Хоккей

«На первую зарплату Андрей купил кольцо маме». Василевский-старший — о том, как его сын стал знаменитым голкипером

Ровно 6 лет назад, 19 апреля 2014 года, Андрей Василевский дебютировал за сборную России, начав свой славный путь на международной арене.

Вроде всего шесть лет прошло с тех пор, а в хоккее — целая эпоха. В сборную России, которую весной 2014-го принял Олег Знарок, Андрей Василевский попал в 19 лет как многообещающий юниор. За право сыграть на чемпионате мира в Минске с ним спорили такие зубры, как Александр Еременко и прилетевший из НХЛ Антон Худобин.

Василевский дебютировал в национальной команде на Еврочеллендже против сборной Латвии. Несмотря на проигрыш (0:1), впечатление на тренеров произвел и продолжил получать шансы. На завершающем этапе Евротура-2014, генеральной репетиции перед ЧМ, Андрей сыграл уже против матерых чехов. И это был триумф — наши победили 6:0.

После той победы Василевский заявил, что все равно еще не верит, что полетит на чемпионат мира. Но его участь была уже решена. Андрей не только попал в заявку на турнир, но и стал в Минске нашим вторым вратарем (первым был уже блистающий в НХЛ Сергей Бобровский). На групповом этапе он сыграл против сборных Германии и США. И пропустил в этих весьма непростых матчах всего одну шайбу, отразив 66 бросков! И это было только начало…

На сегодняшний день Василевский — один из ведущих вратарей в хоккейном мире. И это вовсе не преувеличение, а констатация факта. На прошлом чемпионате мира Андрей совершил настоящий подвиг, завоевав медаль для сборной России. В битве за бронзу он давал нашей команде шанс за шансом и добился-таки победы, став лучшим голкипером турнира. А чуть позже получил и «Везину Трофи» — главный вратарский приз уже в НХЛ. 

https://www.instagram.com/p/By6vXj3omOJ/

Сколько же пота пролито на пути к этим вершинам! А его отец — Андрей Василевский-старший — до сих пор посмеивается: «Сын стал голкипером, потому что в детстве бегать не любил». И это далеко не единственная их семейная легенда.

«Андрей такие буллиты забивал! Мог бы классным нападающим стать»

Начнем с того, что Андрей Василевский продолжает династию вратарей в своей семье. Его отец, Андрей Леонидович, 20 лет своей жизни провел в воротах. Карьеру он начал еще в СССР. Выступал за «Авангард», «Северсталь», «Рубин», «Газовик» и, конечно, родной «Салават Юлаев». А после окончания игровой карьеры начал работать детским тренером. Но вот сыновьям своим тяжкой доли голкипера никогда не желал! Старший сын, Алексей, так в итоге и стал защитником. Сейчас он выступает за «Автомобилист». Зато младший, Андрей, оказался более настойчивым.

— Так я же знал не понаслышке, что такое вратарская доля, — рассказывает Василевский-старший. — Баул этот огромный постоянно за собой таскать. Да даже просто снимать форму и одевать — это же ужас для обычного человека. Бывает, на занятии тренер скажет: «Работаем в облегченной форме». А вратарей это не касается. Не желал я всех этих трудностей своим детям. Опять же работа — прийти на тренировку надо раньше всех, долго разминаешься, чтоб все мышцы как следует прогреть. А уйдешь последним. Да и на матчах. Полевой игрок что? За период выскочит на лед семь-восемь раз по сорок секунд и потом сидит отдыхает, свои действия переосмысливает. А голкипер ни на секунду не может расслабиться.

— Помнится, раньше вы рассказывали, что из Андрея мог выйти классный форвард.

— Так у него реально очень хорошие данные были. Руки как раз для хоккея. Он такие буллиты забивал, с классной амплитудой, по сложной траектории. Да и площадку хорошо видел. Мышление игровое у него есть, азарт. Всегда в борьбу за шайбу лез, постоянно был в гуще событий, не ждал, пока партнер пас отдаст. Но особенно — руки, быстрые такие! Это бросалось в глаза. И не только мне, но и его тренеру.

https://www.instagram.com/p/BqdJtbrH87q/

— Удивительный факт — будущий вратарь любил бить буллиты.

— Андрей не один такой. Я вот недавно с Якубом Коваржем (голкипером «Автомобилиста» и сборной Чехии. — «Матч ТВ») разговаривал. У него же брат — известный нападающий Ян Коварж. Так вот, он мне рассказал, что в детстве любил брата на ворота ставить и ему бросал. И у нас так же. Бывало, что Алексей на ворота шел, Андрей ему бросал, и у обоих хорошо получалось.

— Почему же Андрей все-таки настоял на том, чтобы вратарем стать, если у него на позиции нападающего все так здорово получалось?

— Бегать он в детстве не любил, это я точно помню. У хоккеистов ведь разминки тяжелые. Все время бубнил: «Я в ворота». А он же с детства — настырный, упертый. Узнал, что, если найти сирень с пятью лепестками, то желание исполнится. И нашел не с пятью, а даже с шестью! Тут уж и я сломался, решил, что это знак свыше. Хотя до этого сына не раз осаживал: «Андрей, хорош! Одного вратаря семья уже перетерпела». Но видите, не зря он настаивал. Полевым игроком недолго пробыл — полгода всего.

«До 15 лет команда сына ничего не выигрывала»

— Приходилось слышать, что сыновей вы поставили на коньки чуть ли не в два года!

— Другого выхода у них просто не было, семья хоккеем жила, — смеется Андрей Леонидович. — Я вратарь, мама — фигуристка. Вся жизнь на льду. Но то, что они прямо с двух лет хоккеем занимались, конечно, преувеличение. Мы просто ходили на массовое катание пару раз в месяц всей семьей, вот и вся наука. Да и какие там первые коньки? Знаете, двухполозные, которые на валенки прикручиваются. А в хоккейную секцию они уж лет с шести пошли, там и началась настоящая работа. Как специалист скажу, что детей в совсем раннем возрасте вообще нельзя катанием сильно нагружать. Слишком большая нагрузка на коленные суставы. Можно такую деформацию получить, что потом всю жизнь проблемы будут. Так что кататься сыновья, конечно, умели. Но до шести лет серьезно хоккеем не занимались.

https://www.instagram.com/p/BzESPK8IY8v/

— Помните первый матч Андрея в роли вратаря?

— В «Салават Юлаеве» детская команда сильная была. Чаще с соседями играли, с нижнекамцами, например. Соперник нам прилично уступал. Побеждали зачастую с двузначным счетом. Поэтому Андрею неинтересно было. Он на месте устоять не мог, вокруг ворот ездил, постоянно пытался шайбу остановить, пас отдать. Он с самого начала основным вратарем в команде был. В запасе не любил сидеть. А еще больше — проигрывать.

— Нынешний капитан «Вашингтона» Александр Овечкин в детстве плакал прямо на скамейке, если его «Динамо» проигрывало. А как Андрей себя вел при поражениях?

— Во время матчей сын воли эмоциям никогда не давал. Вот после игры — бывало. Но, в принципе, он в этом плане всегда был сдержанным. Помню, было ему лет 13, я тогда за любительскую команду уже играл, подрабатывал, чтоб хоть какие-то деньги были, триста рублей за час мне платили. А к соперникам вратарь не пришел. Вот я сыну и говорю: «Переодевайся, против меня играть будешь. Давай-ка семейный бюджет поднимем». Проиграла его команда, подходит Андрей ко мне: «Пап, ну как же так?! Я каждый день тренируюсь, а ты два раза всего, и все рано меня обыгрываешь». А я ему в ответ: это у меня запас мастерства остался. Вот вырастешь и забудешь, что мне когда-то уступал. Будешь намного лучше отца.

— Часто Андрею в детстве удавалось побеждать на турнирах?

— Нет. До 15 лет они вообще ничего не выигрывали. А потом пошло. Парочка кубков Третьяка, в финал попали, выиграли там. В наше время тяжело детские турниры выигрывать. Многие школы усилились — Ярославль, Казань, Питер… Омскую академию создали. Там мощные интернаты, собирают талантливых парней из Сибири или Казахстана. А в Уфе мы стараемся опираться на своих ребят, которые в Башкирии растут. Игроков с переписанным возрастом из других регионов у нас нет. Хотя это нетрудно делать, и никто потом концов не найдет. Поэтому и побеждать непросто.

«Вратарь-то у вас растет не хуже Третьяка!»

— В какой момент вы поняли, что ваш сын вырастает в большого вратаря? Что впереди у него и КХЛ, и НХЛ, и сборная?

— Когда сыновья начали заниматься, у меня была задача-минимум — хотел, чтобы они армию через хоккейную команду прошли. А там уж видно будет… Но когда Андрею было 16 лет, на него обратил внимание знатный детский тренер из Казани — Александр Дюмин, который много классных игроков для нашей лиги подготовил. Вот он тогда нашему уфимскому тренеру и сказал про Андрея: «Вратарь-то у вас растет по уровню не хуже Третьяка. А может, и получше». Мне этот разговор по-дружески передали. И после этих слов я на сына начал по-другому смотреть. Хотя ему самому об этом никогда не говорил. Чтобы мотивацию не сбивать. Жили-то мы тогда трудно. Я завершил карьеру в 2002-м. И денежных запасов нашей семье хватило только на полгода. Зарплата у детского тренера была мизерная. Сейчас-то побольше, особенно в центральных регионах. Поэтому Андрей и сказал однажды: «Вырасту и сделаю так, чтоб мы жили лучше». Это тоже для него стимулом было.

https://www.instagram.com/p/Bs8lk8iHRnQ/

— На что Андрей потратил свою первую хоккейную зарплату?

— Это было еще в МХЛ. Сыновья сбросились и маме кольцо купили. Сами выбрали. Мать его с удовольствием носит. Конечно, сейчас появились уже и более дорогие, но это — самое ценное, потому что Андрей и Алексей потратили на него первую совместную зарплату. Это теперь наша фамильная драгоценность. На всю жизнь память.

— Наверняка ваш опыт помогал сыну психологически настраиваться на матчи.

— С этим я Андрею до сих пор помогаю — справляться с разными ситуациями, выигрышами, поражениями, травмами… А что касается техники, тактики, выбора позиции, тут сын давно далеко вперед ушел. У него и в России, и в Америке свои тренеры есть.

— Как раз сейчас у него в карьере непростой момент. В прошлом сезоне он добился двух самых уважаемых титулов — стал обладателем «Везина Трофи» и лучшим голкипером на ЧМ-2019. Насколько сложно удержаться на таком уровне?

— Андрей — парень с головой. Он это сразу отсек. На чемпионат мира поехал, чтобы Родине помочь. А заодно продлить сезон в своей любимой работе. А что касается НХЛ, там у игроков и мыслей нет, чтобы жить на прошлых успехах. Все заточены на то, чтобы продлить хоккейную карьеру как можно дольше. А это достигается только через кропотливую ежедневную работу. Ведь правильно разогретые мышцы лучше сокращаются. Это помогает избегать травм при столкновениях и падениях. Не подготовился к игре или тренировке как следует — получил повреждение, пропускаешь матчи. Часто травмы получаешь — сразу контракт вниз пойдет. Все взаимосвязано.

https://www.instagram.com/p/B4rfyc5Fdth/

— Сейчас вы с Андреем на связи?

— Он обычно по утрам звонит, раза два-три в неделю, когда на тренировку едет из пригорода Тампы. А в Уфе в это время как раз вечер. Вот мы и болтаем минут двадцать-тридцать. Но хоккея касаемся мало. В основном стараюсь с ним о семье поговорить, о самочувствии, о внуке. Не нагнетаю, у них же там и так график сложный. По себе знаю, что игроку дома лучше отвлечься от спорта. Хоккея в нашей жизни и так выше крыши!

Читайте также: