ТВ и ведущего «Матч ТВ», уходить на пост одного из тренеров молодежной хоккейной команды? Может, это кризис среднего возраста?

— Наверное… Журналистская работа очень интересная. И я на нее ходил с удовольствием. Леонид Вайсфельд всегда смеялся, что являлся в «Останкино» и всегда видел там меня: «Ну опять ты на хозяйстве!»

Леонид Вайсфельд / Фото: © КХЛ / Беззубов Владимир

Я вел программу «Все на Матч!» и от этого в 50 лет получал удовольствие. Хотя, казалось бы, с таким стажем можно работать на автопилоте.

Но тренерская работа показалась мне невероятно интересной. Я захотел заглянуть глубже в хоккей, лучше его понять. И за эти три года постоянно встречал людей, которые подталкивали меня к развитию. Это и Алексей Кудашов, и тренер динамовской «молодежки» Антон Корредор, много я разговаривал с Сан Санычем Сырцовым, он работает с девчонками в Воскресенске.

Год я провел в «Динамо» 2005 года рождения, когда Корредор уже ушел, и там был Владимир Семенов, а еще Андрей Кузьмин — они мне тоже многое дали. Например, Семенов приучил к тому, что вину нужно брать на себя. И я понял, что это очень важно для профессионального тренера. Это закон. Кстати, мне понравилось недавнее интервью тренера Виталия Черночуба, когда он сначала наорал на команду, а потом перед ней извинился.

Андрей Николишин много подсказывал, другие тренеры… То есть я всё время встречал тех, кто меня одобряет, подталкивает к развитию. Вот если бы я пошел учиться в ВШТ (высшую школу тренеров) и никто бы меня не позвал стажироваться в команду… Я бы ходил на тренировки, что-то узнавал и сталкивался с барьером. Может, у меня бы ничего не получилось и этот бы интерес угас.

Но он подогревался. Потому что и ребята были очень интересными. Они у меня что-то спрашивали, я что-то узнавал. И теперь вот нахожусь в команде, где получаю удовольствие уже от того, что могу поболтать с ребятами в раздевалке, что-то обсудить. Очень хорошие пацаны, в чьем хоккейном становлении хочется принять участие.

Порой ребята подходят: «Дмитрий Юрьевич, а какую книжку прочитать для того, чтобы развиваться как личность?» Это же прекрасно! Мы зачастую забываем о том, что готовим не только хороших хоккеистов, но и людей, которые не будут бить жен, ездить пьяными за рулем и попадать в инциденты. А тех, кто станет правильно воспитывать детей, быть примером для других. Это тоже важно.

Вот мы читаем интервью хоккеистов старшего поколения. И понимаем, сколько там вообще было тараканов и ужасных поступков. Мы восхищались многими людьми, а после хоккея они не могли себя порой найти. Потому что давил груз нехороших поступков и привычек. Такое ведь бывало, ты сам знаешь.

«В команде никто не смеется над моим катанием»

— Когда ты впервые входишь в раздевалку к пацанам, это похоже на «Республику ШКИД», когда подростки проверяли взрослого дядю «на слабо»?

— Ни в коем случае! Если б я столкнулся с тем, что меня раздевалка не принимает, то сильно бы задумался. А ведь был «Матч звезд КХЛ», где меня приняла взрослая раздевалка. А там выступали Вадим Шипачев, Дмитрий Яшкин…

Дмитрий Яшкин / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

— Так это же шоу.

— Нет! Там тоже раздевалка может не принять. Игроки покажут всем видом, что есть ты, которого спустили к ним на два дня из КХЛ: «Мы будем с тобой находиться на скамейке, но ты — чужой». Но я увидел очень доброжелательное отношение со стороны ведущих игроков и главного тренера Алексея Кудашова.

Потом меня приняла раздевалка ребят 2005 года рождения. Они звали на свои матчи, на выезды. Я почувствовал человеческий контакт. А когда пришел в «Чайку», меня никто не проверял на слабо.

Давай называть вещи своими именами. Понятно, что у меня не хоккейное катание. Я передвигаюсь по льду, могу принимать участие в тренировочном процессе. Но сама посадка у меня не хоккейная. Человек, который хорошо катается, и профессиональный игрок выглядят на площадке по-разному.

Они могли бы смеяться над моим катанием. Но я ничего такого не увидел. И не было проверки на слабину. Вот пять-десять лет назад, думаю, она обязательно бы была. А теперь молодые хоккеисты очень доброжелательные. Они хотят получать от тренеров полезную информацию. И когда видят, что он ее дает, а еще относится с уважением, его примут безоговорочно. Не будет вопросов: «Кто ты такой вообще?»

— Как менять свой образ жизни, уезжая из Москвы в Нижний Новгород? Ты же поселился в Автозаводском районе рядом с ареной, на рабочей окраине?

— В результате я снял квартиру в центре. Хорошая такая, много за нее плачу. Езжу на метро. Но образ жизни поменял легко. Если бы у меня была семья и я был бы зависим от материальной составляющей, тогда да.

Но семьи нет. По деньгам — ведущий и руководитель телеканала получает больше, чем ассистент в МХЛ. Это нормально и правильно. Я отказался от части дохода. Не видел в этом проблемы.

Переехать в Нижний? Это очень красивый город. И я ничего не потерял. По ночным клубам в Москве не ходил. Театры тут есть, но я там пока не был. Много времени провожу на работе. Иногда занимаюсь бегом, и здесь очень красивые парки. Когда не езжу в Москву, то провожу выходные в Нижнем Новгороде, гуляю, смотрю. Город просто сногсшибательный.

Чувствую себя счастливым человеком. У меня есть работа мечты. Я люблю этот старенький дворец имени Коноваленко. Кто-то скажет: «Что ты сидишь в этом ретро, который построили в 1967 году? Променять Москву на это?»

Но я уже привык, мне нравится. Всё необходимое есть. Очень хорошо экипируют команду. На выездах живем в отличных отелях. С точки зрения быта всё идеально.

И не забывайте, что в Нижнем на Стрелке строится новый дворец. Открытие может быть в 2025 году. И это сумасшедшая мотивация для игроков — играть там через два сезона.

Строительство Ледового дворца / Фото: © Ледовая Арена «Нижний Новгород»

— А бывает, что ты орешь на игроков?

— Никогда. Тренеры могут говорить на повышенных тонах. Но без оскорбления и унижения, а на эмоциях. Потому что современную молодежь очень легко мотивировать. Парни видят, что главная команда уже рядом. Вот она, КХЛ — в шаговой доступности.

Трое ребят, которые с нами проходили «предсезонку», уже в «Торпедо». Это Антон Силаев, Арсений Варлаков и Никита Артамонов. Парни из «Чайки» понимают, что ты добавишь, проведешь яркий отрезок и как минимум потренируешься с первой командой. А может, и попадешь в основу «Торпедо».

Я не знаю, где еще так работает карьерный лифт. Может быть, в московском «Динамо», где Кудашов отлично знает возможности и способности игроков 2005 года рождения. Они там все талантливые. Может, молодежь так будут подключать в СКА. Но в «Чайке» это работает на 100%. Пацанов это мотивирует. Так что орать ни на кого не надо.

«Вдова Тихонова сказала: «Ларионов стал тренером, а это такая собачья работа»

— Лет десять назад ты записал мемуары Виктора Тихонова вместе со вдовой великого тренера. Разбирал его знаменитый шкафчик с блокнотами, записями. Это могло отложиться в голове, подтолкнув к сегодняшней карьере?

— Это было очень интересно, потому что Тихонов изливал в блокнотах свои мысли и чувства, взгляд на игроков. Я категорический противник публикаций этих блокнотов.

Потому что Виктор Васильевич приходил после матчей, удачных и не очень, и весь негатив выплескивал на бумагу. Там были иной раз уничижительные оценки хоккеистов, даже великих.

Сейчас осознаю — это помогало Тихонову начать новый день с чистого листа. Таким образом он избавлялся от плохих эмоций. Любой тренер и опытный игрок его поймут. А если книгу откроет неискушенный болельщик, прочитав чью-то характеристику, то скажет: а-а, с этим всё понятно. Нам нужно уважать великих, понимая, что у них тоже иногда бывали слабые матчи.

Тихонов был перфекционистом. И даже если его команда победила со счетом 6:0, но он заметил минусы, это был не идеальный матч. И он ругался на нескольких страницах блокнота.

— Душнила был, говоря молодежным языком? Токсичный тип.

— Нет, скажу по-другому. Тихонов был частью системы, которая работала на достижения и рекорды. Это ведь касалось не только спорта. Стахановцы рубили уголь в шахте. И в хоккее нужно было давать на-гора. «Должен» — это было главное слово, которое звучало везде.

Виктор Тихонов / Фото: © КХЛ / Беззубов Владимир

Поэтому Тихонову и Анатолию Тарасову не хватало стрессоустойчивости. В критических ситуациях они иногда вели себя неправильно. Но их максимализм приводил к тому, что даже после неудач они могли мобилизовать игроков и добиться результата. Вот как Тихонов после поражения на Олимпиаде-80 в Лейк-Плэсиде сумел выиграть Кубок Канады-81?

Всё очень просто. Он был перфекционистом, окончательно зачистил старшее поколение, поставил молодежь и выиграл турнир, который я считаю самым выдающимся достижением отечественного хоккея. Ставлю Кубок Канады-81 даже выше, чем Суперсерию-72.

Кстати, расскажу историю, которую не говорил никому. Вы же помните, что игрок Игорь Ларионов осенью 1988 года опубликовал знаменитое письмо в «Огоньке», обращаясь к тренеру Тихонову. Бывает, что и сейчас люди спорят, кто был тогда прав. Так вот, эти споры пора прекратить. Потому что Ларионов сам стал тренером.

Несколько лет назад наша «молодежка» под руководством Игоря Николаевича проиграла на МЧМ. Я пришел к вдове Тихонова Татьяне Васильевне. Брал у нее журнал с тренировками, фотографировал упражнения ЦСКА из середины 80-х.

И вот Татьяна Васильевна говорит: «Какие же негодяи ругают Игоря Ларионова! Не вступаются за него, а он занимается таким делом…»

Я был ошарашен, ведь она его критиковала в книге! Не любила как оппонента Тихонова. «Татьяна Васильевна, удивительно от вас слышать такие слова…» — «Игорь стал тренером. А это такая собачья работа. Витя в конце жизни ничего против Ларионова уже не имел. И сам Игорь ничего плохого о Викторе Васильевиче не говорил. Они примирились. А я полностью поддерживаю Игоря. Он не бедный человек, мог бы заниматься чем-нибудь другим. Но взялся за эту сложнейшую работу. Да, не получилось сейчас. Но потом получится. Нужно поддержать, а то все так на Ларионова набросились».

Это было великое поколение, которое ставило интересы дела выше личных амбиций. И таким же был Тихонов. Почему его нельзя назвать душнилой, как ты сказал? Потому что он мог забыть все обиды и работать ради дела.

Теперь Ларионов и Тихонов — в одной лодке. В этой тренерской профессии, со всеми ее плюшками и недостатками. У них может быть разный взгляд, как строить тренировочный процесс, как относиться к людям. Но они теперь в одном деле.

И посмотрите, раньше Игорь Николаевич нередко выступал с критикой. А теперь он предлагает программу. Давайте это сделаем, вот так попробуем. Тренер по определению должен быть оптимистом.

«Теперь я крепко сплю по ночам»

— Объясни, за что именно ты отвечаешь в «Чайке»?

— Например, подготовка к вбрасываниям. Работаем с шайбой на льду, с мячиками для бол-хоккея в бросковой зоне, тренируя реакцию. Обсуждаем, как лучше действовать на точке — обратным или удобным хватом, какая расстановка правильнее. Много разных нюансов. Это моя зона ответственности. И когда «Чайка» уступает на вбрасываниях, это полностью моя вина.

Хоккеисты «Чайки» / Фото: © КХЛ / Соколов Григорий

Обязательно — психология. У нас проходило собрание по ментальной психологической подготовке. Если мы в этом аспекте уступаем, это тоже моя недоработка. Нельзя терять уверенность в своих силах. Значит, я по ходу игры недоработал, и нужно было сказать правильные слова.

У нас главный тренер Алексей Исаков. Я такого горячего человека не встречал! Он с утра до вечера на работе, разбирает видео, теорию, предлагает интересные упражнения. Ни разу не видел его в плохом настроении. Он все время воодушевлен, и это передается игрокам. То же касается его ассистента Дмитрия Космачева. Они большие профессионалы, как и тренер вратарей Александр Пиманкин.

— Как происходит общение тренерского штаба «Чайки» с Игорем Ларионовым?

— Мы летом ездили на сборы к «Торпедо» на базу «Море спорта», это в двух часах от Нижнего Новгорода. Уточнили некоторые нюансы с Игорем Николаевичем по тактике, по подготовке команды. Задали очень много вопросов с Алексеем Геннадьевичем (Исаковым), и Ларионов ответил, подсказал.

Еще я был весной на небольшом молодежном сборе, где за четыре дня просматривали игроков. Я там очень многое впитывал от тренерского штаба «Торпедо» — не только от Ларионова, но и Михаила Васильева, Николая Хабибулина.

Я представляю, какие ценности у нашего клуба КХЛ. И ребятам в «молодежке» я постоянно говорю: «Вот, смотрите — в «Торпедо» так. Там вот это важно». И мы видим, что игроков «Чайки» берут на несколько дней, а иногда на более продолжительный срок в основную команду.

У нас плотнейшее взаимодействие со штабом Ларионова. И то, что сразу 11 игроков «Чайки» за лето побывало в «Торпедо», это важное достижение. И максимальная мотивация.

— Напоследок спрошу: как выглядит твой день, когда ты из Нижнего приезжаешь на эфир «Матч ТВ»? Ты ведь периодически еще работаешь ведущим.

— После тренировки сажусь на вечерний поезд и ближе к ночи приезжаю в Москву. Я езжу домой, потому что там осталась мама. А маму нужно навещать. И папу тоже. Это даже не обсуждается.

Тем более недавно умер отчим, и мама сильно переживала. Ей нужна поддержка со стороны сына. Завтрак — с мамой или папой. Потом бегаю по делам, а вечером я на «Матч ТВ». Начинаю выпуск так: «Все на Матч!» проведу я, Дмитрий Федоров, ассистент главного тренера нижегородской «Чайки», выступающей в Молодежной хоккейной лиге».

— Только так?

— И никак иначе!

— На телевидение точно не вернешься?

— Знаешь, когда я был руководителем телеканала, то тяжело засыпал. Иногда только в два часа ночи. А сейчас засыпаю легко. И всё время нахожусь в эйфории, ощущая счастье. Тренерская работа прекрасна!

Читайте также: