Тинькофф Российская Премьер-Лига

«Если не будем в топе рейтинга, придется искать другую работу». Путь от вратаря в ПФЛ до нападающего в пляжке и победы на ЧМ

«Если не будем в топе рейтинга, придется искать другую работу». Путь от вратаря в ПФЛ до нападающего в пляжке и победы на ЧМ
Федор Земсков / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов
Искреннее интервью форварда сборной России по пляжному футболу Федора Земскова после победы на домашнем чемпионате мира.

29 августа сборная России по пляжному футболу выиграла чемпионат мира. ¼ финала с испанцами и полуфинал с швейцарцами — готовые сценарии для голливудского кино, где было все. Пересмотрите обзоры тех матчей — это того стоит.

Смотреть на YouTube

«Матч ТВ» уже делал большое интервью с форвардом сборной Федором Земсковым в 2018-м. Тогда мы говорили о том, как из вратаря клуба ПФЛ (в котором, кстати, играл Глушаков) перебраться в пляжный футбол — и стать одним из лучших нападающих страны. Спустя три года Земсков вместе со сборной России добрался до победы на ЧМ — третьей в истории страны и первой с 2013-го.

Главное из разговора:

  • «Сейчас по-другому смотрю на своих детей. Понимаю, что не стыдно перед ними за то, как я реализовался»
  • Неожиданное поздравление с победой от человека, с которым попали в небольшое ДТП
  • Билялетдинов рассказывал, что однажды попробовал ударить через себя, как в пляжке, и чуть не разбился. Как Земсков научился этому удару и забил таким образом в финале
  • Важное про новые правила в пляжном футболе, которые усилили конкуренцию
  • В России по-прежнему самая развитая лига в мире — в плане контрактов и стабильности
  • Какие провокации устраивают испанцы, португальцы и итальянцы. Финал-2019 из-за этого было невозможно смотреть
  • Славянские страны хорошо играют в пляжку благодаря мини-футбольной школе и настрою
  • Уже надоели сравнения с большим футболом — это разные виды спорта

Как пандемия затронула пляжный футбол — стало меньше топ-команд, что помогает быстрее научиться бисиклете

Федор Земсков / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Ты начинал вратарем в ПФЛ, потом завершил карьеру, и перед тем, как ворваться в профессиональный пляжный футбол в 25 лет, организовывал праздники. Теперь ты чемпион мира. Какие ощущения?

— Пока осознание произошедшего еще не пришло. Есть только чувство какой-то завершенности пути, скажем так. Если говорить про турнир. Все-таки мы готовились к нему с начала года, каждый месяц были сборы.

Но, конечно, это особенное событие, и этот титул на всю жизнь. Я сейчас даже по-другому на своих детей смотрю. Понимаю, что мне перед ними не стыдно за то, как я прожил жизнь, за то, как я себя реализовал.

— Самое неожиданное поздравление с победой?

— Было одно безумно неожиданное. Краткая предыстория: весной моя жена как-то неудачно ехала по двору и зацепила машину соседа. Мы, естественно, списались, договорились, как будем возмещать ущерб и так далее. Хотели встретиться, но я все никак не мог, потому что был на сборах. И пошел разговор, чем я занимаюсь. Рассказал, что пляжным футболом. После этой истории мы месяца два не вспоминали друг о друге, а вчера вечером от соседа пришло поздравление. Видимо, даже таким действием, как небольшое ДТП, можно получить поклонников пляжного футбола.

— Какие-то премии команде обещаны?

— Да, все в штатном режиме. Но тут дело даже не в деньгах, а в эмоциях, которые мы дарим болельщикам. Как ни крути, но пляжный футбол пока нельзя считать таким же популярным, как большой футбол или хоккей. Поэтому он живет, пока мы побеждаем.

Если будем проигрывать, плестись где-то там в конце мирового рейтинга, то разойдемся и будем искать работу. У нас просто не будет никаких возможностей заниматься этим на профессиональной основе. По сути, мы играем по бразильской системе — как в «Ералаше» было. У нас нет права на ошибку и расслабленность.

И на этом ЧМ мы сделали очень важное дело для нашего вида спорта, вдохнули в него вторую жизнь. Надеемся, что дальше пляжный футбол будет только развиваться, что серьезные спонсоры или инвесторы открыли для себя этот вид, и спустя 10-20 лет зарплаты [пляжников] будут сопоставимы с ФНЛ или РПЛ. И мальчишки, которые смотрели этот ЧМ по телевизору, будут пожинать плоды нашей победы.

— Три года назад зарплаты в высшей лиге были сопоставимы с зарплатами в ПФЛ. Сейчас все так же?

— По-разному. Не скажу, что пандемия убила пляжный футбол, но ее последствия ощущаются. Поэтому, конечно, улучшения в плане финансирования нет.

Тот же ПФК «Спартак», который был одним из трех топов в России, к сожалению, после пандемии лишился средств — и ряд игроков, в том числе меня, попросили сменить команду.

Из-за этого вид все же теряет в зрелищности. Одно дело, когда у тебя хотя бы три клуба [топ-уровня], или как в АПЛ — четыре-пять, где каждый может куснуть каждого, а теперь получается в России всего две топ-команды — с точки зрения финансовых условий. Это «Кристалл» и «Локомотив».

— Ты забил первый гол в финале — крутым ударом через себя. Это важный элемент в пляжке. Как долго учил его? Динияр Билялетдинов, например, рассказывал, что как-то попробовал так ударить и чуть не разбился.

— Тут не все так просто: что вышел, десять раз попробовал — и у тебя обязательно получится. Вообще к любому умению тебя все равно готовит жизнь. Если, например, в детстве ты много занимался игрой на пианино, то, наверное, у тебя будет бонус перед остальными в музыкальных делах. То же самое и бисиклетой.

Я в детстве занимался акробатикой. И удар через себя дома постоянно тренировал, когда только его увидел: прыгал на диване и бил по подушке. Помню, еще в комнате стоял такой письменный стол, который, конечно, в разрезе для футболистов напоминает ворота. Я ставил туда табуретку или другое подобие вратаря, кидал теннисный мяч об стену и слету пытался забить. В общем, такие мелочи потом переросли в умения.

Когда уже перешел на песок, довольно быстро научился этом удару. Другое дело, что это все надо развивать: одно дело просто ударить слету, другое самому поднять мяч с песка, а есть те, кто бьют с обеих ног, это тоже дает определенное преимущество.

И, кстати, удар через себя в пляжном футболе — это никакое не пижонство. Это сильное оружие, такой удар сложно заблокировать. Так и в финале получилось: Озу Морейра считается хорошим защитником, но ему было сложно помешать мне ударить. Не потому что я какой-то герой, просто это очень эффективный элемент.

Смотреть на YouTube

Насчет болезненности — не помню каких супертравматичных ситуаций, только пару раз, когда переходил на искусственное поле и по привычке бил через себя, было пару болезненных падений. А так — спина не беспокоит, суставы не болят.

— В концовке финала стадион запел песню МакSим «Знаешь ли ты». Как атмосфера?

— Мы в пляжном футболе не избалованы болельщиками. Для нас такой заполненный стадион — это что-то космическое. Тем более так болеющий!

Мне довелось как-то побывать на «Камп Ноу», и я остался не очень доволен тем, что люди там приходят как в кинотеатр. Это не «Энфилд» или «Олд Траффорд», где люди поют, кричат, активно шумят. На «Камп Ноу» приходит 90 тысяч, но 80 процентов из них просто сидят и смотрят футбол, периодически кричат: «Месси, Месси».

На ЧМ зрители были активной частью нашего победного пути. И песня МакSим, «Гуляли все ночь до утра» и другие — прекрасно зашли. Моя дочь, кстати, сегодня все утро кричала: «Хали-гали, паратрупер. Нам с тобою было супер».

— То, что сборная играла без флага и гимна, вызывало неудобство?

— Честно говоря, неудобства вызывали некоторые комментарии. Мол, вот мы же без флага, без герба, типа раз поехали так играть — значит, предатели.

Люди писали, что Россию тут не увидели, увидели сборище спортсменов. Думаю, такие вещи говорят те, кому нечем заняться. Потому что любой спортсмен, который живет своим делом, а не просто деньги считает или там против себя ставит в букмекерской конторе, не позволит себе никогда никакой халатности.

Мы отдаем себя, свой лучший возраст пляжному футболу, и когда есть возможность сыграть домашний турнир, представлять свою страну, пусть и вместо «Россия» будет написано «Российский футбольный союз», мне непонятно, почему это может как-то помешать нам защитить честь своей страны.

Считаю, надо наоборот доказать всем, что если кто-то и облажался с допингом, то это не значит, что мы в России все мухлюем. Это шанс доказать, что есть честные спортсмены — и таких большинство, это норма.

Вообще удивительно, что в олимпийское движение пляжный футбол не берут, но санкции на нас все равно распространяются. Очень интересная позиция. За себя могу сказать, что это только добавляет мотивации: в сложное время сыграть за свою страну. Все же и так понимают, кто мы, какое у нас гражданство, где мы выросли и какие ценности для нас важны.

В пляжке растет конкуренция — в том числе за счет новых правил, в России по-прежнему самая развитая лига, какие сборные чаще используют симуляции и провокации

Федор Земсков / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— За счет чего Япония так далеко прошла? Я так понял, кроме натурализованного бразильца Озу Морейры, они не так сильны индивидуально.

— Наш тренер так говорил: «Выигрывает чемпионат мира тот, кто умеет терпеть». Японцы как раз такие. У них команда без слабых мест, при этом и нет суперзвезд. Того же Озу я не считаю суперзвездой. Да, человек одарен технически и физически, но если бы он был лучше встроен в их тактику, то мог бы больше пользы приносить.

Я как человек, который против него играл, могу сказать, что он многое теряет из-за того, что не уходит на замену. Два столба, в какой бы они ни были физической форме, но которые меняются раз в полторы-две минуты, всяко его перебегают.

Но у Озу, видимо, какие-то договоренности — сколько против его команд не играл, он не менялся. Разве что этот финал стал исключением.

В защите он, конечно, очень хорош, но, играя в таком режиме, он крадет у своей команды возможности в атаке. Ни один человек не выдержит все игру действовать со стопроцентной интенсивностью.

У японцев мне больше понравился 6-й номер [Акагума], считаю, он заслуживал индивидуального приза на турнире. Тянул их весь турнир, и в финале два забил, настоящий лидер.

— Есть какая-то важная деталь, которая упростит понимание игры новым болельщикам?

— С этого года ввели новые правила: ограничили владение мяча для вратаря до четырех секунд. Раньше это действовало, только когда вратарь находился в штрафной. И рисунок игры был такой: например, ты повел в счете в 1-2 мяча, отдаешь мяч вратарю, он покидает штрафную и стоит с мячом, ждет соперников, если никто на него не бежит. А если бежит, то получается банальная математика: было 4 против 4 в поле, а когда один защитник ушел прессинговать вратаря, то остается разыграть большинство. Все сводилось к этому, по сути.

Теперь вратарь постоянно ограничен по времени, поэтому акцент игры сильно сместился на заднюю линию — на взаимодействие вратаря с 2-3 защитниками. Конечно, стало сложнее.

Поймал себя на мысли, что за весь турнир мы ни разу не ошиблись при перепасовке с вратарем. Только в финале нам свистнули из-за нарушения правила четырех секунд. Но все равно нашим вратарям можно поставить пять с плюсом за игру ногами и взаимодействие с защитниками. Думаю, это один из важнейших аспектов нашей победы. Мы спокойно ждали своего шанса, знали, что сзади все надежно, а нападающие соперника порой уставали и бросали бегать, и так появлялись дыры в обороне.

— Швейцарцы во многом случайно попали на турнир, заменив Украину, но чуть не вышли в финал. Также в полуфинале не оказалось ни бразильцев, ни португальцев. В пляжке растет конкуренция?

— Безусловно. И конкуренция выросла, и новые правила, о которых я сказал, уравняли сильные и слабые команды. Те же бразильцы умели разыгрывать большинство как никто в мире. Получается, их этого козыря лишили.

Швейцарцы наоборот — имели в составе вратаря, который лучше всех в мире играет ногами. Бьет по девяткам постоянно, отдает шикарные передачи. Во многом за счет этого сборная так далеко пробилась.

Федор Земсков / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— В 2018-м, когда мы делали интервью, Россия была, по сути, единственной страной, где существовали профессиональные пляжные клубы — с игроками на контрактах. Сейчас все также?

— Знаю, что есть контракты в португальской «Браге», в Италии, как понимаю, тоже получается сохранять целостность команд, но в России контрактная система действительно больше развита. В Бразилии — может, кто-то меня поправит — все строится на лояльности и устных договоренностях. Например, если человек всю жизнь болел за «Васку да Гаму», то за «Сантос» он уже не сможет сыграть.

— Можно сказать, что лига с профессиональными клубами и контрактами, за счет которых можно наигрывать составы, помогает России так успешно выглядеть в пляжном футболе?

— Возможно. У нас, например, есть четверка, состоящая из ребят из «Кристалла», к ним еще Боря Никоноров хорошо вписался. Они уже чуть ли не десять лет вместе играют. Нашей четверкой мы в сборной три года вместе играем, но ковалась она в том числе и в клубе тоже.

— Как раз Борис Никоноров сказал про швейцарцев: «Есть много команд, против которых можно что-то сказать, но про швейцарцев — ничего. И футболисты хорошие, и люди хорошие». Все так?

— В каких-то гадостях они действительно замечены не были. Но я не делю команды на хорошие и плохие. Скорее, на тех, с кем приятно играть и с кем неприятно. Взять тех же итальянцев. Там человек может тебя спокойно стукнуть локтем, позволить какую-то грубость, а когда ты также ему по-мужски ответишь, то он начнет валиться, плакать и звать судью. Для меня это признак непорядочности.

Если ты готов к мужской борьбе — пожалуйста. Давай грызться, кусаться. Либо если не готов, тогда играем с привлечением судьи. Но когда что-то делается исподтишка, а на ответ начинается нытье, ну это просто непорядочно. В этом плане за швейцарцами не замечал ничего такого.

Вообще на этом чемпионате не встречал команд, которые можно было назвать непорядочными. Те же японцы — замечательные ребята, они апеллируют к арбитру, только когда действительно есть повод.

— С Испанией не было проблем в этом плане? Тренер Лихачев говорил, что они вышли «убивать», симулировать.

— Было такое, но это их стиль, тут ничего не поделаешь. Кто-то тренирует бисиклету, кто-то отборы, а кто-то симуляции. Испанцы техничные ребята, вовремя пробросить мяч и упасть тоже надо уметь. Но это не столько подлость, как у итальянцев, а скорее — хитрость. И риск, потому что если попадешь на более квалифицированного судью, то после пары падений он просто начнет желтые карточки показывать за симуляции. В этом плане им повезло в четвертьфинале, там судья им верил. В итоге — два удаления на ровном месте. Я получил две желтые, хотя, по факту, их не должно было быть.

Но, повторюсь, это их козырь, которым мы не обладаем. Взять того же Остапа Федорова, которого я считаю очень сильным в дриблинге, у него по футбольному очень сильные ноги. И когда он начинает разворачивать соперников корпусом, ему могут за одну обводку два-три удара по ногам нанести, а он будет стоять. Смотришь на это и думаешь: «Ну Остап, что же ты ждешь? Какой еще тебе удар нужен, чтобы упасть и заработать штрафной». Но вот человек не приучен к такому, он с детства приучен играть в футбол. А у испанцев другие идеалы.

— В пляжке же нет VAR. Симуляции — действительно проблема?

— Скажу так. В пляжном футболе есть такая организация — BSWW, они делают колоссальную работу по продвижению этого вида спорта. Делают в том числе и за счет популярных и медийных игроков: таких, как Джордан из сборной Португалии, Гори из Италии, Станкович из Швейцарии. Это все понятно и с маркетинговой точки зрения наверняка здорово, но когда избранным начинают ставить штрафной за каждый крик — это уже перебор. Получается, что популярность дает определенную лояльность от судей, много раз замечал это.

Джордан из Португалии, например, обладает суперлояльностью. Не говорю, что ему подсуживают, но из-за имени и вклада к нему по-другому относятся. Апофеозом для меня стал финал ЧМ-2019, когда Португалия играла с Италией. Ту игру просто невозможно было смотреть — матч разделился на 30-40-секундные отрезки, за которые 2-3 человека успевали с криком упасть, и судья в итоге ставил штрафной. То есть вся игра делилась на выпрашивание фолов.

Думаю, в федерации сделали выводы, и может благодаря этому этот ЧМ получился более зрелищным и интересным. Для себя отмечал, что судьи чаще давали играть, а если человек кричит и падает, это не являлось обязательным поводом для штрафного. Стало лучше в этом плане.

Славянские страны хорошо играют в пляжку из-за мини-футбольной школы, сравнения с большим футболом надоели, раньше переживал по поводу ухода из большого футбола

— На этом ЧМ не было сборной Украины, отказавшейся ехать на турнир в Россию. Правильно понимаю, что их команда была бы одним из фаворитов?

— Да, они набрали силу. Жаль ребят, конечно. У них действительно сильное поколение, которое постепенно завершает карьеру. Они тоже могли становиться чемпионами мира с этим составом, как и наши, которые стали трехкратными. Но, может, им где-то не хватало веры в себя, не знаю. В отборочном цикле они показали, что как будто настал момент, когда ЧМ им мог что-то принести. Мне так показалось.

Кстати, то же самое могу сказать и про белорусов. Не умаляя заслуг ребят из нынешней команды, если бы можно было добавить, например, Бриштеля, Мирановича, Макаревича, Савича, было бы другое дело. Как я понял, когда у них были митинги [в стране], сборная поделились на лояльных и нелояльных. Если бы не это, вообще могли бы увидеть от двух до трех славянских команд в полуфинале.

— Почему славянские команды так неплохо играют в пляжный футбол?

— Думаю, у нас очень сильная мини-футбольная школа. Все-таки пляжный футбол гораздо ближе к мини, чем к большому. Плюс как ни крути, а мы, славяне, умеем терпеть, преодолевать трудности. Да, бразильцы рождаются на песке, всю жизнь на нем играют, но для них это все равно — фестиваль, праздник, а для нас — война. Когда такое отношение, результат, конечно, лучше.

Федор Земсков / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— После вашей победы в финале снова начались сравнения игроков из пляжного и большого футбола. Мол, в большом ничего показать не можем, потому что там играют за деньги, а в пляжке — дух и более высокие ценности. Ты поиграл в большой футбол, пусть и в ПФЛ, и знаешь пляжку. Как относишься к таким сравнениям?

— Думаю, уже всех футболистов — и из пляжного, и из большого футбола — просто достали такие сравнения. Это разные виды спорта, разные школы, разные культуры. Почему никто не сравнивает футбол со стрельбой, не знаю, или с шахматами? Или вообще с инженерией или музыкой?

Если кто-то из игроков большого футбола будет читать это интервью, хочу извиниться за все эти сравнения, которые, повторюсь, уверен, всем уже давно надоели. Мы следим за вами, так же поддерживаем, как и вы нас. Все-таки мы делаем одно дело — представляем свою страну на международном уровне.

Да, допустим, сейчас был неудачный Евро, но три года назад был удачный чемпионат мира в России. Может, еще через два года будет еще один хороший турнир, кто знает. Мы ведь и в пляжке когда выигрываем, находятся люди, которые пишут, что это недоспорт или что все куплено. Ну такой бред.

Думаю, вопрос не в футболистах, а в болельщиках: кто хочет — тот будет поддерживать своих ребят в любом случае, а кто хочет гнобить, тот найдет за что.

— Об уходе из большого футбола ты говорил как о большой ошибке. Победа на ЧМ помогла отпустить эту ситуацию?

— Да, вчера это осознал. Что закрыл этот момент для себя, отпустил. Да, я мог бы играть, допустим, в ФНЛ, ПФЛ или даже в РПЛ, это мог бы быть прекрасный жизненный путь, прекрасная карьера, я уверен. Но и тот путь, по которому я шел и буду дальше идти в пляжном футболе, для меня прекрасный. Все-таки получилось, что я не ошибся, а просто пошел другой дорогой.

— Три года назад ты мечтал о ЧМ. О чем теперь?

— Знаете, как в компьютерной игре бывает — задачи еще не обновились. Пока хочу насладиться тем, что я достиг. А дальше расскажу через годик-другой.

Читайте также: