Хоккей

«Когда я в Нью-Йорке попал в аварию, то был в шоке. Сел на ступеньки и ничего не понимал». Разговор с Игорем Шестеркиным

«Когда я в Нью-Йорке попал в аварию, то был в шоке. Сел на ступеньки и ничего не понимал». Разговор с Игорем Шестеркиным
Игорь Шестеркин / Фото: © КХЛ / Сергей Федосеев
Обозреватель «Матч ТВ» взял интервью у вратаря «Нью-Йорк Рейнджерс» Игоря Шестеркина, который стал одним из главных открытий этого еще не закончившегося сезона НХЛ.

Когда мы общались с Игорем Шестеркиным, он находился во Флориде. С женой снял небольшой дом с территорией, потому что Нью-Йорк стал эпицентром эпидемии коронавируса. А там была не самая великая квартира. Пришлось бы контактировать с людьми, трогать кнопки лифта…

Хотели улететь в Россию, но не получилось из-за любимой собаки. Пес не прошел по размерам для салона, а в багаж сдавать его категорически не было желания.

А во Флориде можно и погулять, и на свежем воздухе потренироваться…

Открыть видео

«Я резко вывернул руль, и мы попали под вторую машину»

— Игорь, не самая приятная тема, но когда еще шел чемпионат НХЛ, вы с Павлом Бучневичем попали в автомобильную аварию в Нью-Йорке. Как вас угораздило?

— После этого момента я реально понял, что все может случиться в одну секунду. Даже врагу этого не пожелаю.

Мы просто ехали по прямой, была двухполосная дорога, по бокам еще припаркованные машины. Человек ехал навстречу и резко под нас нырнул. Я не знаю, что он хотел сделать — развернуться, припарковаться… Непонятный маневр. Или он был под чем-то и не видел нас.

Но он даже поворотник не включил. Просто поехал на нас, и все. Я резко вывернул руль, и по касательной мы попали под вторую машину.

— Вы в Нью-Йорке, попадаете в аварию. Незнакомая страна, порядки. Как не возникнуть панике?

— Я не знаю. Когда вышел из машины, у меня был шок. Спросил у Бучи, как он себя чувствует. Мне было важно от него что-то услышать. Он вышел из машины молча…

Я на ступеньки просто присел. Не понимал, что происходит. Люди вокруг подбежали. Спрашивали, как мы себя чувствуем. Хорошо, что в этом районе попалось несколько русскоговорящих.

В один момент приехали скорые, пожарные, полицейские. Начали задавать вопросы, что произошло. Там уже Буча разговаривал, потому что у меня английский не очень хороший.

Сейчас анализирую ситуацию. Нам очень сильно помогли ремни безопасности. Подушки безопасности сработали, и это нас спасло.

https://www.instagram.com/p/B_bRo_-HcrC/?igshid=122f7vyexd0c4

— Насколько «Рейнджерс» — дружная команда? Как поддержали вас ребята в этой стрессовой ситуации?

— Ночь я провел в больнице. Мне делали разные обследования. А на следующий день я приехал на базу «Рейнджерс». Там спросили, как мы себя чувствуем. Подбодрили по-дружески, и это было очень приятно. Хотелось как можно быстрее вернуться на лед.

«Мы все очень хотим спасти сезон»

— Есть плюс в этой паузе в чемпионате — травмированные ребята успели выздороветь. Тот же Крис Крайдер, у которого был перелом ноги. Сколько вам нужно дней, чтобы набрать форму после такого перерыва? Известно, что НХЛ хочет спасти сезон в любом случае.

— Мы все очень хотим спасти сезон. Поскорее вернуться в игру, выйти на лед. Но я не знаю, насколько хорошим будет качество хоккея. Сейчас ты кататься нигде не можешь.

Летом хоть где-то можно найти лед. Позаниматься, подготовиться к тренировочному лагерю, а еще там какое-то время провести, чтобы идти в предсезонные игры.

Но сейчас так получается, что никто не катался. И я не знаю, будет ли НХЛ устраивать какие-то сборы.

Игорь Шестеркин / Фото: © Bruce Bennett / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— По идее должна.

— Главное, чтобы никто не травмировался. Это долгая пауза, все томительно ждут, тренируются на земле, подтягивают физику. Но на льду работают немного другие мышцы, и за этим нужно очень сильно следить.

— Как я знаю, главный балагур «Рейнджерс» — защитник Тони Дианджело. Сейчас в НХЛ по-прежнему отрезают галстуки, кладут пену для бритья в полотенце и прибивают ботинки к полу? Был ли у вас ужин новичка?

— Ужин должен был пройти в Аризоне. Как раз из Колорадо мы должны были туда лететь, и планировалась вечеринка новичков. Но планы изменились. Я отскочил. Можно сказать, сэкономил.

А так шутки с пеной я не видел. Может, пока не застал? Я ведь не так долго в НХЛ. Разве что когда Мика Зибанежад забил пять голов, все вышли из раздевалки. Дождались, когда ему дадут первую звезду матча. Мика возвращается в раздевалку — там никого нет. А потом целая толпа влетает, обрызгивают его водой, поздравляют.

«Значит, я был недостаточно готов в СКА, чтобы стать там первым вратарем»

— Это большое везение, что вы играете в одной команде с Хенриком Лундквистом. Что он вам неформального говорит?

— Ничего особенного. У нас чисто хоккейный диалог. Я не очень владею английским. Но когда ты постоянно занимаешься в рутине на льду, есть о чем поболтать, и можно услышать какой-то совет. Хенрик всегда подскажет, расскажет. Очень открытый человек, и приятно, что он готов к любому диалогу.

Хенрик Лундквист / Фото: © Jared Silber / Contributor / National Hockey League / Gettyimages.ru

— В этом сезоне в НХЛ сыграли сразу семь российских вратарей. С чем связан этот бум?

— У нас в России реально очень сильная школа вратарей. Все друг за другом тянутся. Просто в один момент кто-то протоптал дорогу, и все к этому начали стремиться. Понятное дело, что без конкуренции тоже никуда. Очень сильно все помогают, подбадривают. Но опять же, надо цепляться за свой шанс. И все получится, если ты хорошо и честно работаешь.

— Когда у вас в СКА было пять-шесть человек во вратарской бригаде — это тоже конкуренция.

— Да, в СКА реально много ребят, которые способны играть на первых ролях. Но надо терпеть и ждать. Мешало ли мне это? Так сказать не могу. Когда я приехал в СКА, там было не так много вратарей, и мне было немного проще зацепиться за свой шанс.

Мне его дали, я им где-то воспользовался. А где-то нет. Но продолжал работать, и шаг за шагом все получилось. Я стремился наверх. То же самое — другие ребята. Вот в этом сезоне очень впечатлил Алексей Мельничук.

Алексей Мельничук / Фото: © КХЛ / Григорий Соколов

— Он играл здорово, теперь подписал двухлетний контракт с «Сан-Хосе».

— Молодец, что выдал длинную сухую серию. Жаль только, что он потом травму получил, если не ошибаюсь, и после этого его отправили в ВХЛ. А так он выступал здорово.

Ярослав Аскаров дебютировал за СКА. Или посмотрите, как сейчас играет Александр Самонов. Он и в «Витязе» сумасшедшие цифры показывал, и в Питере продолжает держать уровень.

— Я не понимаю, зачем СКА продлевать контракт с Магнусом Хелльбергом, когда есть в составе такой Игорь Шестеркин. Вы были вторым за шведом, как до этого — вторым за финном Микко Коскиненом. А приехали в «Рейнджерс» — и сразу стали первым. Вот как это может быть?!

— Значит, я был недостаточно готов в СКА, чтобы стать там первым вратарем. А в Америке, может, уже психологически перестроился. Ко всему больше был готов. Почувствовал доверие в АХЛ. Там был первым номером, потом получил свой шанс в «Рейнджерс». И постарался его оправдать.

У меня в СКА была тоже очень сильная конкуренция. Не скажу, что я ее проиграл или выиграл. У нас было фифти-фифти. Но все равно хотелось играть больше и больше. Плей-офф у меня не очень хорошо получился, и я об этом жалею. Впрочем, что ни делается — все к лучшему. А трудности закаляют.

«Первый матч в НХЛ мне вообще не удался»

— Вы в первых 12 матчах за «Рейнджерс» победили 10 раз. Такой дебют в истории Нью-Йорка бывал крайне редко. Как его оцените?

— Было такое ощущение, что пошла игра. Естественно, первый матч мне вообще не удался.

— Вы победили «Колорадо» дома со счетом 5:3.

— Слава богу, что команда смогла забросить столько шайб и выиграла матч. Потому что по моим воротам бросили три-четыре раза, и я пропустил два гола. Уже думал, что меня могут заменить. И такой дебют получился бы очень обидным. При этом «Колорадо» очень сильный, и первая тройка там вообще сумасшедшая. Стоило ожидать, что будет нелегко, но мы справились. И у меня начался эмоциональный подъем.

Вторая игра — против «Нью-Джерси» (6:3). Они достаточно много бросали. Я тоже пропустил немало шайб. Но когда все это прошло, и у меня была пауза в пару дней — я не играл в следующем матче. И привел свои мысли в порядок, абстрагировался от всего. И дальше уже пошло немного попроще.

Единственное, после аварии был матч снова против «Нью-Джерси» (4:6). Он ни в какие ворота не лезет.

— Вы пропустили пять шайб.

— Надо было по-другому на эту игру настраиваться или еще что. Понятное дело, в жизни бывает всякое. Ты должен просто сделать правильные выводы.

— Непривычно видеть Никиту Гусева на той стороне площадки?

— Конечно, да. Но он ведь в СКА против меня постоянно на тренировках был. Поэтому я не сильно удивился.

«Мой пес Симба уже скорешился с Рыжим — псом Панарина»

— Представим, что у вас есть свободный день в Нью-Йорке и нет коронавируса. Куда вы отправитесь?

— Я свободный день провожу или дома в квартире, или гуляю в Центральном парке. Там прекрасное место. Или возле Madison Square Garden можно пройтись. Я в Нью-Йорке не так много мест пока знаю. Мы поднимались на Empire State Building в первые дни, когда только приехали. Посмотрели на Нью-Йорк сверху. Тоже очень красиво. Хотели взять экскурсию на вертолете, посмотреть сверху на Гудзон и Статую Свободы, но как-то поостереглись.

https://www.instagram.com/p/B22FerNH-l1/?igshid=bqd3gn4d5itu

— Еще одно везение в вашей карьере, что вы играете в больших городах — Москва, Санкт-Петербург, Нью-Йорк.

— Да, за это судьбе огромное спасибо.

— Тоска не накатывает, когда вы попадаете в маленький Хартфорд, где играли в АХЛ?

— Мне там было комфортно. Сто метров до арены, мы жили в хорошей квартире. Рядом были два-три ресторана на всякий случай. Иногда выбирались туда с Рыковым, Кравцовым. Минут пять ехать до магазинов. Все удобно, и рядом есть парк погулять.

— Расскажите о своей собаке. Как вы ее выбирали?

— Давно мечтал о собаке. Мы даже с родителями года четыре назад это обсуждали. Они хотели на день рождения подарить мне французского бульдога. Очень нравилась эта порода.

Но понимали, что я постоянно в разъездах и некому за ним смотреть. Потом я начал встречаться с Аней. Снова пошел разговор о собаке, начали выбирать породу. И вот понравился голден дудл. Это смесь пуделя и ретривера. Сразу в нее влюбились.

Эта порода в России не очень распространена. А в Америке можно найти хороших заводчиков. Когда подписал контракт и мы приехали в Нью-Йорк, то сразу этих заводчиков нашли. Связались с ними, нужно было ждать до марта. Но получилось, что освободилась вакансия. Кто-то отказался от этого помета, мы продвинулись в очереди. И теперь у нас дома есть настоящий охранник.

https://www.instagram.com/p/B868NUdnqOt/?igshid=z9eem2m5a85t

— Как зовут?

— Симба.

— Он дружит с Рыжим — псом Артемия Панарина и Алисы Знарок?

— Ой, они вообще кореша. Сразу вместе бегают, туда-сюда. Сколотили компанию и вместе просятся гулять на улицу.

— Собака — это большое счастье.

— Точно. Особенно когда находишься в новой стране. Дарит очень много хороших эмоций!

Читайте также: