live
01:00 "Чёрная маска". Художественный фильм. Гонконг, 1996 [16+]
01:00
"Чёрная маска". Художественный фильм. Гонконг, 1996 [16+]
02:55
Профессиональный бокс. Э. Спенс - М. Гарсия. Бой за титул чемпиона мира по версии IBF в полусреднем весе. Трансляция из США [16+]
05:00
"Культ тура" [16+]
05:30
"Команда мечты" [12+]
06:00
Футбол. Чемпионат Франции. "Лион" - "Анже" [0+]
08:00
Профессиональный бокс. В. Ломаченко - Э. Кролла. Бой за титулы чемпиона мира по версиям WBA и WBO в лёгком весе. Трансляция из США [16+]
09:15
Все на футбол! Афиша [12+]
10:15
"Капитаны" [12+]
10:45
Новости
10:55
"Автоинспекция" [12+]
11:25
"Играем за вас" [12+]
11:55
Новости
12:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
12:55
Автоспорт. Российская серия кольцевых гонок. Туринг. Прямая трансляция из Грозного
14:00
Новости
14:05
"Английские Премьер-лица" [12+]
14:25
Футбол. Чемпионат Англии. "Манчестер Сити" - "Тоттенхэм". Прямая трансляция
16:25
Футбол. Российская Премьер-лига. "Динамо" (Москва) - "Крылья Советов" (Самара). Прямая трансляция
18:25
Новости
18:30
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
18:55
Футбол. Чемпионат Италии. "Ювентус" - "Фиорентина". Прямая трансляция
20:55
Футбол. Российская Премьер-лига. "Краснодар" - "Зенит" (Санкт-Петербург). Прямая трансляция
22:55
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
23:40
Хоккей. Чемпионат мира среди юниоров. Россия - Латвия. Трансляция из Швеции [0+]
Футбол

«Мы потеряли то, что обеспечивало наше превосходство». Как Йоахим Лев изменил немецкий футбол

«Мы потеряли то, что обеспечивало наше превосходство». Как Йоахим Лев изменил немецкий футбол
Йоахим Лев / Фото: © Matthias Kern / Stringer / Bongarts / Gettyimages.ru
Новая сборная Германии рождается на наших глазах.
  • Лев признал: На ЧМ-2018 игра Германии стала предсказуемой
  • Он убрал Боатенга, Хуммельса и Мюллера
  • Теперь строит новую команду, более динамичную и целеустремленную
  • Будет трудно, но однажды у Лева уже получилось

«Пожалуйста, помните: после дождя всегда светит солнце», — сказала стюардесса, когда самолет «Люфтганзы» приземлился во Франкфурте. На часах — 15:02. Двадцать восьмое июня 2018-го. Лев не планировал возвращаться так рано. Следующие три дня он в одиночестве пересматривал матчи с Мексикой, Швецией и Кореей, а потом выдал: «Я достаточно амбициозен, чтобы создать новую команду». Шесть осенних матчей стали испытательным сроком. Не только для молодежи (Хаверца, Керера, Сане), но и для чемпионов мира-2014.

Жером Боатенг и Матс Хуммельс / Фото: © Ramsey Cardy / Contributor / Sportsfile / Gettyimages.ru

Перед стартом отбора на Евро Лев объявил, что не планирует вызывать 30-летних Хуммельса с Боатенгом и 29-летнего Мюллера. «Вся их карьера в сборной прошла на моих глазах. Они достигли выдающихся успехов, и эмоционально мне было трудно, потому что мы очень обязаны этим игрокам, но я должен работать на перспективу. Ребята были безумно разочарованы и заявили, что я могу на них рассчитывать, но повторюсь: отборочный турнир и Евро мы проведем без них». В то же время Лев впервые вызвал защитников Штарка с Клостерманном и хавбека Эггештайна.

Почти год не играл из-за девушки и продавал галстуки

Кадровые реформы выглядят тревожно, но еще сильнее пугала тишина безразличия, окутавшая Лева ровно пятнадцать лет назад. В конце марта 2004-го его выгнали из «Аустрии» за отказ выпускать нужных игроков, а среди европейских сборных им интересовалась только Грузия. Тогда Йоги вернулся в шварцвальдскую деревню Шенау, где в шестидесятые его отец Ханс зарабатывал строительством изразцовых печей. Он обучил этому двенадцать сотрудников, а потом они отделились от него и стали конкурентами. Его младший сын Петер — тоже бизнесмен. Сегодня он содержит бар у стадиона имени Йоги Лева в Шенау. На стенах — два телевизора и фотография старшего брата с улыбающейся Ангелой Меркель.

Неподалеку — квартира 75-летнего Вольфганга Келлера, который редко встает с постели из-за недавнего сердечного приступа. Он тоже был бизнесменом. Владел обувным магазином. Заведовала там жена Эрика, а он, проштудировав гэдээровскую футбольную методичку, тренировал подростков. Самый юный из них, Йоги Лев, в середине семидесятых достиг юношеской сборной. Умотал с ней на турнир в Монако, но через два дня вернулся — соскучился по любимой девушке.

Келлер соврал тренерам сборной, что Йоги вернулся в Шенау к больному отцу, но это не решало главную проблему: из-за первой любви Лев почти год не играл. Его футбольную карьеру спас отъезд девушки в другой город. Йоги снова заиграл и вскоре очутился во Фрайбурге, где работал продавцом в стоматологическом магазине и забивал за местный «Айнтрахт». После шестидесяти голов Лева за двадцать тысяч марок купил главный клуб города «Фрайбург». В шесть утра Йоги выходил из дома, до шести вечера работал в магазине, а потом брел на тренировку. Позже он назвал тот период самым утомительным в жизни.

Йоахим Лев / Фото: © Bongarts / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

Зато именно тогда Лев познакомился с Даниэлой Шмид, дочерью руководителя «Айнтрахта», работавшей в том же магазине. В 1986-м Йоги и Даниэла поженились. Лев к тому времени вернулся во «Фрайбург» после вылазок в Штутгарт, Франкфурт и Карлсруэ.

Самой перспективной казалась первая вылазка: перед покупкой Лева «Штутгарт» занял четвертое место и имел в составе двух чемпионов Европы, Мюллера и Ферстера (будущих игроков соответственно «Интера» и «Марселя»), но в первом же товарищеском матче — с «Ливерпулем» — Йоги сломал голень и малоберцовую кость, столкнувшись с вратарем Рэем Клеменсом, и выбыл на семь месяцев.

Сдав физически и психологически, Лев упустил еще два шанса закрепиться в бундеслиге. В 1985-м «Карлсруэ» отправил его во «Фрайбург» как часть компенсации за сербского хавбека Милорада Пилиповича (в 2010-м тот вернулся во «Фрайбург» — тренером женской команды). Журналист издания Stern Матиас Шнайдер написал в книге о Йоги, что именно страдания первой половины восьмидесятых объясняют чуткость и терпимость Лева-тренера к кризисам игроков сборной — например, Месута Озила.

На излете восьмидесятых, уязвленный новой тяжелой травмой, Лев оставил Фрайбург ради швейцарского Шаффхаузена (между городами — всего девяносто шесть километров), где не только играл в полупрофессиональной команде, но и работал в транспортно-экспедиторской компании Danza Transport AG. В тридцать лет Лев заполнял накладные, сидя за деревянным столом в кабинете с высокими потолками и голыми стенами на третьем этаже привокзального здания.

Йоахим Лев и Бенно Мёлманн / Фото: © Bongarts / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

В начале девяностых один из руководителей «Шаффхаузена» Алоиз Фолльштубер втянул Лева и форварда Акселя Тома в бизнес. Они продавали пестрые галстуки, которые изготовлялись в Азии. Продукция увлекла только водителей автобусов, поэтому производство свернули, но Йоги все равно не пожалел, что приехал в Шаффхаузен. Местный тренер Рольф Фрингер расширил его представление о футболе.

После привычной для второй немецкой лиги схемы 3-5-2 с либеро, персональщиками, длинными пасами и единственным креативным полузащитником Йоги попал в команду, использовавшую зонную защиту, осмысленные передачи и прессинг. «Немцы перестали мыслить нестандартно, а швейцарцы с их комплексом неполноценности учились у англичан и итальянцев — например, у Арриго Сакки», — вспоминал австриец Фрингер в книге о Леве (неординарность Рольфа проявилась и в том, что он ставил 20-летнего центрального хавбека «Шаффхаузена» Роберто Ди Маттео в центр защиты).

В швейцарском Маглингене, близ Берна, Лев поступил на тренерские курсы, где встретил Урса Зигенталера (c 2006-го — главный скаут сборной Германии: анализирует игру ближайших соперников). К середине девяностых Йоги все сильнее склонялся к тренерству, но продолжал играть: в 1992-м заменил в «Винтертуре» Николая Писарева, вернувшегося в Россию, и вскоре очутился на товарищеском матче в Сайгоне. Там Леву сломали ребро. Вернувшись из больницы, Йоги бросился к Акселю Томе: «Ты не представляешь, где я был. В коридоре лежали трупы, а над ними кружили мухи».

Выиграл чемпионат с Черчесовым и покорил Килиманджаро

Дальше — новый стресс: возвращение в «Штутгарт». В клуб, где надломилась игровая карьера Лева. Там он — после года работы играющим тренером в третьей швейцарской лиге — стал ассистентом Фрингера, который согласился отчислять Леву из своей зарплаты пятьдесят тысяч марок. Настолько Рольф нуждался в союзнике, знакомом и с немецкой спецификой, и с его тренерским стилем. В «Штутгарте» Фрингер создал уникальное атакующее трио Балаков — Элбер — Бобич (сорок два гола за сезон), но лишил чемпиона мира Томаса Бертольда капитанской повязки, а потом и места в составе, чем разозлил президента клуба Майера-Форфельдера.

За три дня до старта следующего сезона Фрингер свинтил в сборную Швейцарии, и его заменил Лев — временно, до завершения переговоров с Невио Скалой. Но Йоги стартовал так лихо (16:1 в первых пяти турах), что остался главным. Сохранив тактические новшества Фрингера, он сделал обстановку в «Штутгарте» более непринужденной: после домашних матчей игроки отдыхали с женами в VIP-зале стадиона, а Бертольд снова врубал в клубном автобусе AC/DC. Однажды в том же автобусе не оказалось Элбера — проспал. «Может, сходить за ним?» — предложили Леву. — «Нет». Как только Элбер вышел из гостиницы, Йоги скомандовал: «Поехали». Бразилец добрался на тренировку на такси и пробежал несколько штрафных кругов.

Дитер Кюртен, Йоахим Лев, Фреди Бобич и Джоване Элбер / Фото: © Frank Peters / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

Этим и ограничивалась жесткость 36-летнего Йоги: за несвойственную немецким тренерам мягкость его прозвали — Милый господин Лев. Правда, когда капитан «Штутгарта» Франк Верлат в интервью Stuttgarter Zeitung назвал Йоги добряком, тот потребовал извиниться. До конца осени 1996-го «Штутгарт» шел первым, провалил три майских тура и финишировал четвертым, но добыл Кубок. Потом — новые испытания: смерть отца от инсульта, серия клубных скандалов (Пошнер пьянствовал, Верлат ссорился с Якином, а Балаков садился в самолете в бизнес-классе, отделяясь от остальной команды) и убежденность президента Майера-Форфельдера, что Лев все-таки слишком мягкий. Даже выход в финал Кубка Кубков не спас Йоги от увольнения.

Вскоре он познакомился с агентом Харуном Арсланом, с которым сотрудничает до сих пор. Арслан увлек Лева в Стамбул. Сезон в «Фенербахче», обернувшийся третьим местом, еще сильнее разнообразил жизнь Йоги. Выступления президента клуба Азиза Йылдырыма требовалось слушать стоя, фанатов злило спокойствие Лева во время матчей, а компенсацию за разрыв контракта пришлось отсуживать несколько месяцев. Подхватив потом «Карлсруэ», Йоги в восемнадцати матчах победил лишь раз, и после полугодового безделья дернулся в турецкий «Аданаспор». Там совсем не платили — через три месяца вернулся.

Новые полгода без работы вытолкнули Лева в Австрию. В стоящие немецкие клубы его уже не звали, зато туда (а именно — в «Гамбург») звали тренера «Тироля» Курта Яру. Вместо него — по совету польского форварда Радослава Гилевича — взяли Лева. «Я хочу футбол от всего сердца, быстрый выход из обороны и лихие атакующие комбинации. Счет 4:3 люблю больше, чем 1:0», — заявил Йоги на презентации. Клуб шел на первом месте, но денег не хватало ни на зарплаты, ни на гостиницу в Бад-Геггинге, где «Тироль» тренировался в январе 2002-го. Продажа вратаря Циглера в «Аустрию» помогла только Станиславу Черчесову, он стал чаще играть, а на покрытие долгов денег все равно не хватило.

Йоахим Лев / Фото: © Bongarts / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

Игроки «Тироля» перестали регулярно тренироваться, но Лев и так привел команду к чемпионству и попросил руководство: «Мне не нужны деньги, я сдаюсь. Но игроки и мои помощники должны получить все». Вскоре клуб объявил о банкротстве, а его менеджер Роберт Хохстаффль сел за растрату.

Лев же еще на год остался без работы. В январе 2003-го дал интервью Kicker, чтобы просто напомнить о себе. Признал, что после «Тироля» получил только два предложения — из Грузии и Эмиратов. Тогда же Йоги совершил восхождение на Килиманджаро. «Ночью каждый шаг причинял мне столько боли, что казалось: я не двинусь дальше, — цитирует Лева его биограф Матиас Шнайдер. — Морально и физически я был на пределе, но, увидев вершину, забыл об усталости. Какой бы недостижимой ни казалась цель, увидев ее, ты уже не повернешь назад».

Летом 2003-го Йоги принял венскую «Аустрию», но через девять месяцев спортивный директор Гюнтер Кронштайнер приказал выпустить игроков, купленных им, на кубковый матч. Лев отказался. «Тогда вас уволят», — сказал Гюнтер. — «Хорошо».

Убедил, что немецкому футболу нужны изменения

После провала на Евро-2004 Руди Феллер оставил сборную Германии. Занять его место отказались Оттмар Хитцфельд и Отто Рехагель. Сборная месяц была бесхозной, и лишь на излете июля, меньше чем за два года до домашнего чемпионата мира, тренером назначили Юргена Клинсманна. Помощником ему навязали Хольгера Осиека, ассистента Беккенбауэра на победном ЧМ-1990. О назначении Осиека даже объявили в прессе, но Клинсманн отверг Хольгера, лично сообщил ему об этом и добился приглашения Лева.

PR-менеджер Роланд Айтель познакомил Йоги и Юргена в 1999-м в Калифорнии. Лев отдыхал там после прощания с «Фенербахче». В январе 2000-го они встретились уже на тренерских курсах, и Йоги очаровал Юргена пониманием защитной системы «четыре в линию» — непривычной для тогдашней Германии. В августе 2004-го, через пять месяцев после увольнения из «Аустрии», Лев вернулся в Вену на товарищеский матч с Австрией — в роли второго тренера сборной Германии.

До первых выпусков молодежных футбольных центров оставалось еще лет пять, поэтому Юргеном с Йоги спешно прихорашивали игроков, сформировавшихся в девяностые — когда в бундеслиге, по словам Лева, царили беготня и борьба. «Немецкому футболу нужны изменения. Просто носиться и биться уже недостаточно. Мы сильно отстали в физической подготовке, тактике и технике», — сказал Лев за два с половиной месяца до старта ЧМ-2006. После семи товарищеских матчей, в которых Германия победила лишь дважды, проиграв Словакии, Турции и Италии (1:4).

Йоахим Лев и Юрген Клинсман / Фото: © Vladimir Rys / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

Возможно, именно критика за те неудачи настолько вымотала Клинсманна, что сразу после победы в утешительном финале ЧМ-2006 он уступил сборную Леву. За два года работы помощником Йоги много путешествовал и по-тренерски изменился. «Я отдалился от роли немецкого клубного тренера, вечно зашоренного и сфокусированного на своей команде, — сказал Лев в интервью швейцарскому изданию Tages-Anzeiger. — Я побывал в Англии, Италии, Испании, Франции и увидел другие формы бытования футбола».

Новый взгляд на тренерскую профессию проявился на Евро-2008. Во втором туре Германия уступила Хорватии, и новая неудача (а играть предстояло с Австрией в Вене) означала бы вылет с турнира и, скорее всего, увольнение Лева. После 1:2 от команды Срны и Олича немецкие ветераны Михаэль Баллак и Торстен Фрингс ожидали сурового разговора и работы над ошибками, но Лев устроил (вернее — не отменил) выходной. Бастиан Швайнштайгер отдыхал с подругой Сарой у бассейна, а другие игроки резались в бильярд.

Это настолько контрастировало с девяностыми и началом нулевых, что Баллак с Фрингсом возмутились: что за расслабуха? А поорать, высечь искру? Но Лев еще игроком наслушался испепеляющей критики тренера и бессмысленного ора в раздевалке. Со временем понял: доверие и поддержка — эффективнее.

В интервью журналу 11 Freunde он признался, что в восьмидесятые его раздражали пустые лозунги ветеранов: «В молодости часто слышал, как опытные игроки кричали, но не давали конкретных инструкций. Требовали действовать агрессивнее, но как именно? Я этого не знал и в следующем матче получил красную карточку».

А вот Джером Боатенг удалился в дебютной игре за сборную — за фол против Быстрова в «Лужниках». Германия все равно победила, оформив выход на ЧМ-2010, и после матча Лев успокоил новичка: «Ты все равно хорошо выступил. Соперник был очень быстр, но я тобой доволен. Ты вернешься в состав».

Жером Боатенг / Фото: © Alex Grimm / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

Через полгода старший брат Джерома Кевин-Принс невольно завершил немецкую смену поколений, травмировав в финале Кубка Англии Баллака. После второго места на Евро-2008 тот оставался капитаном сборной, но не устраивал Лева ментально. Травма Баллака окончательно выветрила из сборной дух девяностых: на чемпионате мира в ЮАР Лев построил игру вокруг победителей молодежного Евро-2009 (Озил, Хедира, Нойер, Боатенг) и бодрого новичка «Баварии» Мюллера. После чемпионата мира Лев объявил Баллаку и Фрингсу, что их карьера в сборной окончена, а, изучая новых центральных полузащитников, дважды испытал в товарищеских матчах Романа Нойштедтера.

«Менеджер «Шальке» Хорст Хельдт сказал, что вечером позвонит Лев и вызовет в сборную, — рассказал мне Нойштедтер в Гельзенкирхене за два года до получения российского паспорта. — Я не поверил и решил, что он шутит — даже не думал о сборной Германии. Но вечером, когда я ужинал, позвонил Лев и сказал, что доволен моей игрой и хочет посмотреть, как я играю и какой я мужик.

В сборной я многих знал — Ройса, Гетце, Шюррле (он, как и я, жил в Дюссельдорфе). Мюллера знал по молодежке. В сборной есть ритуал — после первой игры новичок должен произнести речь. После ужина я встал, сказал, что он очень рад, что меня пригласили, что пацаны все нормальные и хорошо меня приняли, и что кто хочет — может выпить в баре пива за мой счет». В игре с Эквадором Нойштедтер отдал голевой пас Ларсу Бендеру, но за Германию больше не играл.

К полуфиналу ЧМ-2014 помогали готовиться студенты

Уступив в полуфинале ЧМ-2010 будущим чемпионам испанцам, немцы потом выдали рекордную серию из пятнадцати побед в официальных матчах — прервалась она в полуфинале Евро-2012. Встретив там Италию Пранделли, Лев изменил себе и сфокусировался не на своих сильных качествах, а на недостатках соперника. И перемудрил с тактикой, еще до перерыва получив два гола от Балотелли. Вскоре он публично признал, что ошибся, и стал больше советоваться с лидерами. После изнурительной победы над Алжиром в первом матче плей-офф ЧМ-2014 Сами Хедира сказал, что в центре поля ему удобнее действовать со Швайнштайгером, а капитан Лам, повинуясь решению большинства, вернулся из опорной зоны на правый край защиты.

К полуфиналу с Бразилией вообще готовились почти всей страной. Соперника детально исследовал не только шеф-скаут Зигенталер, но и его студенты в спортивном университете Кельна. Кроме явной проблемы (травма Неймара), у бразильцев хватало уязвимостей при потере мяча: оставалось изучить их и четко проинструктировать игроков. После 7:1 на «Маракане» защитник Мертезакер сказал в раздевалке: «Сейчас главное сохранить концентрацию. Если в финале сыграем даже на пять процентов слабее — нам конец».

Йоахим Лев и сборная Германии на ЧМ-2014 / Фото: © Bongarts / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

На 88-й минуте финала Лев вспомнил совет экс-тренера молодежки «Боруссии» Петера Хибаллы и сказал Гетце, будущему автору победного гола: «Покажи миру, что ты лучше Месси». Потом: песни в автобусе, отпуск на Сардинии, уход многолетнего помощника Флика, развод с Даниэлой, поражение в полуфинале Евро-2016, завоевание Кубка конфедераций вторым составом, десять побед в отборе на ЧМ с разницей мячей 43-4 и продление контракта до 2022 года

Через несколько месяцев после провала на ЧМ-2018 Лев признал на пресс-конференции, что в 2014 году его сборная достигла совершенства. Не слишком рисковала и не слишком осторожничала. Не заседала в защите и не забывалась в атаке: «Наш игровой стиль стал мировым ориентиром. Это было почти высокомерием, но я хотел вывести сборную на новую вершину, сделать ее еще совершеннее».

Теперь у него другие заботы: «Нам нужно больше динамики, скорости и целеустремленности. На ЧМ-2018 наша игра стала предсказуемой, мы потеряли то, что обеспечивало наше превосходство. Мы медлили и бессмысленно катали мяч. Наши молодые игроки должны быстрее соображать под давлением».

Почти десять лет назад Лев уже построил новую сборную и сделал ее лучшей в мире. Повторить это — труднее, чем покорить Килиманджаро. Но Лев видит цель и уже не повернет назад. 

Смотрите сегодня в 22:40 (мск) — Германия — Сербия на «Матч ТВ», сайтах matchtv.ru и sportbox.ru.

Товарищеский матч. Германия – Сербия

Читайте также: