Ловрен мог быть в «Локо», Васин готов вернуться в сборную, Головин — наш Криштиану. Интервью агента Арсена Минасова

Ловрен мог быть в «Локо», Васин готов вернуться в сборную, Головин — наш Криштиану. Интервью агента Арсена Минасова
Фото: © ФК «Зенит»
Поговорил Артем Терентьев.

Из разговора вы узнаете:

— Главные темы сейчас в РПЛ — вероятные возвращения Промеса и Рондона. Это полезно для лиги?

— Это были хорошие добротные футболисты. Надеюсь, они таковым и остались — тут клубам виднее. Но, думаю, такие приглашения говорят об огромном кризисе нашего футбола. Как и ранее возвращение Вагнера или желание заполучить Халка и других [легионеров] — все это свидетельствует о том, что у нас просто не растут футболисты европейского уровня.

— Почему не растут?

— Мое мнение, что нет тех школ, детских и юношеских тренеров, которые способны вырастить таких футболистов. Наверное, тренеров неправильно обучают в Высшей школе тренеров или где-то еще. Я больше 25 лет живу в Испании и скажу, что разница в юношеском футболе только увеличивается. Иначе выстраивается стратегия академий, юношеские и молодежные соревнования, по-другому развивают возможности и качества детей.

Арсен Минасов / Фото: © Facebook Арсена Минасова

— Да, сейчас в России сделан определенный шаг вперед — пока, правда, лишь в соревнованиях. Добавили турнир возраста U-19, теперь еще будет и U-17. А не так давно футбольное образование у нас заканчивалось в 17 лет. И если футболист не шел в молодежную команду (а у нас только в РПЛ молодежки играют в серьезных соревнованиях — и то без спортивного принципа), то этот футболист мог потеряться. А ведь есть те, кто поздно созревает — чисто физиологически. Этих ребят мы теряли и продолжаем терять.

В новых турнирах важно, чтобы был спортивный принцип: чтобы условные команды Видного или Кисловодска могли завтра, имея хороший сильный возраст, продвигаться по лигам и видеть перспективу участвовать в юношеской премьер-лиге, где выступают «Краснодар», «Спартак», «Чертаново» и другие. Чтобы эта лига не являлась закрытой, каковой является молодежное первенство. Иначе это путь в никуда.

— Как восприняли отъезд в Италию Кокорина?

— Позитивно. Это очередной шанс для Саши показать и проявить себя. Он действительно способный футболист, это вызов — играть в серьезном европейском клубе. Видел первую игру его [за «Фиорентину»], но надо понимать, в каком состоянии он прибыл. В России такой календарь, что он приехал только после отпуска, совсем немного потренировался и сейчас не в тех кондициях, как остальная команда. Но он ничего не испортил, не потерял ни одного мяча. Да, может, остроты хотелось бы больше, но мы не знаем, какую задачу поставил перед ним тренер, выпуская на замену. Это важно.

— Есть мнение, что Кокорин даже после всех проблем — лучший российский форвард.

— Не стал бы говорить слово «лучший» — ни в адрес Кокорина, ни в адрес какого-то еще российского форварда. У нас нет лучшего, есть неплохие, добротные игроки. Нет того, кто бы выглядел заметно ярче остальных, — говорю лишь про футбол. Ни про прессу, ни про высказывания, ни про поведение.

— Есть шанс, что в ближайшее время российских игроков в Европе станет больше?

— Хотелось бы, но, повторюсь, у нас просто нет футболистов, способных стабильно играть в Европе. Вот уезжал же Смолов в «Сельту» недавно. А «Сельта» при всем уважении ничуть не хуже «Фиорентины».

Думаю, Федор — и это можно сказать про любого нашего нападающего — сделал в футболе гораздо меньше, чем мог бы. Не знаю, в чем проблема. Может, есть какие-то функциональные ограничения, мы же не в курсе. Но раз его не оставили в «Сельте», наверное, были не до конца удовлетворены и не увидели то, чего хотели в нем видеть.

— Головин созрел для шанса в более статусном клубе?

— А «Монако» разве не статусный клуб? Мое мнение: Саша — это исключение из правил в сегодняшнем российском футболе. Он совсем недавно вырос из юношеского уровня, хотя нам кажется, что вроде бы играет давно, а на самом деле он достаточно молодой парень. Насколько я знаю, все, что происходило с ним, это его труд.

И когда какой-то тренер или какая-то школа пытаются повесить на себя его заслуги, то это не так. Да, они, безусловно, ему помогли, работали с ним, но нынешний результат в большей степени — его работа, его огромное желание, его настоящая, искренняя любовь к игре.

Головин — талант, однако это ни в коем случае не божий дар, это другое уже. Талант — это желание и умение тренироваться, прогрессировать. Он такой а-ля российский Криштиану Роналду в этом смысле. Человек, который любит и умеет тренироваться.

— Про кого из российских игроков вас спрашивали в Европе?

— В серьезных клубах интересовались, но это был больше консультативный интерес. Услышали, например, что есть футболист, у которого закончился контракт, он игрок молодежной или национальной сборной, поинтересовались, но не более того. Скажем, обращались с вопросом о Кузяеве, когда он был без контракта, — все-таки футболист сборной. Я дал достаточно хорошую характеристику. Но раз ничего не случилось, то, получается, приняли решение, что у игрока не те качества, которые нужны.

Вообще считаю, что по достижению 18 лет российским игрокам надо уезжать в другие чемпионаты, к другим юношеским тренерам, которые могут дать толчок в развитии. Есть пример Севикяна из «Леванте». Если он не сбавит, то будет добротным игроком даже на уровне Ла Лиги. А если правильно отнесется к успехам, то и в звезду вырасти может. Искренне надеюсь на это, потому что это наш российский футболист, и буду откровенен — армянин.

https://www.instagram.com/p/CKcCUZGsofO/

— Сегодня оставаться в молодежной команде в России — это топтания на месте. Вот сколько у нас футболистов пришло из молодежки в первую команду и стали там лидерами за последнее время? Или из первой, второй лиг в премьер-лигу? Я говорю не про тех, кто просто пошел на повышение, подписал контракт, а про тех, кто действительно сделался очень заметным игроком. Ну, или кто в 24 года из ФНЛ пришел в РПЛ и стал там лидером, стал стучаться в сборную? Не считал, но эта цифра близка к нулю.

Молодые просто не поднимаются из низших лиг наверх, потому что там они не прогрессируют, а растворяются, им тренеры не помогают расти… Вот они что в 19 лет, что в 23 или 25 остаются на той же стадии развития. И это говорит о глобальном кризисе всей системы футбола.

Может, у наших руководителей школ тренеров другое мнение, не знаю. Слышал слова, что иностранные специалисты, которые приезжают в Россию, ничуть не лучше наших тренеров. Ну, это их мнение, я его уважаю, но не разделяю.

— У вашего клиента Виктора Васина летом истечет контракт с ЦСКА. Идут переговоры о продлении?

— Наверное, в ближайшее время будут переговоры, посмотрим. Сейчас пока сборы. Рассматриваем разные варианты, есть предложения, но пока все остается как остается.

— Возобновление сезона Васин начнет в ЦСКА?

— Пока ничего не могу сказать, нет ясности.

— Объясните один момент в игре Васина: он может выдавать качественные отрезки, выигрывать много единоборств, но потом все рушит одна обидная ошибка. Это психология или что?

— На мой взгляд, это связано с малым количеством игр [в последнее время], и как следствие — [у него] небольшое количество сыгранных эпизодов. Чем чаще футболист играет, тем проще ему анализировать ошибки и исправлять их. У Вити не было времени исправиться. К сожалению, мешали травмы, либо тренеры дальше предпочитали отдавать место другому футболисту. По каким-то своим причинам — им виднее, тренеры лучше меня знают состояние игроков, их готовность и возможности. Но я уверен, Виктор способен играть на очень хорошем уровне в любом российском клубе и в состоянии вернуться в сборную.

Может, анализ каких-то эпизодов провоцировал эти ситуации. И если бы Витя был эгоистичен или безразличен, то не допустил бы определенные ошибки, понимаете? Условно говоря, он бежит подстраховывать и исправить ошибку товарища, не такую заметную и явную, но затем сам ошибается — и это действие становится результативным со знаком минус. Все сразу это видят и начинают говорить, писать: «Вот, ошибка Васина привела к голу».

Но если такие эпизоды разбирать комплексно, то будет видна цепь ошибок. Если бы, допустим, Васин продолжал играть в своей зоне, со своим нападающим, которого опекал в эпизоде, и не делал ничего более, то тогда мы бы увидели, что он находился в правильной позиции, а ошибся другой игрок. Команда пропустила гол в этом моменте уже из-за чужой ошибки, которую как раз Васин и хотел помочь исправить.

Но это мое мнение — оно очень субъективно, потому что я всегда ищу, где защитить. А кому-то это, может, неинтересно, он просто видит оплошность и хочет заострить на этом внимание.

Или, например, тот злополучный гол Глушакова в матче со «Спартаком» (в апреле 2017-го. — «Матч ТВ»). И сегодня я убежден, что Витя делал все правильно, а есть те, кто уверен, что надо было ударить мяч на трибуну. Но футболист на поле для того, чтобы играть в футбол, а не бить по трибунам.

Он не хотел просто отдать мяч сопернику, хотел сохранить его, начать быструю атаку. Да, Зобнин не выключился из эпизода, как выключилось бы большинство российских футболистов. И выиграл этот мяч, случился гол. Виноват Васин? Конечно. Но поймите правильно: вот все мы в школе писали контрольные работы, кто-то получал двойку, но ведь нельзя сказать ему: «Зачем ты пришел на это урок? Если бы не пришел, то не получил бы такую оценку».

Васину предлагали в том эпизоде некоторые специалисты просто выбить мяч за пределы поля (отдать без борьбы сопернику), закрыв глаза, а он на поле решил иначе, и мое мнение — решил совершенно правильно. Да, к сожалению, это сказалось для команды негативно, однако таких эпизодов очень много. Гол — это всегда цепь ошибок. Вот забили вратарю с 25 метров, говорят — вратарь допустил ошибку. Но почему дали ударить с 25 метров? Почему там не было игрока, который должен был накрыть соперника?

— Как Васин переживает непростой этап? Он в порядке?

— Он очень хорошо и стабильно сейчас себя чувствует. Уже забыл травму, месяца 4 мне говорит, что его ничего не беспокоит и он не чувствует дискомфорт, который присутствовал даже во время некоторых матчей, когда он играл. Были определенные ограничения из-за травмы, они не давали ему быть до конца уверенным в себе. Думаю, никто кроме докторов, тренеров и товарищей команде об этом не знал. Теперь он про это забыл. Надеюсь, все трудности позади и он в очередной раз вернется на хороший уровень и продолжит быть востребованным футболистом.

Роман Широков / Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев

— Широков, с которым вы долго вместе работали, не видит себя тренером?

— У него никогда не было планов быть тренером. Хотя у меня и немного другое мнение, я ему высказывал его в обсуждении. Не скажу, что он соглашался, но и явного несогласия не было. Как-то так.

Считаю, для клуба, где хотят не сиюминутного, а стабильного развития и результатов, он почти идеальный генеральный директор. Может, не сразу, не с листа — так что сегодня взять сразу в большой клуб, наверное, нет. Но в перспективе он должен вырасти в руководителя очень хорошего уровня.

Во-первых, образование позволяет. Помимо юридического у него еще и менеджерское. Во-вторых, понимание самого футбола. В-третьих, харизма, которая у него есть. Он очень хорошо работал в московском «Динамо», но там случилась передача клуба новым руководителям, и в ВТБ решили, что есть другие люди, способные сделать больше для клуба. В «Динамо» Роман мог бы вырасти в очень хорошего генерального директора через должность спортивного директора, кем он и был.

— Юридическое образование Широков получил во время карьеры?

— Юридическое — да. Причем он именно учился, а не просто числился, принося зачетку как футболист клуба и сборной России. Нет,  ездил, получал оценки, зачеты, действительно учился. Это вообще посыл для многих футболистов. А менеджерское образование он получил уже после карьеры, где также посещал все занятия, отключал даже телефон. Лично я знал, что в определенное для занятий время он не на связи.

— Еще один ваш бывший клиент Джанаев снова вернулся в сборную. Он готов быть первым номером?

— Мне импонировала его игра не только в «Сочи», но и в «Рубине», «Ростове». Считаю, он уже пару лет как готов быть первым номером. Но опять же: у нас тренер национальной сборной бывший вратарь, у него в тренерском штабе квалифицированный тренер вратарей, им гораздо виднее. Они работают с игроком, видят его регулярно на тренировках, а не как мы по ТВ или с трибуны. Они принимают решение, кто первый номер, а мы обязаны уважать их выбор.

— Вы рассказывали, как предлагали Халка в ЦСКА и «Локо», когда бразилец еще не был звездой. Были другие обидные срывы трансферов?

— Таких историй достаточное количество, но вот две запоминающихся. В 2008-м Ловрен мог оказаться в «Локомотиве», ему было 19, он играл в загребском «Динамо». Можно было его привезти, но дальше разговоров ничего не пошло почему-то. В «Локо» на тот момент о нем ничего не знали, да и возраст, наверное, смутил. Через 2 года Ловрен уехал в «Лион» (за 8 млн евро. — «Матч ТВ»).

Вторая история: предлагал в «Локо» и «Спартак» Мертенса и Стротмана в 2010-м. «Утрехт» хотел их вместе продать, чтобы поправить финансовые дела. За приемлемую цену можно было купить, они были за. Но в России отнеслись не совсем серьезно, может, потому что Стротману тогда было 20 лет, парень из среднего голландского клуба.

О них даже не знали в спортивных отделах команд, спрашивали, кто такие, какие характеристики. А через год парни превратились в серьезных игроков — и «Утрехт» продал их вместе в ПСВ за 14 млн евро. Оба в 2011-м дебютировали в своих сборных, а еще через 2 года Мертенса перепродали в «Наполи», а Стротмана — в «Рому».

Знаю, что Роберто Карлос мог оказаться в тогда еще высшей лиге  — это было задолго до «Анжи» — в 1994-м, он мог приехать напрямую из Бразилии. Не помню команду, не я вел ту сделку, но что-то в итоге помешало переходу. В 1995-м Карлоса купил «Интер» и перепродал через год в «Реал».

Или вот приехал другой футболист, подписал договор, его здесь совсем не использовали, а он в дальнейшем стал капитаном сборной Бразилии, «ПСЖ», играет на высоком уровне — я про Тьягу Силву. Он был в «Динамо», да, заболел, но ведь выздоровел потом. Почему он выздоровел в другом месте, а не в «Динамо», где был на контракте? Вопрос. Ну вот еще пример игрока, которого могла иметь лига, но не получила. Правда, не уверен, что, если бы он остался, то вырос бы до нынешнего уровня. Но этого никто не знает.

— Клубы РПЛ провалились в еврокубках второй сезон подряд. С чем связываете это?

— Уровень нашего футбола с каждым днем становится все хуже и хуже, вот и все. Последние 10 лет минимум такое происходит. Результат сборной на ЧМ-2018 много кому затмил глаза, я имею в виду руководителей и работников РФС, лиг, клубов и школ (тренеры сборной выбирают только из тех игроков, кто у нас есть). Видимо, они решили, что у нас все хорошо, мы все правильно делаем, что мы на правильном пути. Но потом случился провал. И не один.

Если что, я именно про футбол, про спорт. А не про то, стали ли богаче клубы или лиги, улучшилась ли инфраструктура и так далее. В переходе из юношей во взрослый футбол у нас по-прежнему большой кризис. И уже давно.

Мы выращиваем игроков только для внутреннего пользования, для чемпионата России. И то с большим трудом. Вот просто пример: назовите очень быстро хорошего конкурентоспособного в Европе российского футболиста на позиции левого защитника.

— Ну, только Жирков вспоминается.

— А сколько ему лет? Всем нам должно быть стыдно, что позади Юрия Жиркова никого. А теперь назовите центрального защитника европейского уровня.

— Джикия.

— Вы серьезно считаете, он может уехать в солидный европейский клуб? Сможет конкурировать в ЛЧ, играть стабильно большое количество матчей в сезоне против таких ребят, как Лукаку, Роналду, Месси, Суарес, Неймар, Мбаппе и других? Составить ту конкуренцию, которую в свое время составлял Виктор Онопко и другие наши футболисты, играя против звезд? Поймите, не говорю, что Джикия плохой футболист, ни в коем случае. Для меня плохих футболистов вообще не бывает.

Джикия не виноват, что он тоже продукт нашей школы, которая работает только на российский рынок. Он очень яркий игрок для Тинькофф РПЛ, стабилен в сборной, но как вы думаете, если бы он или другой центральный защитник были востребованы в Европе, то сегодня играли бы в «Спартаке» и в России?

— Наверное, нет.

— Ну вот мы и отвечаем себе сами. Не думаю, что Джикия тот человек, который, получая условных 100 рублей в «Спартаке», отказался бы от приглашения, к примеру, в «Валенсию» или тот же «МЮ» на зарплату в 70 рублей. Полагаю, он бы пошел. Да, есть те, кто смотрит лишь на контракт, деньги, а прогресс их мало интересует. Но Джикия к этим людям, мне кажется, не относится. Я с ним не знаком, но знаю людей, которые с ним общаются. И если его до сих пор не пригласили, значит, я прав — он сильный футболист для российского чемпионата.

— Поэтому и на международном уровне нет результатов ни у сборной, которая проиграла Лигу наций, ни у «Спартака» и других наших клубов в еврокубках. Конечно, проигрывал не один Джикия, не один Васин, не один Акинфеев, проигрывает команда. Футбол — командный вид спорта. Это общий уровень всего нашего футбола сейчас. Надеюсь, он изменится.

Если еще говорить про Европу, то есть такой футболист, как Зинченко. Он доказал, что можно быть игроком среднего российского клуба, но если у тебя есть определенные качества для европейской топ-лиги, то тебя заметят и ты можешь уехать в топовый чемпионат и в топ-клуб, тебе там дадут шанс. Да, его на год «Сити» отправил в аренду, а потом он вернулся и теперь не только конкурирует, но и выигрывает конкуренцию за место в основе. Причем у Менди, а не у нас с вами.

— Рецепт как расти — уезжать как можно раньше?

— Да, думаю, последние годы взросления — 18-22 — нужно проводить в другой лиге, у других тренеров. На сегодняшней день это так. Сейчас РФС уделяет большое внимание детско-юношескому футболу, воспитанию детских и юношеских тренеров, собирает мнение людей по тому, как правильно выстраивать работу с молодыми игроками, пробует внедрять различные программы, меняет стратегию и направления для развития молодых игроков более высокого уровня возможностей… Если получится, на что мы все с вами надеемся, то лет через 5-7 должны быть первые плоды этой работы.

Читайте также: