Тинькофф Российская Премьер-Лига

«Акинфееву было тяжело выйти из дома после ЧМ-2014». Интервью с тренером вратарей ЦСКА Дмитрием Крамаренко

«Акинфееву было тяжело выйти из дома после ЧМ-2014». Интервью с тренером вратарей ЦСКА Дмитрием Крамаренко
Игорь Акинфеев и Дмитрий Крамаренко / Фото: © ПФК ЦСКА
Также много неизвестных историй из мира художественной гимнастики.

Игровая карьера Дмитрия Крамаренко в ЦСКА сложилась не очень удачно: азербайджанский голкипер пришел в команду в январе 2002-го и за два сезона провел всего четыре встречи. Сейчас он успешен в роли тренера вратарей, ведь за его приглашением стоял лично Игорь Акинфеев.

Из интервью вы узнаете:

«Недавно пересматривали драку в Раменском — это были лихие нулевые»

— Вам с Игорем Акинфеевым есть что вспомнить из игровой карьеры. О чем чаще всего беседуете?

— Многое, конечно, вспоминаем. У нас в команде есть небольшая фишка перед играми. Наш аналитик Женя Шевелев включает отрезки футбольных матчей, в том числе с участием легендарных футболистов. Недавно, например, смотрели игры Алексея и Василия Березуцких, как они высекали в обороне против больших клубов. Неплохой мотивационный момент для команды. Эти видеопросмотры появились с приходом Жени и с подачи Алексея Владимировича (Березуцкого).

— Что еще было из недавнего?

— Пересматривали историю в Раменском, когда там футболисты колошматили друг друга (речь о драке в матче «Сатурн» — ЦСКА 2004 года. — прим. «Матч ТВ»).

— Ого, а чему из этой истории можно научиться?

— Это пример настоящей команды, в которой нужно стоять друг за друга. В этом есть как минусы, так и плюсы.

— И как реагировали на это участники того процесса — Акинфеев и Березуцкий?

— Нормально, это же футбол и эмоции. Конечно, не хотелось, чтобы такое повторилось вновь, но тогда были, назовем их так, лихие нулевые. Мы смеялись, что всего-то двух удалили после такой рубиловки! Туда бы VAR!

— Нынешние футболисты ЦСКА готовы постоять за себя и партнеров?

— Думаю, да. Хотя мы часто обсуждаем, что поколение сейчас другое. Помню, как футболисты из поколения 80-90-х говорили: «Вот мы играли, вот у нас техника». Конечно, это аксакалы, и к ним нужно прислушиваться, но всему свое время. Нынешняя команда беспрекословно слушается главного тренера, и, уверен, в обиду они не дадут никого. Это точно. Да, правила меняются, нужно следить за своим поведением на поле, потому что судить стали строже, но все как единое целое.

— На прошлой неделе в кубковой игре в Липецке состоялся дебют Данилы Бокова, а Владислав Тороп сыграл второй матч за основной состав. Довольны своими подопечными?

— С профессиональной точки зрения Влад чувствовал себя уверенно, хоть и испытывал волнение. Мальчик молодой, всего 18 лет, поэтому волнение было ожидаемым. Я как тренер видел, что были помарки в плане руководства футболистами и игры ногами. В связи с травмой Влада у Данилы появилась возможность выйти на поле. Да, была помарочка под конец игры, где он поскользнулся. В целом, доволен отношением одного и другого к работе. Хорошо, что наши молодые вратари правильно все понимают.

Данила Боков / Фото: © ПФК ЦСКА

— В том матче Данила, поскользнувшись, повторно взял мяч в руки, что запрещено правилами. Считаете, что он исправил ситуацию, пусть и ценой свободного удара? Сыграй он головой, последствия могли бы быть иными.

— Совершенно верно, он быстро сориентировался. Накрыть снова мяч — единственное правильное решение. Это нормально, мы даже потом посмеялись — сам себе создал момент, чтобы не скучать в воротах. Если серьезно, то он играл уверенно. Данила абсолютно не переживал из-за этой помарки. За тот эпизод ему точно никто не пихал и не орал.

— Юные вратари способны давать подсказки опытным защитникам? Тому же Набабкину или Васину.

— Здесь все просто: Алексей Владимирович дает установку, что все, включая защитников, должны слушать вратаря независимо от того, сколько ему лет. Опытные ребята — Дзагоев, Набабкин, Васин — подходят к этому правильно. Они понимают, насколько важен вратарь и его подсказ. Может быть, подсказ и неправильный, но слушаться они должны его беспрекословно. Другое дело, что Владу и Даньке немного не хватает этого, но мы, я и Игорь, постоянно на теории поднимаем этот вопрос.

— Акинфеев оказывает влияние на их становление?

— Безусловно. Игорь помогает, в том числе и мне. У нас получается хороший тандем. Мы излагаем мысли в нормальном рабочем тоне, а молодежь адекватно и спокойно все воспринимает. Тренировки с Игорем для них — большой опыт. С подачи Алексея Владимировича на игры приезжают три вратаря: Акинфеев и еще два в запасе. Ребята непосредственно видят в деле Игоря.

Игорь Акинфеев / Фото: © РИА Новости / Максим Богодвид

— Получается, что в ЦСКА неформально два тренера вратарей?

— Дай бог здоровья Игорю, чтобы он играл и играл. Когда я отлучался на матчи сборной (Азербайджана), Игорю приходилось следить за ребятами, давать им упражнения. Это было не так долго — около недели. Сейчас я уже никуда не уезжаю. Мне с ним очень легко. Мы давно знаем друг друга: когда я заканчивал играть, он только начинал. Он знает, что ему нужно, но и я понимаю, что нужно ему.

— Как молодежь обращается к Акинфееву?

— Называют и просто Игорь, и Игорь Владимирович. Я стараюсь — Владимирович. Есть все-таки субординация, да и в целом, нет в команде человека, который относился бы к нему без уважения. Это нормально. Раскрою небольшой секрет, надеюсь, Игорь не будет против. Допустим, мы собираемся на тренировку к 10-11 утра, он с 8 часов точно уже на базе. Сначала готовится по своей программе, потом присоединяется к нашей.

— Акинфеев рассказывал, что он близко к сердцу принимает неудачи команды. Вы ему помогаете справляться с этим?

— Мы много говорим после игр, также обговариваем какие-то моменты на следующий день, и я чувствую, что в душе он сильно переживает. У него бывает всплеск эмоций, когда что-то не получается. Как ветеран команды может крикнуть и высказать недовольство. Игроки относятся к этому с понимаем. Что касается его переживаний, то он многое выиграл в своей карьере, и ему хочется побеждать снова. Как говорил нам Валерий Георгиевич Газзаев: «Я хочу всегда побеждать, а победа — это наркотик». Такое немного грубое сравнение, но это правда так — хочется еще и еще. Настоящий спортсмен, а Игорь именно такой, не любит проигрывать. Играй он в шахматы, в нарды или в теннис, он все равно сделает все, чтобы победить. Характер победителя, поэтому он принимает все так близко к сердцу.

— В один момент так можно и сорваться, если постоянно переживать.

— Игорь как-то сказал, когда мы остались один на один: «Сергеич, помнишь чемпионат мира в 14-м году? Из-за переживаний было тяжело выйти из дома». Я ему ответил: «Ты это прошел и снова доказал всем, что ты настоящий профессионал». Потому что все большие и великие люди проходили через падения и неудачи, а ведь были и те, кто не смог пройти. Игорь вышел из этого с достоинством, это его больше закалило и никак на психике не отразилось.

«Молодые вратари ЦСКА могут сделать пару сальто»

— Вы рассказывали, что ваш приход в ЦСКА состоялся благодаря Акинфееву. Могли бы вспомнить первый диалог после назначения?

— Я под Новый год приехал в отпуск из Баку в Москву. Мне позвонил Андрей Мовсесян (глава селекционной службы ЦСКА) и пригласил прийти поговорить в клуб. Он рассказал, что произошли некоторые изменения. На встрече были Роман Юрьевич (Бабаев), Леша (Березуцкий), Михалыч (Ганчаренко), там меня поставили в известность об изменениях в тренерском штабе. Я взял день на раздумье, чтобы позвонить Игорю. Он сказал: «Не буду скрывать, было несколько кандидатов, человек пять, но я предложил тебя, потому что мы знаем, как работать». Я ответил, что мне слово Акинфеева важно. Я ему благодарен по сей день за такую инициативу.

Игорь Акинфеев и Дмитрий Крамаренко / Фото: © ПФК ЦСКА

— В последние полгода армейцами руководило несколько главных тренеров, при этом штаб команды периодически менялся. Вопрос о смене тренера по вратарям не стоял?

— Я выполнял свою работу. Ивицу Олича я тоже хорошо знаю. Мы пересекались с ним не только в ЦСКА. Когда он был помощником тренера в сборной Хорватии, я входил в штаб сборной Азербайджана. Наши команды играли в одной отборочной группе. Мы сохраняли хорошие отношения. Но все, опять же, возвращается к Игорю. Если ему комфортно работать со мной, если его устраивает тренировочный процесс, то, значит, все нормально. Алексей Владимирович говорит: «Сергеич, я от вратарского искусства далек, поэтому полностью доверяю тебе».

— Вместе с Оличем в команду пришли его помощники. Своего тренера по вратарям он не звал?

— Разговоров не было. Я даже не задумывался об этом, мне нужно было выполнять свою работу.

— Если Акинфеев вдруг завершит карьеру, вам не станет скучно в ЦСКА?

— Надеюсь, что он отыграет еще лет пять. Это мое мнение. Что касается меня, то я уделяю большое внимание нашим молодым вратарям. Ежедневно четверо наших молодых голкиперов занимаются гимнастикой. После каждой игровой тренировки они идут в гимнастический зал, все это есть в Ватутинках. С ними занимается специалист, и я тоже принимаю участие. Сальто, конечно, не делаю, но слежу за процессом (смеется). Растяжка, физическая подготовка и акробатические упражнения — это именно то, чего не хватает нашим голкиперам. Немного вернемся в наше время, когда мы играли и в футбол, и в хоккей, и в теннис, и во многое другое. Сейчас этот фактор немного потерян. Один из способов в подготовке молодых голкиперов — гимнастика. Получается, что в день у них четыре часа такой хорошей тренировки без перерыва. Им это непривычно, но потихоньку они входят в ритм. Процесс идет: ребята делают уже не одно, а два сальто.

«Винер сказала дочери: «Девочка, ты стала чемпионкой, но это уже история. Ты никто и звать тебя никак»

— Гимнастические упражнения подсмотрели у дочери Лалы?

— Нет, там же все-таки «художка». Хотя один момент я взял на заметку. Я ее практически не вижу, она все время на сборах и соревнованиях. Если появится дома раз или два раза в месяц — это большое для нас счастье, мы по ней сильно скучаем. У нее постоянные тренировки по 8-9 часов в день.

— Какими методами Ирина Винер-Усманова заставляет своих девочек так долго тренироваться?

— Там очень жестко, можно сказать, даже жестоко, ну, а что делать? По-другому медали не завоюешь.

— По поводу методов работы Ирины Александровны есть неоднозначные мнения. Вы как отец спортсменки все одобряете?

— Я и супруга были инициаторами того, чтобы Лала начала заниматься художественной гимнастикой в Баку. Там была хорошая школа, хороший тренер. Потом, когда у нее начало получаться, на одном из турниров на нее обратили внимание тренеры сборной России. Мы поняли, что человек этим живет. Несмотря на все трудности, слезы и травмы, я препятствовать не могу. Хотя бывают и такие моменты: «Лала, может быть, давай закончим? Ну зачем тебе это надо? Детства совсем не было». Я ее как бы подстегиваю, но она сразу отвечает: «Папа, заканчивай. Завтра у меня ранний подъем и тренировка».

— У дочери сильный характер.

— Да, это у нее в дедушку, моего папу (Сергей Крамаренко — советский вратарь, рекордсмен азербайджанского футбола по количеству игр в высшей лиге чемпионата СССР. — прим. «Матч ТВ»). Он часто, приходя домой, говорил, что все — заканчивает, но утром вставал и выезжал раньше всех на тренировку. Поля были не особо хорошие, потому брал шланг и поливал себе вратарскую, чтобы падать было мягче. И так на протяжении 20 с лишним лет. Я не хотел идти по стопам отца, мне нравилось больше играть в поле. На первенстве Баку я играл в команде 1973 года рождения в поле, а уже в команде 1974 года был в воротах. Папа сказал, что у меня нет необходимой скорости, но есть техника, значит, надо быть вратарем, ну я и стал. У нас на Кавказе так: слово отца — закон. Безумно благодарен ему за это.

Лала еще в маму Иру. Если у Лалы что-то не получается на соревнованиях, я в этот момент мягкий: «Доча, все будет хорошо, все нормально». А супруга нет, всегда отметит, что в каких-то моментах Лала недоработала. Супруга очень хотела, чтобы дочь поехала в Токио. Я отвечал, что ей всего-то 16 лет и все еще впереди.

— Мама Лалы болезненно отнеслась к тому, что дочь не поехала на Игры?

— Не сказал бы, что болезненно. Для нашей семьи, и Лалы в первую очередь, Ирина Александровна — сильнейший авторитет. Если главный тренер приняла такое решение, то так должно быть. Многие писали, что ехать должна Лала. Есть же все-таки профессионалы, которые отвечают за результат. Никто не знает, как бы получилось, если бы поехала Лала. Аверины взрослее, и непонятно, как бы Лала отнеслась к той истории с судейством, которая случалась на Олимпиаде. Сейчас есть три года до Игр в Париже, руки не опускаем!

Лала Крамаренко / Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

— Однако Лалы Крамаренко не оказалось и в составе на чемпионат мира. Почему?

— Это все тот же разговор. Все это время она готовилась, хорошо выступила на международном турнире в Марбелье. Снова мне присылают ссылку, где дочь сравнивают с Кабаевой, говорят о Лале в хорошем тоне. Приятно слышать, что специалисты отмечают работы дочери.

— Тогда зачитаю вам еще одно сравнение, которому вы наверняка удивитесь.

— Давайте, я готов!

— Александра Солдатова в интервью коллеге с «Матч ТВ» заявила, что видит в Лале Крамаренко Ирину Винер-Усманову.

— Ух ты (смеется).

 Есть догадки, что имела в виду Солдатова?

— Мне кажется, разговор был о характере. Неуступчивость, целеустремленность — это все про нее. Если Лала звонит нам, то у нее что-то случилось. Если не звонит — все хорошо. Когда что-то идет не так, дочь может всем своим видом показать свое недовольство, в том числе тренеру. Не все знают про эту историю. Ирина Александровна предложила поменять ей личного тренера (Ляйсан Савицкая. — «Матч ТВ»), но Лала ответила — нет. В ее характере есть стержень. Дочь пояснила, что с этим человеком она начинала заниматься, значит, с ним она и пойдет до конца. Я не понаслышке, знаю, какой это тяжелый труд.

Во время игровой карьеры я часто бывал на сборах в Новогорске, видел, как это тяжело тренироваться по 8-9 часов, держать себя в строжайшей диете, не позволять себе ничего сладкого и лишнего. Когда за каждые лишние 100-200 грамм тебя так сильно наказывали… Это было все у меня на глазах. Тогда я вообще представить себе не мог, что моя дочь по прошествии такого времени столкнется с этим же. Тяжело справиться, когда тебе ежедневно говорят, что ты никто. Лала стала трехкратной чемпионкой Европы, трехкратной чемпионкой мира среди юниоров, я пошутил, что она в свои 16 лет, получив заслуженного мастера спорта, должна заканчивать с карьерой. После одного из удачных выступлений в Европе я спросил, сколько ей дали дней выходных. Дочь сказала: «Пап, мне завтра сразу на тренировку». То есть мы ее встречаем в аэропорту вечером, а на следующее утро ей надо быть на хореографии. Первые слова Винер были такими: «Девочка, ты стала чемпионкой, но это уже история. Ты никто и звать тебя никак».

Ирина Винер-Усманова / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

— По-моему, это чересчур.

— Да, это так, но именно благодаря этому российская художественная гимнастика на протяжении 25 лет считается номером один.

— Правда, что несколько лет назад вы показали дочери футбольный элемент, который она освоила и применила на выступлении?

— 50 на 50. Года три назад она показала мне элемент с мячом. Я ей показал бросок через себя: подбрасываешь мяч между ног, и он пролетает над головой. Мне казалось, что она не сможет повторить, но Лала прямо дома на ковре начала выполнять этот трюк. Она немного видоизменила элемент, но внедрила в свою программу. Мне потом начали говорить, что Лала Крамаренко обращается с мячом лучше, чем ее отец (смеется).

— Вроде бы дочь похвалили, но в то же время задели вас. Как реагировать на такое?

— Нет-нет, меня это не обижает. Я безумно люблю свою семью и рад успехам каждого ребенка. Меня же всегда сравнивали с папой. Я говорил, что папа и я — это небо и земля. Я всегда им гордился! Поколение тех вратарей — Сергей Крамаренко, Вячеслав и Виктор Чановы, Анзор Кавазашвили, Владимир Маслаченко, Лев Иванович Яшин и многие другие — это недосягаемые люди для меня.

«Я полностью на стороне Максименко. В свое время тоже пропустил семь голов за матч»

— В сборной России сейчас сильная вратарская линия?

— Начну с того, что в сборной работает Виталий Витальевич Кафанов, это большой плюс для команды. Карпин полностью доверяет выбору Кафанова. Уверен, что ребята в хороших руках. Что касается основного голкипера, то на ближайшие непростые матчи выбор будет делаться между Гилерме и Сафоновым.

— Кафанов — сильнейший тренер по вратарям в стране прямо сейчас?

— Учитывая его опыт, его видение, наверное, да. Не хочу просто никого обидеть, потому что в каждой команде РПЛ есть свои классные специалисты. Я в его книге нашел много схожих советов и рекомендаций, какие дает Вячеслав Викторович Чанов, какие были у покойного отца. Очень много общего. Приведу пример: иногда Виталий Витальевич просит целую тренировку ловить мячи. Важно научить людей мелочам: как правильно расставить пальцы, как мяч погасить. Это и есть самая настоящая школа.

— У вас в карьере были моменты, когда вы пропускали семь мячей за игру?

— Да, бывало. Это было обидно. Мы играли со сборной Португалии, тогда еще Роналду не было, но команда была очень сильной. На выезде мы уступили со счетом 0:7. Я был очень расстроен и понимал, что не имел права столько пропускать. Там была жесткая мясорубка, и португальцы нас повозили прилично. Дал себе слово, что в ответной игре я не проиграю, это минимум. Ну и что думаете? Мы, к слову, играли два дня. В первый день счет был 0:0, и по ходу встречи на стадионе отключился свет. Доигрывали уже на следующий день, в итоге сыграли вничью — 1:1. Это был большой успех.

Дмитрий Крамаренко / Фото: © Michael Steele / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Долго приходили в себя после семи пропущенных?

— Наверное, нет. Мы после матча пообщались с папой, мы с ним каждую игру разбирали, он всегда говорил правильные вещи — надо забывать то, что уже прошло. Нужно было вставать, тренироваться и готовиться к следующей игре, только так ты забудешь. Я понимаю, к чему вы ведете разговор.

— Да, я про Максименко.

— На мой взгляд, Александр — перспективный вратарь. Да, «Зенит» был силен, и в целом «Спартак» смотрелся слабо, поэтому говорить, что Максименко проиграл этот матч, неправильно. Да, он не выручил, да, где-то допустил ошибки, что может случиться с каждым, но это история. Не мне давать рекомендации, потому что там есть свои тренеры, но следует забыть эту игру. Дружеский и отцовский совет — забыть, перейти к работе и прогрессировать дальше. Он по-настоящему талантливый парень, имеющий прекрасные данные. Такое может случиться в карьере каждого.

Александр Максименко / Фото: © ФК «Спартак»

— Эти семь голов совпали с его отсутствием в составе национальной команды. На нем не ставят крест как на игроке сборной?

— Нет, конечно. Помню, как Адамас Голодец рассказал мне историю про Льва Ивановича. Когда после чемпионата мира переполненные трибуны начинали освистывать нашего вратаря. Он действительно сильно переживал и уходил в себя. Даже такой великий человек, как Лев Иванович, имел такой период в своей карьере, но он прошел. И все в этой жизни проходит. Сейчас я полностью на стороне Максименко. Хочется пожелать ему удачи, терпения, чтобы он не обращал внимание на все разговоры и перепалки. Все у него получится!