Хоккей

«Самый страшный момент в жизни — когда боксер в интернате за мной бегал с вилкой вокруг теннисного стола». Душевное интервью Артемия Панарина

«Самый страшный момент в жизни — когда боксер в интернате за мной бегал с вилкой вокруг теннисного стола». Душевное интервью Артемия Панарина
Артемий Панарин / Фото: © Jared Silber / Contributor / National Hockey League / Gettyimages.ru
Обозреватель «Матч ТВ» взял интервью у лучшего российского хоккеиста сезона Артемия Панарина, который сейчас находится в Нью-Йорке. Но говорили мы даже не о коронавирусе. Форвард «Рейнджерс» вспоминал детство, страшные и счастливые моменты в жизни.

Из этого интервью вы узнаете:

«Жалко тех людей, кто потерял работу»

— Артемий, поделитесь своим любительским мнением, куда мы катимся в экономике, в какой коллапс? Чего ждать людям?

— Конечно, я не экономист и дельные советы вряд ли могу дать. Но мне больше жалко людей. Многие останутся без работы. Кто-то даже не понимает, что потеряет работу. Такие люди поначалу ходили, хихикали и думали, что им просто в компании дали отпуск. А в итоге они будут сокращены.

Если карантин и дальше будет продлеваться, как людям жить? Я вообще не представляю. Лично мне карантин дается легко, потому что у меня есть запас прочности. Могу спокойно не работать, заказывать себе продукты на дом. А что будет с теми, кто безо всякого карантина жили от зарплаты до зарплаты? Как им сидеть дома? Это печально…

— Вы свободное время посвящаете чему-то полезному? Может, учитесь готовить?

— Было такое желание — прокачать себя как кулинара. Но мы недавно ездили к Бобровским во Флориду. Меня его жена Ольга толком на кухню не пускала. Наверное, боялась, что у нее появится конкурент в кулинарии! Я только один раз приготовил пасту, но под ее строгим руководством. Я ведь в подростковом возрасте жил в интернате. Нам всегда готовили, за нами следили. Поэтому навыков повара у меня не было. И откуда им взяться?

Я-то могу проводить время с пользой. Стараюсь читать книги, наслаждаюсь жизнью. Сяду на улице, чайку попью. Но представляю, как сложно тем, у кого квартира два на два и там пять человек живет. Могут быть психологические проблемы, когда ты два месяца сидишь в замкнутом помещении с женой и детьми. С ума так сойти можно.

https://www.instagram.com/p/B99bfIuJQQ-/

«Ездили в Москву продавать клюшки и телефоны»

— Однажды вы посадили простых фанатов в свою машину и довезли их, куда было нужно. Как сильно изменится мир после коронавируса? Посадили бы вы теперь незнакомых людей в свой автомобиль?

— Это было еще в Коламбусе. Туда мало кто из русских вообще приезжает. Я останавливаюсь после матча, чтобы расписаться болельщикам. И вот подошли ребята, начали по-русски со мной разговаривать. На улице было достаточно холодно, ну а Коламбус не такой большой город. И я предложил их подбросить. Довез до отеля. Да и все дело лишних 15-20 минут.

А как иначе? Я в таких случаях вспоминаю себя. Когда мне было лет 17, и зимой в Чехове ждешь электричку. И мечтаешь оказаться даже в самой разбитой «Волге». Главное, чтобы там печка была и тебя бы до Москвы добросили.

А ездили мы вещи продавать. Телефоны — в Царицыно, клюшки — в «Крылья Советов».

— Вы скучаете по тому беззаботному времени?

— Да, есть ностальгия. Вы правы — скучаю по беззаботности. Иногда вспоминаю, как летом приезжал в Коркино. Месяца на два, вне сезона. И мы с Георгием Белоусовым, он сейчас в «Автомобилисте» играет, просто выходили на улицу и шли сидеть во дворе. Или у него был мопед, и мы просто по городу ездим. Ни цели, ни переживаний, ни нервов. Набрал семечек, пошел на лавочку. Сидишь и лузгаешь. Вот по этому времени скучаю, конечно.

«В жизни на меня больше всего повлиял Витя Тихонов»

— Если бы вы могли изменить свое имя, то на какое?

— Сейчас — не стал бы, конечно. Но раньше мне нравилось имя Дима. Или Александр.

— Я бы с интересом посмотрел видео, в котором Артемий Лебедев общается с Артемием Панариным.

— Я смеялся, когда Лебедева позвали в передачу «Что было дальше?». А у него — голова крашеная. Алексей Щербаков говорит Артемию: «Это кто к нам с «Улицы Сезам» пришел?» Я чуть не упал.

— Вы бы могли так волосы покрасить?

— В данный момент — наверное, нет. Вряд ли к этому приду. Если только все эти четыре бутылки выпью, которые Алиса пронесла… (За минуту до этого мимо камеры прошла Алиса Знарок, и в ее руках были бутылки вина с красивыми ярлыками.)

— Кто в жизни на вас повлиял больше всего?

— Витя Тихонов. Это был переломный момент в жизни. Я был тогда обалдевшим подростком. Не по возрасту, а по развитию как подросток. Были мысли, что ты — хоккеист, какой-то особенный. И вот я перешел в СКА и увидел Витю. Надеюсь, у него еще будут лучшие сезоны в карьере. Но тогда он играл очень сильно. Я смотрел на Тихонова и получал большое удовольствие от того, что он — отличный хоккеист. И при этом — еще более отличный человек.

Виктор Тихонов / Фото: Елена Разина

А ведь у меня это в голове раньше не складывалось. Казалось, что если ты хорошо играешь, то начинаешь немножко наглеть. А если играешь плохо, то наоборот.

И вот я увидел пример, когда можно быть хорошим игроком и хорошим человеком. И вот Витя был для меня образцом для подражания. Я задался целью стать таким же.

«Людей я вижу как потенциально добрых»

— Как вы воспринимаете людей — как потенциально добрых или злых?

— Я думаю, что потенциально добрых. Обормотов тоже иногда вижу. Трудно посчитать в процентах, кто в моих глазах хороший, а кто плохой. Но в принципе я открыт перед 95 процентами людей. Сразу же, при первой встрече. Спокойно могу обсуждать с ними даже то, о чем и говорить не нужно. Так что да, я открыт. Но иногда от этого страдаю.

— Какой самый страшный момент в жизни у вас был?

— Наверное, когда меня дед в автобусе забыл. Да много таких моментов! Например, мы в 14 лет выпили пивка, и нас вызывали к директору. Тоже неприятно было.

Или боксер в интернате за мной бегал с вилкой вокруг теннисного стола. Я маленьким был, а он — большой. Если бы он меня поймал, было бы очень больно.

— А страшные сны вам видятся?

— Сны такие есть. То ты болеешь чем-то, то у тебя оторвало часть тела. То ты кого-то замочил и убегаешь от полиции. Как в «Брате-2».

— Как вы себя чувствуете, когда приходится говорить публично?

— Я так никогда не выступал перед большой аудиторией. Думаю, для меня будет непросто. Хоть я спокойно даю интервью, особо не переживаю в этот момент, но перед толпой — это немножко другое.

— А когда вы получали «Колдер Трофи» в 2016 году как лучший новичок лиги?

— Я вышел, как робот, на сцену, заучив три свои строчки. Оттарабанил и убежал. Главная задача была — не спотыкнуться, когда я поднимался и спускался по лестнице. Вот и все воспоминания.

— Как вы поднимаете себе настроение, если чем-то расстроены? Как проведете вечер?

— Зависит от того, есть ли завтра выходной. Будет ли время отлежаться?

Два сезона в «Коламбусе» были для меня тяжелыми физически и эмоционально. И вот мы включали стэнд-ап в ютубе — приколы, шутки после игры, чтобы подрасслабиться. Я такой человек, что у меня иногда ни с того ни с сего начинается тревога в душе. Хотя вроде бы ничего не произошло. Но возникают непонятные чувства. Даже сложно объяснить. Тогда я пытаюсь отмотать в начало, из-за чего возникла у меня такая ерунда. Покопаюсь и понимаю, что у меня в жизни все хорошо. Вот такой я человек, с очень сильными перепадами настроения.

Тут пару дней назад как раз возникло такое. Тревога, что-то непонятное. Но прошло минут 40, и я был просто самым счастливым человеком.

— А что изменилось?

— Посмотрел пару интервью. Знаете, есть такая «Белая студия» на канале «Культура». Ведущая — Дарья Златопольская. У меня Алиса постоянно смотрит. Там хорошие интервью, заставляют задуматься о чем-то более важном, чем рутина — новости, негатив, деньги, разборки.

«Куплю себе дорогую машину и буду сам себе ее мыть»

Открыть видео

— Какие у вас новости по благотворительному фонду? Здорово, что вы помогаете людям.

— Эти деньги в основном вложены в акции и облигации разных компаний. С этим кризисом, конечно, все пошло вниз. Но поскольку люди судят строго, то даже не буду никому объяснять, что чисто теоретически я в этом году не должен никому помогать. Потому что говорил, что помощь идет с дохода.

Но в этом году, скорее всего, дохода не будет. Если только рынок за неделю не бабахнет назад, что вряд ли произойдет. Однако я из своих дополнительных средств возьму восемь процентов того, что обещал. И мы кому-то поможем.

В принципе, мы по ходу года уже проводили мероприятия. Вне зависимости от фонда, из своих денег. Когда публикую чью-то информацию о помощи в инстаграме, то сам в этом участвую тоже всегда. Мне пишут многие люди — присылают фотографии, письма о помощи. Что-то иногда удается проверить на оригинальность, чтобы за этим не стояли какие-то мошенники.

Просто так ведь не поставишь фотографию: «Помогите кому-то!» А я сам — в стороне. Это неправильно.

— Что вы будете делать сегодня вечером?

— Я сейчас осваиваю «Керхер», который купил. Буду разбираться, как и что подключать. Это такое устройство, чтобы мыть машину.

Мечта у меня — когда куплю хороший автомобиль, буду сам его мыть в гараже. Вот недавно я мыл машину, когда мы ездили из Нью-Йорка во Флориду к Бобровским. Об лобовое стекло разбилась куча мошкары. Карантин же, на мойку не съездишь.

Вспомнил, как мы с дедом раньше «Волгу» мыли. Тряпочку взял, ведерко — и попер. 

Читайте также: