Хоккей

«Когда ты выходишь из пожара, тебя будто отдубасили палками». Раньше он играл за «Тампу», а теперь работает спасателем в США

Обозреватель «Матч ТВ» поговорил с российским хоккеистом Никитой Алексеевым, который выступал за «Тампу», а теперь стал пожарным в штате Флорида. Почему Алексеев так резко изменил свою жизнь? И как ему вообще удалось найти работу в пожарной части США?

Никита Алексеев, нападающий

  • Родился 27 декабря 1981 года в Мурманске.
  • Рост 196 см. Вес 110 кг.
  • Выступал в НХЛ за «Тампу» и «Чикаго». Провел 156 матчей в регулярке, набрал 37 (20+17) очков. Еще 11 матчей и один гол (1+0) в плей-офф.
  • КХЛ — «Авангард», «Ак Барс», «Северсталь», «Спартак».
  • Провел 150 матчей в регулярных чемпионатах, набрал 32 (14+18) очка. Плей-офф КХЛ — 67 матчей и 19 (10+9) очков.
  • Завоевал первый в истории Кубок Гагарина — в финале против «Локомотива». В следующем году, в финале против ХК МВД, выиграл второй Кубок Гагарина, причем забросил золотую шайбу серии.
  • После ухода из хоккея пошел работать в пожарные.

О своей игре за «Тампу»

— В сезоне-2003/04 чисто теоретически я мог быть в том чемпионском составе «Тампы», которая завоевала Кубок Стэнли. Но за сезон до этого я получил травму плеча. Как-то не обращал внимания. Думал, что закачаю, не хотел делать операцию, потому что восстановление было бы долгим.

Рискнул, играл так. Еще в лагере побаливало плечо, но я ничего не говорил. Провел 14 матчей регулярного чемпионата, встаю на одно из вбрасываний. И вдруг мое плечо оказалось…за спиной.

В то время лечиться нужно было шесть месяцев. Это сейчас — три недели, и ты уже можешь кататься. А тогда вернули меня наверх в «Тампу» только к плей-офф. Я был готов выйти на замену, если кто-то сломается. Но там «Лайтнинг» обошлись без травм, много побеждали, хорошо прошли четыре серии и завоевали Кубок Стэнли.

Об истории Александра Волкова

— Я был с командой в 2004 году, участвовал во всех мероприятиях. Было тяжело смотреть со стороны. Но я понимал, что даже если бы провел один матч, показался бы перед всеми — и получил бы за это Кубок Стэнли с перстнем — это не то, что я хотел. Я этого не заслужил. Поэтому я просто радовался за команду и своих друзей.

Александр Волков / Фото: © Bruce Bennett / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

После победы «Тампы» в финале в 2020 году я говорил с женой о том, что моя история похожа на то, что произошло с Александром Волковым. Только наоборот. Он вышел на 10 минут и завоевал Кубок Стэнли. Я очень рад, что ему дали шанс. Дали пацану показаться в нужное время в нужном месте. Это называется «американская мечта». И не просто так Волков провел эти 10 минут, он их заработал. Не каждый может выйти в финале Кубка Стэнли и показать хорошую игру. Это нервы, и ты должен быть готов.

О конце карьеры

— Я поиграл за «Северсталь» в 2013 году и вернулся во Флориду. Думал, что еще смогу выступать в Америке. Тренировался, был готов где-то подписать контракт. Варианты возникали, но они меня не устраивали, потому что я очень мало видел семью. Пропустил своего младшего ребенка — он родился, когда мы выиграли кубок. Я его не видел три месяца. А ведь это бесценные радости.

Поговорил с женой, и решили, что надо заканчивать. Я сильно скучал по хоккею. Это моя любовь, которой я посвятил всю жизнь. Хоккей сделал меня тем человеком, кем я являюсь сейчас. Было трудно его отпустить. Три-четыре года держал себя в форме и думал: «А вдруг опять позовут?».

Но три года без хоккея — это очень много. И я в итоге сказал сам себе, что пора двигаться вперед.

О встрече с Айзерманом

— Потом я встретил Стива Айзермана, прошлого генменеджера «Тампы». Я еще удивился, что он меня помнил, когда я играл против него. Я даже сам этого не помню! Знаю, что против Марио Лемье — да, я играл.

Айзерман хорошо со мной поговорил: «Я помню и то, как тебя на драфте выбирали. Если возникнут какие-то проблемы, то приходи в клуб, говори». Стив очень помог ветеранам, собрал их в один клуб. Начал держать нас в большой семье «Тампы».

Мы начали проводить лагеря для детей, заниматься с юниорами. Мы были частью организации. Айзерман помог, потому что этого мне очень недоставало. Я увлекся этим, но в жизни все равно чего-то не хватало.

О том, как стать пожарным

— Когда я еще играл в хоккей, у меня было много друзей среди пожарных. В свободное время часто приезжал к ним на пожарные станции. Мне очень нравилось, как они там жили и работали. Это очень похоже на хоккейную команду. Такая же сплоченность, раздевалка, свои разговоры и приколы.

Хоккеисты ездят на выезды. Пожарные ездят на вызовы. Каждый вызов очень важен. Тут нет места единоличникам, важна командная работа. А работа эта очень тяжелая. Если тебя будят в три часа ночи, у тебя должна идеально варить голова. Ты должен вытащить человека из огня или спасти его после сердечного приступа. Для этого нужна очень хорошая форма.

https://twitter.com/boltsalumni/status/1304543208874143748

Кстати, это работа как МЧС. Ты не только пожары тушишь, но еще и врач. Для этого ты должен окончить медицинскую школу. Одним словом — спасатель. А в Америке их называют «докторами на колесах». Ты должен доставить человека до больницы, а там его будут лечить.

Как не получить сердечный приступ на высоте

— Когда я учился в пожарной академии, мне очень помогли хоккейные навыки. Я до сих пор держу себя в хорошей физической форме. Ну сами представьте, какая жара летом во Флориде. 100 градусов по Фаренгейту на улице (38 градусов по Цельсию). А ты надеваешь полное обмундирование и идешь близко к пламени. Температура при пожаре на высоте может быть просто дикой. И если ты не готов, то можешь получить сердечный приступ.

Учиться на пожарного нужно долго. Я до сих пор учусь. Тут люди работают по 20-30 лет пожарными, и до сих пор проходят какие-то курсы. Это непрерывный процесс. Как в хоккее что-то меняется каждый сезон, так и у спасателей — нужно изучать новые инструменты, другие технологии.

Сколько получают пожарные в США

— Сколько получают пожарные? В каждом штате платят по-разному. В нашем обычный пожарный, который еще новичок, зарабатывает почти 50 тысяч долларов за год. В месяц это чуть больше четырех тысяч. Но это когда у тебя нет медицинской подготовки.

https://twitter.com/fntsyhky/status/1304569424113029121

А вот когда ее получаешь, повышая свой ранг, то и зарплата растет. Это похоже на армию, когда у тебя поднимается звание — лейтенант, капитан, майор… А вместе с этим растет благосостояние.

Но деньги — не самое главное, и в пожарные идут не только из-за зарплаты. Обычно народ в свободное время занимается чем-то другим, и у людей тут часто по две работы. А идут в пожарные еще и потому, что получаешь хорошую страховку на всю семью. И если ты отработаешь 20 лет, у тебя будет отличная пенсия.

О самых экстремальных случаях

— Если говорить о чрезвычайных происшествиях в нашем штате, то самая жесть связана со стрельбой. Один мужик стоял на мосту и стрелял по всем из «Калашникова». Убил полицейских, обычных людей. А мы должны ехать в эпицентр, чтобы спасать народ.

У каждой станции — свои проблемы и специализация. Одних чаще вызывают на пожары, других — по медицинской части. Опасно, когда ты забираешься даже в маленький дом, но там запутываешься в проводах и задыхаешься от угарного газа. Поэтому ты должен быть готов к таким сложным ситуациям.

Каждый выезд на пожар — это большой вызов. Нет простых пожаров. Ты должен показать А-game — все, чему тебя учили. На пятерку. Если сравнивать с хоккеем, ты должен провести свой лучший матч. И так — каждый выезд. Если ты дал слабину или готов плохо, то кто-нибудь погибнет.

Что самое важное в работе пожарного

— Я занимаюсь в зале с тяжелыми весами. Например, становая тяга — 270 кг. Это 600 фунтов. Но качать железо — не самое главное дело для пожарного. Хорошо быть сильным. Но важнее быть выносливым. Тебе баллона с кислородом хватает на 25 минут работы в очаге. А потом звенит звонок, и нужно его менять. Тогда вся команда должна выйти из пожара. Но если выносливости нет, то твой баллон кончится раньше, то есть ты всю команду подведешь.

https://twitter.com/BN9/status/1304559094758506498

У нас был тест — ты сидишь при пожаре и ничего не делаешь. Просто 20 минут. А рядом — огонь. Тебя учат, как он движется по балкам, как продвигается по зданию.

Потом ты выходишь из пожара, и такое ощущение, что тебя отдубасили палками. Или ты сыграл три матча подряд в хоккей. А потом мне показали на специальном пистолете, какая там была температура, где я сидел. Оказалось, что 900 градусов по Фаренгейту. Это 482 градуса по Цельсию. Но я этого не понимал, потому что был в защитной форме.

У меня сил не было вообще! Но в таком состоянии нас заставили ломать стены, чтобы проверять, нет ли внутри огня. Это очень жесткая тренировка на выносливость.

О том, что связывает с Россией

— Я до сих пор слежу за тем, что происходит в хоккее. Тренирую молодых ребят. Хотел бы съездить в Казань. Все-таки я там выиграл два Кубка Гагарина. Очень много хороших воспоминаний. Отличный город, да и народ там душевный.

Мой отец живет в Питере. Хотел бы его тоже навестить. Я до сих пор общаюсь с Алексеем Бадюковым. Вот только с ним, с кем играли за «Ак Барс», поддерживаю связь по вотсапу. В свое время Бадюков приглашал меня в московское «Динамо», чтобы потренировать молодежь. Но я тогда не смог, потому что как раз учился в медицинской школе. Говорил, что давайте лучше вы к нам, в Тампу.

Я скучаю по России, там много хоккейных друзей. Когда будет время, то возьму отпуск и приеду всех навестить.

Читайте также: