Тинькофф Российская Премьер-Лига

«Спартак» лучший в Match day, топы РПЛ тратят на агентов больше, чем на академии. Главные выводы по финансовому отчету РФС

«Спартак» лучший в Match day, топы РПЛ тратят на агентов больше, чем на академии. Главные выводы по финансовому отчету РФС
Фото: © Олег Бухарев / Матч ТВ
А у ЦСКА самый серьезный убыток в лиге.

На этой неделе РФС опубликовал отчет по финансовых показателям клубов РПЛ и ФНЛ за 2019-й. Данные собирались при лицензировании на новый сезон и прошли аудиторскую проверку, значит, заслуживают особого внимания. Здесь очень много интересных деталей (вот ссылка, по которой этот документ можно найти). Выделим несколько.

В топ-8 самых прибыльных клубов РПЛ неожиданно попали «Рубин», «Уфа», «Крылья Советов» и даже клуб ФНЛ «Волгарь» (он в плюсе на 105,5 млн рублей). Частично это связано с трансферами — «Рубин» зимой 2019-го продал Азмуна за 12 млн евро, а «Уфа» регулярно зарабатывает на продажах футболистов.

Но большая часть трат и бонусов у всех клубов занесены в графы «коммерческие» и «прочие» расходы и доходы. Именно они, судя по отчету, составляют основу финансового баланса. Точной информации, где здесь указана помощь госбюджетов, а где реальная коммерческая сделка, нет. Остается только предполагать.

Лидерами списка стали «Краснодар» и «Зенит», которые на двоих заработали больше 2 млрд рублей.

Самым убыточным клубом России в отчете получился ЦСКА — минус 3,8 млрд рублей. В пятерку также попали «Сочи», «Спартак» и «Локомотив». Удивительно, но у ЦСКА, который давно не совершал больших сделок, по трансферному балансу минус в 1,2 млрд рублей. Вероятно, сказался выкупа прав на Влашича (15,7 млн евро). В то же время все равно это даже не треть всех убытков.

Качественнее всех заработал в дни матчей «Спартак» — 1,5 млрд рублей, рядом «Зенит» — 1,46 млрд. В случае со «Спартаком» надо отметить, что выручка от Match day составляет примерно 25% общего дохода. Это самый высокий показатель в лиге. Близко нет никого вообще.

Для сравнения с таблицами убытков, прибыли и доходов в дни матчей любопытно взглянуть на лидеров РПЛ прямо сейчас.

Более подробно разобраться в отчете нам помог заведующий лабораторией исследований спорта НИУ ВШЭ Дмитрий Дагаев.

— Очень здорово, что такие данные в принципе публикуются. Мне кажется, это большой и важный шаг на пути к открытости лиги, к исчезновению серых платежей и схем. Когда цифры подтверждены аудиторами и затем открываются, это гарантия того, что мы понимаем, что происходит в финансах российских клубов. Прекрасное начинание.

Второй момент, который очень важен: хотелось бы, чтобы публиковалась методология подсчета предоставленных цифр. Есть понятные строки, их легко интерпретировать. Например, доходы от Match Day (в дни матчей). Но есть пункты, по которым тяжело сказать, что клубы туда записали. К примеру, коммерческие и прочие расходы и доходы. Не исключаю, что здесь у разных команд может быть разное трактование этих статей.

— У многих клубов самая большая часть доходов — это как раз коммерческие доходы, но большинство клубов в России — государственные. Правильно понимаю, что под этой графой могут быть спрятаны как и реальных коммерческие успехи, так и просто государственное финансирование?

— Именно для ответа в том числе на этот вопрос хотелось бы видеть методологию подсчета этого показателя. В данном случаю ответить сложно, но не исключаю, что вы правы в своем предположении.

— Какие основные выводы можно сделать по отчету?

— Основной вывод, который я сделал, — это все, что связано с неравенством. Если мы посмотрим на важные статьи — такие как доходы от Match day, — то увидим, что на всех уровнях (и в РПЛ, и в ФНЛ) есть большое неравенство. Так, «Зенит» и «Спартак» зарабатывают в дни матчей примерно 1,5 млрд рублей, а «Оренбург» — 37 млн. Как можно говорить о конкурентности в ситуации, когда один клуб зарабатывает от болельщиков в 40 раз меньше? Существенная часть доходов генерируется ровно в том случае, если клубы находятся примерно на одном уровне, могут конкурировать друг с другом. Это влияет на продажи ТВ-прав, доходы от Match day — болельщикам интересно посещать стадион и платить за просмотр тех матчей, в которых есть конкурентная борьба. Чемпионат, где одна или несколько команд сильно лидируют по сравнению с другими, не является конкурентным. Доходы такого чемпионата сокращаются. Это проблема, над ней нужно серьезно думать.

— Та же проблема есть на уровне ФНЛ. Есть «Ротор», заработавший в дни матчей 50 млн рублей (что, кстати, больше некоторых клубов РПЛ), но большинство команд ФНЛ показали незначительные цифры — 2-4 млн рублей. Если взять, что в сезоне около 20 домашних матчей, и поделить 2 млн на 20, то за одну игру клуб получает порядка 100 тысяч. При стоимости билета в 500 рублей фактически на матч приходит по 200 человек. Это я не включал сюда еще продажу атрибутики.

— У «Химок», «Чертаново» и «Нефтехимика» доходы в дни матчей вообще 0 рублей.

— Это может быть артефактом методологии подсчета результатов. Вряд ли этот ноль настоящий, все-таки какая-то атрибутика продается. Тем не менее для подавляющего большинства команд цифры получаются небольшими.

Неравенство проявляется если посмотреть и на другие показатели — те же коммерческие доходы. Скажем, «Зенит» показывает цифры в 11,6 млрд рублей, а «Тамбов» — 14 млн. Видим очень серьезный разрыв. В ФНЛ то же самое. Кстати, обнаружил интересную вещь. «Ротор» в коммерческих доходах указал 681 тысячу рублей, а «Томь» — 532 млн. Не вижу, как «Томь» может получить коммерческий доход в тысячу раз больший, чем «Ротор». Это может означать, что под этой статьей как раз содержится прямая поддержка клуба за счет госбюджета или государственных компаний.

Далее. Трансферный баланс, он в РПЛ в минусе, что можно интерпретировать как наличие некой премии за игру в России. Это не сюрприз и не секрет ни для кого, мы несколько переплачиваем футболистам, которые приезжают к нам играть. С другой стороны, возможно, это свидетельство того, что клубы не совсем адекватно оценивают футболистов и селекционным службам есть над чем работать.

— Еще один кричащий вывод — расходы на развитие молодежного футбола и на агентские выплаты. У ряда ведущих клубов РПЛ, например, «Рубина», «Ростова», «Спартака», расходы на развитие молодежи и детей существенно меньше, чем расходы на агентов. Это очень большая проблема. Во-первых, это говорит о том, что агенты по-прежнему являются (кто бы что ни говорил) существенной силой, которая играет важную роль при заключении трансферов и которая достаточно высоко оплачивается. Во-вторых, неправильно, когда есть перекос в сторону рынка, в общем-то, посредников по сравнению с тем, что составляет фундамент развития футбольного клуба — воспитанники и собственные кадры. При этом стоит отметить, что «Краснодар» потратил впечатляющую сумму на развитие детского футбола — 827 млн, это заслуживает уважения. Но и на агентов выплаты весьма существенные — 257 млн.

В ФНЛ проблема, возможно, еще серьезнее. К примеру, «Торпедо» тратит на молодежный футбол 10,5 млн, «Ротор» — 22 млн, «Нефтехимик» — 19. Давайте прикинем, сколько по-хорошему должен получать детский тренер — допустим, тысяч 100 в месяц. Значит, в год 1,2 млн рублей, плюс различные страховые отчисления — итого: 1,5 млн. Во столько должен обходиться только один детский тренер клубу в год. Но если клуб тратит на всю академию 10-15 млн в год (где множество тренеров, где нужно тратиться на обслуживание инфраструктуры и прочее, прочее), то масштабы работы с детьми оказываются совсем не впечатляющими, к сожалению. Это просто кричащие цифры.

— Лучше всех в дни матчей зарабатывает Спартак — 1,5 млрд рублей за год. У него же самый высокий процент прибыли в Match day относительно всех остальных доходов — примерно 25%. У остальных существенно ниже. Насколько это нормально, что 25 процентов почти для всех клубов РПЛ недосягаемый потолок?

— У «Спартака» цифра очень большая за счет исторически сложившейся широкой фанатской поддержки. Это заслуга клуба, конечно. Но надо понимать, что далеко не все клубы могут похвастаться такой аудиторией. Поэтому универсальной цифры доходов от поддержки болельщиков не существует.

— Хорошие продажи в Match day «Зенита» можно связать с хорошими выступлениями команды в последнее время. А если сравнивать с теми успехами, что сейчас показывает «Спартак», то показатели «Спартака» превосходят ожидания и говорят о преданности болельщиков. Это важная заслуга руководства клуба, что удается поддерживать отношения даже в не самые удачные отрезки.

— Согласно отчету РФС самый убыточный клуб за 2019-й — ЦСКА: минус 3,8 млрд рублей. На третьем месте «Спартак» — минус 879 млн. С другой стороны, «Рубин», «Уфа» и «Крылья» неожиданно попали в топ-5 самых прибыльных клубов России. С чем это связано?

— На этот вопрос тяжело ответить, не вникнув в методологию подсчета, не зная, где указаны и в каком объеме по-настоящему заработанные суммы, а где поддержка государственных компаний и регионов. Все-таки это две разные истории.

Читайте также: