Футбол

Немного в этом мире людей, которых рады видеть в ложе сэра Алекса Фергюсона. Один из них – Андрей Канчельскис. Интервью

Немного в этом мире людей, которых рады видеть в ложе сэра Алекса Фергюсона. Один из них – Андрей Канчельскис. Интервью
Андрей Канчельскис / Фото: © Clive Brunskill / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru
Главный тренер узбекского «Навбахора» отмечает сегодня 50-летний юбилей. Когда-то ему чистил бутсы сам Дэвид Бекхэм.

К новому сезону «Навбахор» готовится в Крыму. Выманить главного тренера на большой разговор в сию горячую пору — задача стратегическая, это вам любой журналист скажет. Но с Канчельскисом в этом плане сильно проще. Он к прессе всегда с уважением. Он и сам перезвонит, если что-то вдруг пошло не так.

Школа Фергюсона, чего вы хотите!

«Плов — это святое!»

— Какие чувства накануне юбилея, Андрей? Тихая старческая грусть?

— Конечно, куда от нее денешься? Переговоры по одному важному трансферу затягиваются.

— Нет, ну правда: «полтинник» для вас что-то значит?

— Вчера было 49, завтра станет 51, а больше ничего. Жаль, что счет идет в гору, хорошо бы обратный включить. Нет, я к нумерологии вообще ровно отношусь, тем более что мои дни рождения чаще всего выпадают на рабочие будни — перелеты, тренировки, матчи, сборы. Не до пафоса, сами понимаете. Привык к спартанской обстановке.

— Как думаете, футбольный мир помнит про славную дату? Ждете поздравлений, например, из Манчестера, Глазго и Флоренции?

— Уверен, что будут.

— Жаль, что сбор у «Навбахора» в Евпатории, а не дома.

— Почему? Тут прекрасно.

— В Намангане вас точно ждал бы казан восхитительного плова.

— О, плов — это вещь! Это святое.

Фото: © PFC «Navbahor»

— Будь у вас свободный выбор, какой подарок преподнесли бы себе утром 23 января?

— От себя себе? Вы спросили — я залип. Обманывать нехорошо, поэтому скажу как есть: ни одной идеи в голову не зашло.

— Вы счастливый человек, все у вас есть.

— Совершенно верно.

— Прогнозирую: ваша знаменитая коллекция футболок в ближайшее время прилично пополнится. Цвета и гербы будут разные, смысл один — «Канчельскис, номер 50». Сейчас, кстати, какой экземпляр самый свежий?

— На 65-летие президента Путина я в Чечню летал в футбол играть, в Грозный. Рамзан Кадыров пригласил. Вот с этого матча майчонка добавилась.

«Хотели меня арестовать — и в зиндан»

— В октябре вас позвали в «Навбахор» с формулировкой «до конца сезона, дальше будет видно», правильно?

— Нет. «До конца сезона плюс год». У меня осенью всего семь матчей было, не разгонишься.

— Вам бронзовая медаль положена?

— Да, медаль я получил, но едва не потерял: в аэропорту Ташкента злые люди хотели меня арестовать — и в зиндан. Нет, правда, на вылете таможня навалилась, давай расспрашивать — что за награда, откуда, какая ценность, где справка? Понравилась им она, что ли? Ну да, красивая, согласен. Реально серьезная была история, я даже чуть-чуть перепугаться успел. Но разобрались, отпустили.

— Теперь медаль у вас дома?

— Нет, когда летал к маме в Украину, подарил ее своему первому тренеру Василию Петровичу Капинусу. Так что блестеть ей в Кировограде. Или в Кропивницком, кому как нравится.

— О чемпионате Узбекистана доводилось слышать разные отзывы: от «совсем плохо» до «вполне прилично». Истина, как водится, посередине?

— «Совсем плохо» — однозначно вранье. В лиге есть очень интересные команды: «Локомотив», «Пахтакор», «Навбахор», «Бунедкор». В «Бунедкоре» лучший футболист мира 1999 года Ривалдо играл, там Зико и Сколари работали! Приличный футбол, хорошие стадионы, посещаемость — России такая и не снилась. В Намангане по 20 тысяч на трибунах, о чем вы говорите! Плохой игрой, наверное, народ особо на стадионы не заманишь. Думаю, узбекский футбол — третий на постсоветском пространстве после России и Украины.

Фото: © PFC «Navbahor»

— Чтобы нам было понятнее: ташкентский «Локомотив», ставший чемпионом страны с приличным отрывом, где бы в РПЛ устроился?

— Точно поборолся бы за пятерку.

— Нормально. Раз так, забираю свои формулировки обратно. Память о Ривалдо, Зико и Сколари в Узбекистане хранят, это понятно. А какая от них была польза?

— Точно не ко мне вопрос. Знаю, что Узбекистан этим фактом гордится. Если правильно помню, в 2009 году «Бунедкор» с Ривалдо и Сколари был в шаге от полуфинала Азиатской Лиги чемпионов, а это очень сильный турнир.

«Четыре легионера плюс азиат»

— Какая у вашего «Навбахора» задача на сезон-2019?

— Третье место уже было, теперь надо попадать в Лигу чемпионов, то есть занимать или первое, или второе. Задача трудная, но выполнимая и очень интересная. Чтобы ее решить, должны сойтись многие факторы, в том числе — правильное комплектование.

— Бюджет позволяет всерьез заниматься селекцией?

— К бюджету у тренера всегда есть вопросы и пожелания. В любом клубе мира одна и та же картина: хочется больше, чем есть. Скажу так: в рамках нашего бюджета можно играть в интересный футбол. До «Пахтакора» и «Локомотива» нам далеко, но ничего, жить можно. Сейчас в команде россиянин, украинец и серб. Ведем переговоры по еще одному парню из России.

Фото: © PFC «Navbahor»

— Мы знаем этих людей?

— Игорь Голбан играл в Сочи, Ярославле, Химках, в узбекской лиге он не новичок, участвовал и в Азиатской Лиге чемпионов. Саша Касьян прошел школу Донецка, Луганска, Львова, многих клубов российской ФНЛ, а приехал к нам из курского «Авангарда». Третьего футболиста, извините, рассекречивать не буду. Остается подобрать хорошего азиата — и комплектование закончено. В узбекской лиге такой лимит: четыре легионера плюс один азиат в заявке, остальные местные.

— Азиаты — имеются в виду Китай, Япония, Корея?

— И это тоже, но в основном, конечно, бывшие советские республики. Корейцам и японцам здесь тяжеловато, у них проблемы с адаптацией. Знаю примеры, рассказывали: приезжают, мучаются сколько-то времени — и домой.

— В августе этого года скорбная дата: 40 лет со дня гибели «Пахтакора». Слышал про ваш фонд, который занимается помощью семьям футболистов, погибших в авиакатастрофах…

— «Пахтакор», «Манчестер Юнайтед», «Шапекоэнсе» — если не ошибаюсь, под нашим патронажем сейчас 13 команд. Фонд существует, но его надо развивать, двигать, плотно-плотно им заниматься. Он создавался, когда я не был занят в команде, располагал свободным временем. Часто бывал по делам фонда и в Ташкенте, и в Британии, и в других городах и странах. Сейчас со временем, как у всякого действующего тренера, беда, но двигаться надо. Тем более что я же не один в этом проекте участвую: есть друзья, партнеры.

— Турнир, посвященный погибшему «Пахтакору», — по-прежнему рабочая идея?

— Тут много факторов, на которые мы никак не можем повлиять, но в целом — да, конечно! Если получится, как задумано, будет круто. И «Навбахор» бы поучаствовал, и другие команды, в том числе из России, Англии, Италии.

«Гжебик в «Динамо» — это была просто катастрофа!»

— Теперь вам предстоят не самые приятные воспоминания. Извините, работа.

— Да никаких проблем! Любые вопросы.

— В вашей игровой карьере было как минимум три звучных конфликта с тренерами. Первый и, возможно, главный — с Алексом Фергюсоном в «Манчестер Юнайтед».

— Сразу нет. Как такового конфликта не было, просто я стремился уехать в «Эвертон», а он не хотел меня отпускать. Речь стоит вести о недоверии — пожалуй, так можно сказать. Клуб думал, что я симулирую, иду в корыстных интересах на обман, а я был молодой, горячий и глупый, повел себя неправильно. Не смог толком объяснить главному тренеру, что действительно есть проблемы и причины уйти. На все вопросы «МЮ» дала потом ответы операция, Фергюсон даже готов был извиниться. А как расписали, чего наговорили! И мафия там была, и гангстеры какие-то, и карты, и казино — все грехи разом мне приплели. Тогда я прямо кипел от этой брехни, а сейчас вспоминаю с улыбкой. На заборе, как известно, тоже кое-что написано.

Алекс Фергюсон / Фото: © Shaun Botterill/Getty Images Sport/Getty Images

С Фергюсоном у нас по сей день прекрасные отношения. Мы время от времени общаемся, я могу попросить у него билет в ложу на «Олд Траффорд», и просьба будет обязательно исполнена. Поверьте, не так много в этом мире людей, которых рады видеть в ложе сэра Алекса.

— Второй эпизод — ссора с Диком Адвокатом в «Рейнджерс».

— Вот с ним действительно был конфликт. В первый сезон мы сделали требл: взяли чемпионат, Кубок Шотландии и Кубок лиги. И неплохо выступили в Кубке УЕФА — проиграли в третьем раунде будущему победителю «Парме». В составе было два голландца, все шло прекрасно. А потом Адвокат решил построить в Глазго маленький Амстердам, как делал это в те же годы в «Барсе» Луи ван Гал. Ничего у них не получилось. К Дику не только у меня были вопросы — у многих футболистов, включая местных ребят, шотландцев, считавших, что они больше, чем приезжие голландцы, достойны места в основном составе.

Но это жизнь. Мир больше, чем нам кажется, и каждый имеет право отстаивать свою точку зрения. В итоге мне пришлось уехать в аренду в «Манчестер Сити». Не самый удачный вариант по тем временам.

— Герой третьей серии — Ярослав Гжебик в «Динамо». Много было слухов и версий, дело разбиралось в Палате по разрешению споров…

— Этого Гжебика я вообще не стал бы обсуждать. Не могу понять, как он попал в наш футбол, в такой великий клуб, как «Динамо». Это была просто катастрофа! Но да, в футбол, к сожалению, нередко заносит случайных людей, и Гжебик — ярчайший представитель этой публики. Вот совсем не удивлен, что футболисты пражской «Спарты» всей командой просили президента избавить их от пана тренера.

Да и конфликта с этим типом как такового у меня не было. Придумали историю, будто Канчельскис явился на тренировку в хлам пьяный… Ну да, бог им судья. Моя правота признана во всех юридических инстанциях, клубу даже запись в трудовой книжке пришлось менять.

— «Динамо» — сложная история. «Слишком много генералов на квадратный метр площади», как сказал мне однажды в приватной беседе один из этих самых генералов.

— Погоны погонами, но каждый должен заниматься своим делом. Когда рулят дилетанты и проходимцы — быть беде.

— А теперь резюме по теме: может быть, став тренером, вы поменяли плюс на минус?

— Нет. Конфликты игрока и тренера — нормальная футбольная история, они были, есть и будут. И у меня сейчас время от времени случаются проблемные ситуации, куда деваться? Чтобы не повторять Адвоката в Глазго, я пользуюсь простой формулой: играет сильнейший.

— Она здорово упрощает тренерскую жизнь, правда?

— Она справедлива, а это главное. Своими вопросами вы натолкнули меня на мысль: пора, пожалуй, подумать о третьей книге. Одна у меня вышла на русском языке, другая на английском.

— Третью пишите на узбекском.

— Ха! Это было бы сильно. Зреет произведение, зреет, чувствую. Придет его время: столько событий, историй, мыслей…

«Моуринью стоит поправить нервишки»

— Как вам работа Сульшера в «Манчестер Юнайтед»?

— Пока смотрим главным образом на табло, а там everything is fine: семь побед подряд. Но все решится в конце сезона. Если команда войдет в четверку и зацепится за Лигу чемпионов…

— Это будет почти подвиг.

Уле-Гуннар Сульшер / Фото: © Reuters

— Да, и с Сульшером подпишут настоящий контракт. Торопиться никто не хочет, в Манчестере за последние годы слишком часто обжигались. Мойес, ван Гал, Моуринью — никто из тех, кто пришел после Фергюсона, не оправдал ожиданий. Наверное, проблема еще и в том, что ожидания завышенные, но как быть, если речь идет об «МЮ»? Моуринью, кстати говоря, как бы его ни полоскали, выиграл за короткий срок три титула. Разве можно назвать миссию проваленной? Точно нет.

— Есть мнение, что на карьере Жозе пора ставить крест, он больше не взлетит.

— Время лечит. Думаю, ему стоит немножко отдохнуть, прийти в себя, поправить нервишки, переосмыслить некоторые вещи. Все у него будет в порядке.

— Болит душа за «МЮ», да?

— Конечно. Я за все свои команды переживаю.

— Наш ЦСКА за последние годы встречался с «Ман Юнайтед» четырежды...

— Извините, но ЦСКА — совсем не мой клуб.

— А что станете делать, когда «МЮ» выйдет в еврокубках на «Фиорентину»?

— Ох, не спрашивайте. Это будет трудный выбор. Я не смогу смотреть такой футбол.

«Роналду и Месси открыли без меня»

— Три исторических факта. Первый: вы дали путевку в жизнь самому Дэвиду Бекхэму, освободив для него в 1995 году позицию на правом фланге «Манчестер Юнайтед».

— Так и есть. Не уйди я тогда в «Эвертон», кто знает, как сложилась бы карьера Дэвида? Футбол полон случайностей, и парень мог вообще не заиграть. Он в своей книге об этом честно написал: шансов против Канчельскиса было около нуля.

— Второй. В октябре 1997-го в матче сборных России и Италии вы нанесли травму Джанлуке Пальюке, и вместо него в раму встал юный Джанлуиджи Буффон, ваш протеже номер два.

— Да ладно, это я травмировался, а не Пальюка! Пожалел его, убрал ногу, а надо было идти до конца. Не знаю, чего там у него случилось, но его сразу заменили, а меня в перерыве. Потом вторая травма была, и вообще получился скомканный сезон.

— Тем не менее спасибо вам и за Буффона.

— Служу футболу!

— Роналду с Месси, кстати говоря, не вы открыли?

— Нет, тут точно без меня.

— Наконец, третий факт. 13 ноября 1991 года вы забили последний гол в истории сборной СССР — киприотам в отборочном матче чемпионата Европы.

— Как это?

— Следующий матч сборной, в январе 1992-го, проходил уже под флагом СНГ.

— Интересно. Как-то я этот момент упустил, спасибо за информацию.

«Бог увидел мои старания и чмокнул меня в макушку»

— Ваше мнение: чего стоит ожидать от прихода Александра Дюкова в РФС?

— Думаю, что-то должно измениться. Хуже не будет. А если новый президент соберет хорошую команду, более профессиональную, чем работает в РФС сегодня, и поставит перед ней правильные цели — будет лучше. Кадры решают все. Проблем у нас в футболе неисчислимо много, просто никто о них не говорит.

— Говорят-то многие, мало кто всерьез занимается.

— Надеюсь, у Дюкова есть программа и понимание ключевых задач. Если он захочет — сможет многое изменить.

— Лучший футболист России на данный момент?

— Игорь Акинфеев.

Игорь Акинфеев / Фото: © РИА Новости/Алексей Филиппов

— Лучший тренер?

— Юрий Семин.

— Кто станет чемпионом в 2019 году?

— Все-таки «Зенит».

— Согласны с тем, что лучший игрок мира — Модрич?

— Нет. У меня традиционные представления о мировых лидерах: или Месси, или Роналду. Модрич — прекрасный футболист, но если бы в финал чемпионата мира вышла Бельгия, а не Хорватия, про Модрича мало кто вспомнил бы. Тогда бы фаворитом стал де Брюйне.

— Лучший матч в карьере?

— К счастью, их было очень много, выбор у меня реально богатый. Ну, давайте так. Отмечу не матчи, а факт, из-за которого я еще раз попал в историю. Я забивал в трех классических британских дерби: манчестерском, мерсисайдском и шотландском. Насколько знаю, это уникальное достижение.

— Кто был вашим идеальным партнером?

— Вопрос без ответа. В каждой моей команде был такой подбор футболистов, что выделять кого-то просто несправедливо.

— Да вы дипломат.

— С высоты своего «полтинника» я имею право ответить именно так. Если Петер Шмейхель делает мне голевую передачу рукой на 80 метров — это не идеальный партнер? А Эрик Кантона? Андерс Лимпар в «Эвертоне»? Руй Кошта и Габриэль Батистута в «Фиорентине»? Бесконечный список…

— Самый важный или самый красивый гол?

— И он же — самый первый на высоком уровне. Чемпионат СССР 1988 года, «Динамо» (Киев) — «Динамо» (Москва). Мы горим 0:1, Валерий Васильевич Лобановский в середине второго тайма подзывает: «Подергай их, потерзай, как ты любишь». Так получилось, что я сравнял счет, а потом Михайличенко забил победный. Этот гол определил всю мою карьеру.

— Лучшую, пожалуй, карьеру в истории футбольной России. Дайте пропорцию: сколько в ней таланта, везения и труда?

— Я закончил в 37 в высшей российской лиге — немногие доигрывают до преклонных лет на этом уровне. А мог и еще побегать, здоровье позволяло. Не знаю, как там с процентами и пропорциями, но пахал я каждый день на совесть. С самых первых дней в футболе я пахал, не давая себе пощады. Вот за это — отвечаю. Может, Бог увидел мои старания и чмокнул меня в макушку?

Фото: © globallookpress.com

Фото: PFC «Navbahor», Graham Chadwick / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, Shaun Botterill/Getty Images Sport/Getty Images, Mirrorpix / Contributor / Mirrorpix / Gettyimages.ru, Clive Brunskill / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, ФК «Динамо», Reuters, Shaun Botterill / Staff / Hulton Archive / Gettyimages.ru, Pier Marco Tacca / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru,  Gary M. Prior / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, РИА Новости/Алексей Филиппов, Lynne Cameron / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, globallookpress.com

Нет связи