Хоккей

«Шестеркин закалялся в конкуренции с сильными вратарями». Интервью с агентом лучшего русского голкипера НХЛ

23 июня 16:15
Алексей Дементьев, агент выигравшего приз лучшему вратарю сезона НХЛ Игоря Шестеркина, рассказал о том, что помогло его клиенту завоевать «Везину», чем голкипер превосходит конкурентов, и назвал российскую вратарскую школу сильнейшей в мире.

Игорь Шестеркин стал третьим российским голкипером, который завоевал «Везина Трофи» как лучший вратарь НХЛ. Ранее этого добивались Сергей Бобровский (2013, 2017) и Андрей Василевский (2019).

— Шестеркин еще на юниорском и молодежном уровне заявил о себе. Чем он выделялся среди других вратарей?

— Сложно говорить о том, что Игорь выделялся на юношеском и молодежном уровнях. Скорее, у него было очень много задатков того, что и сделало его в итоге вратарем высокого уровня. Прежде всего ментальность: он очень сосредоточен, знает, что хочет, понимает вещи, какие можно улучшить, обращает внимание на детали. Спокойствие и хладнокровие при выполнении им его работы являются ключевыми. Наряду с той техникой, которой он обладает и которую приобрел за годы в хоккее.

Игорь — один из величайших вратарей современности. Очень радует то, что он является представителем именно нашей российской школы. Наряду с такими грандами мирового вратарского искусства, как Василевский, Флери, другие вратари, он сумел заявить о себе. Уверен, что это не последнее слово в его хоккейной карьере. «Везина» — то, к чему он шел, подтверждение его хоккейного пути. 

Говоря об Игоре, конечно, нужно начать с того, что он занимался в очень хорошей школе «Крыльев Советов», там был великолепный тренер Игорь Ефимов, давший ему основы понимания игры. Когда мы общались с этим тренером по поводу его команды, он всегда выделял Игоря Шестеркина как надежного, спокойного, уверенного в себе вратаря. Когда мы уже стали работать вместе, я сам увидел все те качества, о которых говорил тренер. Очень важным было отношения Игоря к тем вещам, подсказкам, что ему давались. 

— Если в принципе вспоминать 1995 год рождения, тогда Шестеркин не был на первых ролях в сборной. Были другие сильные голкиперы: Серебряков, Бочаров, Сорокин. С годами они застолбили свое место в сборной. Но так сложилось, что по счастливой случайности Игорь попал в состав сборной команды 95-го года на турнир в Сочи. Приехав туда третьим вратарем, он закончил турнир первым, показал просто уникальный результат. Для меня игра Игоря была очень яркой, уверенной и насыщенной.

Говоря о его возможностях, достижениях, нужно понимать, что все исходит из семьи, в которой отличные отношения, очень добрые и спокойные родители. Ни разу не слышал от них резкого слова. В общем, все подводило к тому, чтобы Игорь был уравновешенным и спокойным.

— Игорь — один из немногих, кто сумел закрепиться в СКА после массового обмена со «Спартаком». Благодаря каким качествам он смог заиграть?

— В хоккейной карьере смена команды — неизбежное условие. Практически нет игроков, кто бы не переходил из одной команды в другую. А переход — это всегда стресс. Одно дело, когда он из московских «Крыльев» попал в «Спартак». Это все же один и тот же город, просто несколько другая логистика. 

В данном случае огромным плюсом было то, что Игорь перешел в «Спартак» не один, с ним были и другие игроки его года рождения. Это был первый шаг. 

На переходе в СКА нужно остановиться отдельно: он обсуждался очень серьезно. И с Романом Ротенбергом, и с Андреем Точицким. Было достаточно кандидатур, СКА обладает широкими возможностями по привлечению игроков. Послушав доводы, в том числе и мои, познакомившись с мнением руководителей своей скаутской службы, опираясь на личные знания, руководство СКА приняло решение пригласить Игоря в свою систему. 

Мне сложно говорить о других хоккеистах, участвовавших в этом обмене, но не сумевших закрепиться в СКА, так как я не представлял их интересы и не особенно следил за ходом их карьеры. А вот для Игоря после такого шага открылись новые возможности.

— В СКА у него были мощные конкуренты — Микко Коскинен и Магнус Хелльберг. Насколько такая конкуренция пошла Игорю на пользу?

— Уже в 19-20 лет Игорь показывал уже очень серьезную осознанную игру, мог быть первым номером. Но здесь надо принимать во внимание точку зрения и тренерского штаба, и менеджмента клуба, которые считали, что команде нужны те сильные вратари, что тогда были — Хелльберг, Коскинен. На этих голкиперов могли рассчитывать больше в плане стабильности, но перспективу Шестеркина никто никогда не отменял, и он закалялся в конкуренции с сильными вратарями. 

Магнус Хелльберг / Фото: © КХЛ / Бондаренко Дмитрий

— Да, может, это было и непростое время, но в карьере хоккеиста всегда нужно завоевывать свое место под солнцем и двигаться вперед. У Игоря сильный характер, он шел к своей цели, пробивался к мечте. Он не просто так стал олимпийским чемпионом, выиграл Кубок Гагарина, а также завоевал любовь петербургских болельщиков.

— В Петербурге его подводили к основному составу постепенно — насколько это ему помогло обрести уверенность в своих силах?

— Стоит отдать должное тому вниманию, какое Игорь получил, попав в систему петербургского СКА. Заранее всегда сложно сказать наверняка, станет ли звездой и заиграет тот или иной игрок, но руководство клуба проявило терпение, а тренер вратарей Рашит Давыдов с особой тщательностью отнесся к работе с Шестеркиным — во многом это и сделало результат. 

Вообще, составляющих успеха Игоря достаточно много, и не думаю, что кто-то один может записать на свой счет все его достижения. Это комплекс участия тех людей, которые помогли ему встать на ноги.

Безусловно, возможности, открывшиеся в СКА, сыграли значимую роль. В 19 лет Игорь подписал очень серьезный контракт для своего возраста, и именно его контракт стал прорывным для этой возрастной группы. Но здесь важно осознавать, что руководство клуба видело четкую перспективу у этого игрока, иначе того контракта бы просто не было.

— Шестеркин переехал в Америку, выиграв Кубок Гагарина и Олимпиаду. Получается, для карьеры уезжать лучше в зрелом возрасте — так больше шансов заиграть в основе клуба НХЛ?

— У каждого хоккеиста индивидуальный возраст отъезда в НХЛ, поэтому дать какой-то универсальный совет по этому вопросу сложно. Скажу так: если раньше первые номера драфта могли сразу давать результат в матчах НХЛ, то из тех, кого выбрали не так давно, можно вспомнить только Остона Мэттьюза и Коннора Макдэвида — остальные первые-вторые номера драфтов находятся в тени, им нужно подготовиться физически и ментально, чтобы полноценно конкурировать с действующими игроками НХЛ. 

— На мой взгляд, оптимальный возраст, когда можно начинать играть в НХЛ — от 20 до 23 лет: вспомните Малкина, Тарасенко, Овечкина, Панарина, все они дебютировали там примерно в этом возрасте. Что касается вратарей, то помимо физической и ментальной готовности необходимо «дозреть». Так что я бы не стал ничего менять в том пути, который прошел Игорь: он уехал в НХЛ своевременно, успел созреть как личность и как спортсмен, делал это в великолепной системе. Все идет по нарастающей, и «Везина» с огромным отрывом от конкурентов подтверждает правильность выбранных Игорем шагов.

— Еще по юношам Шестеркин отличался хорошей игрой клюшкой, даже забивал голы в МХЛ. Как он прокачал этот скилл?

— На его хорошую игру клюшкой сейчас все обращают внимание. Когда Игорь выступал в «Крыльях Советов» и «Спартаке», мы говорили с ним о том, что игра клюшкой — неотъемлемая часть работы вратаря. Он говорил, что при выходе из ворот промахивался по шайбе, ошибался, — и я отвечал, чтобы он не переживал, что ошибки бывают всегда, но обязательно наступит момент, когда он будет играть уверенно и проблем больше не будет. Постепенно к Игорю пришла уверенность, и та игра клюшкой, какую он показывает сейчас, радует. 

Игорь Шестёркин / Фото: © REUTERS / Nick Turchiaro-USA TODAY Sports

— В моем понимании игра клюшкой у вратаря делится на два элемента: когда он действует как шестой полевой игрок и когда он агрессивно играет перед воротами. Можно вспомнить ситуации из прошедшего плей-офф, когда Игорю не хватало именно такой агрессивности — например, в серии с «Питтсбургом». Мы с ним обсудили этот момент, и в дальнейшем было приятно видеть, что ему это помогло. Так что нельзя говорить о том, что он в чем-то достиг совершенства — всегда необходимо расти, должен быть зазор, поскольку можно и нужно становиться лучше. И именно это качество делает Игоря мастеровитее день ото дня.

— Шестеркин взял «Везину» с рекордным отрывом — он реально настолько вырос как вратарь?

 — У вратарского успеха очень много составляющих: техническое оснащение, знания, окружающие люди и то, что они говорят и подсказывают. Когда существует взаимопонимание с этими людьми, то это помогает вратарю расти в своей профессии. Ну и удача, которую никто не отменял. 

Наверное, ключевым моментом в становлении Игоря как классного вратаря в России стало то, что руководство СКА — Роман Борисович Ротенберг и Андрей Валерьянович Точицкий — обратили на него внимание как на игрока и человека и сделали возможным его переезд в Петербург. Когда проходит время, всегда легко сказать о хоккеисте: «Как можно было его не заметить?» Но в тот момент, когда молодому парню всего восемнадцать-девятнадцать лет, поверить в него и в то, что у него есть перспектива, дать ему шанс, — это очень дорогого стоит. Наверное, это и можно назвать удачей.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Сейчас в НХЛ на ведущих ролях очень много российских голкиперов. Получается, система подготовки вратарей в России сильнейшая в мире?

 — Радует, что российская школа вратарей признана в НХЛ, она сейчас действительно номер один в мире. Можно сколько угодно шутить о том, что хорошие вратари в России растут потому, что не растут хорошие защитники, но те условия, какие у нас созданы, те тренеры, что работают, те талантливые ребята, которые тренируются, — это все говорит о многом. 

У нас растет серьезная плеяда вратарей, о них пока что мало кто знает, но в будущем они смогут конкурировать с Шестеркиным и Василевским в НХЛ. Такие ребята есть и среди полевых игроков, способные соревноваться в результативности с Капризовым, Овечкиным и Тарасенко. 

Наверное, введенный некоторое время назад запрет на подписание иностранных вратарей дал толчок к развитию, и в результате в этом сезоне сразу одиннадцать россиян были вратарями в командах НХЛ. За ребят можно только радоваться, наслаждаться их игрой — и ждать, что и они будут выигрывать «Везину».

Текст: Андрей Петров

Читайте также: