live
16:55 Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Англия - Хорватия
16:55
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Англия - Хорватия
18:55
Ген победы. [12+]
19:25
Новости.
19:30
Все на Матч!.
19:50
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Северная Ирландия - Австрия
21:55
Новости.
22:00
Все на футбол!.
22:35
Футбол. Товарищеский матч. Прямая трансляция. Испания - Босния и Герцеговина
00:40
Все на Матч!.
01:10
Конькобежный спорт. Кубок мира. Трансляция из Японии. [0+]
02:00
Футбол. Лига Наций. Греция - Эстония [0+]
04:00
Футбол. Лига Наций. Англия - Хорватия [0+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Жестокий спорт. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Футбол. Лига Наций. Англия - Хорватия [0+]
11:00
Новости.
11:05
Все на Матч!.
11:35
Смешанные единоборства. Bellator. Трансляция из Израиля. П. Фрейре - Э. Санчес. В. Немков - Ф. Дэвис [16+]
13:30
Новости.
13:35
Смешанные единоборства. М-1 Challenge. Трансляция из Ингушетии. А. Доскальчук - М. Силандер. М. Сильва - М. Маликов [16+]
15:20
Новости.
15:25
Все на Матч!.
16:15
Футбол. Лига Наций. Швейцария - Бельгия [0+]
Футбол

«В России очень своеобразный футбол». Русский эмигрант, по программе которого учатся Недвед и Ван дер Сар

26 октября 18:18
«В России очень своеобразный футбол». Русский эмигрант, по программе которого учатся Недвед и Ван дер Сар
Константин Корнаков / Фото: Личный архив Константина Корнакова
И другие менеджеры ведущих клубов Европы.

Константин Корнаков переехал в Шотландию в 1995 году вместе отцом, который устроился преподавателем в шотландский университет. Корнаков никогда не играл в футбол, но играл на компьютере в Football manager и писал статьи для русских изданий о европейском и британском футболе.

По случаю устроился переводчиком и помощником Анатолия Коробочки в «Хартс», когда клубом владел эпатажный литовско-русский миллиардер Владимир Романов. Сейчас Корнаков – один из основателей фирмы, поднимающей эффективность футбольных клубов. Также он – один из авторов обучающей программы для менеджеров «Ювентуса», «Манчестер Сити», «МЮ». Егор Кузнец встретился с Корнаковым в Шотландии, чтобы записать историю его жизни и рассказы об олигархе, который постоянно называл местных журналистов обезьянками.

– Типичная история для середины 90-х: отец нашел работу в Шотландии и переехали. У кого не было желания тогда переехать? У всех оно было. Жили на Кубе (там был русский воинский контингент), потом в Испании, поэтому мне было привычно переезжать. Шотландия? Окей, почему нет? Новое приключение. Отец работал переводчиком, в Шотландии устроился преподавать русский язык в университет.

– Как прошел первый день в шотландской школе?

– Английский тогда не знал. Пришел и сказал: «Hello». Здесь ведь еще не совсем обычный английский – он очень специфический, шотландский. Считается одним из самых непривычных, житель Лондона может не понять большую часть того, что скажет житель Глазго.

Постепенно я привык, все было хорошо. В школе проблем не было, язык выучил быстро. Последний раз был в России 20 лет назад, когда уехал. Обратно не тянет. Еще лет 5 назад, возможно, ответил бы, что интересно было бы вернуться и посмотреть родные места. А сейчас – нет.

– Политика?

– Уж совсем все это не мое. Ощущаю себя британцем.

– Видел ваш с отцом перевод поэмы Василия Зайцева «Записки снайпера».

– Этот перевод делал я, отец просто контактировал с издателем. В 16-17 лет уже хорошо знал язык, мог литературно перевести книгу. Закончил бакалавриат по специальности современная мировая история, на магистратуре выучился на переводчика. Оказалось, что это не так интересно, как мне хотелось бы. Ты переводишь чужие мысли, а не произносишь свои.

– Как в вашей жизни появился футбол?

– Когда мы только переехали в Глазго, то жили рядом со стадионом клуба «Партик тисл». Это третий клуб Глазго, команда-лифт. Болельщики постоянно ходили мимо нашего дома на игры. У них очень интересная самоидентификация: «Если ты живешь в Глазго, но не хочешь болеть ни за «Селтик», ни за «Рейнджес», то тебе к нам».

Это Шотландия, тут футбол повсюду. Сложно им не заинтересоваться. Кроме того, я увлекся игрушкой Championship Manager, потом он стал Football Manager.

Это именно стратегия, не симулятор FIFA. Ты управляешь командой, находишь игроков, развиваешь клубы. Тогда уже был интернет, это 1997-98 год, и я нашел русскоязычный форум ребят, которые тоже играли в эту игрушку. На форуме также сидели журналисты, редакторы журналов. Так начал работать в питерской газете «Спорт день за днем».

– Она существует до сих пор.

– Ого, вот туда я писал довольно часто за гонорары. Много статей написал про британский футбол и испанский. Даже, помню, ездил на сборы «Зенита» в Испанию. Это был 2004–2005 год. Тогда тема русских олигархов в Европе набирала обороты благодаря Абрамовичу. А в Шотландии уже был свой мини-Абрамович, владелец «Хартса» Владимир Романов. Было бы странно, если бы я не начал писать на эту тему. Познакомился с Анатолием Коробочкой.

– Он рассказывал, что вы подошли к нему за автографом.

– В общем, так и было. «Хартс» играл в квалификации Лиги чемпионов на регбийном стадионе в Эдинбурге. Я приехал заранее и увидел Коробочку с Эдуардом Малофеевым. Подошел, заговорил. Коробочка заинтересовался мной, ему как раз не хватало человека, который бы переводил для него.

– Вы правда знаете 6 языков?

– Смотря что считать языком. Русский, английский, испанский, французский, португальский. Вот вы бы считали каталонский язык?

– Нет.

– Но формально – это язык. Там большая разница. Так же, как и в галисийском. Плюс понимаю по-итальянски, немного – по-литовски.

– Как вы познакомились с Романовым?

– Он достаточно регулярно приезжал на матчи, любил поговорить с игроками перед играми. Дать им установку. Так он пытался их мотивировать. Не так, конечно, как Малофеев, который как-то выдал крылатую фразу: «Нельзя сдаваться! За вами Эдинбург!» Естественно, это совсем другой культурный код, это невозможно перевести и донести до игроков. Никто из футболистов не понял, что он имел в виду. 

– Часто пересекались с Романовым?

– Да, очень необычный человек, но, с другой стороны, как мог быть обычным миллиардер из Литвы, который имел интересы по всему миру и был более-менее на одном уровне с Дерипаской и Абрамовичем. Он начал строить футбольную империю еще до того, как это стало модно. Пытался внедрить концепцию футбольной пирамиды. Идея в том, чтобы брать клубы из разных стран и уровней и использовать их для развития футболистов.

Он владел клубами в Литве, Белоруссии и Шотландии и хотел, чтобы игроки циркулировали между ними и таким образом развивались. Это было 10-15 лет назад, тогда все над ним смеялись. А сейчас – это тренд. Взять семью Поццо, которая эту концепцию успешно реализовала в «Удинезе», «Уотфорде» и «Гранаде».

– Кажется, что Романов просто брал пачками литовских футболистов и пытался вывести их на уровень, который они не тянут. Создавал колонию для сборной Литвы.

– Ну, не знаю, максимум в «Хартсе» одновременно было 10 литовцев.

– Это же половина команды с запасными.

– У нас тогда была большая заявка, поэтому все-таки треть. Треть – литовцы, треть – шотландцы, треть – европейцы. Многие были очень хорошего уровня – тот же Янкаускас, Чеснаускис, у остальных после «Хартса» потом были вполне неплохие карьеры средних игроков.

– Как реагировала команда, когда Романов читал свои стихи о морском флоте?

– Не знаю, если честно. Как они могли реагировать? Он платил им зарплату, поэтому слушали. Да, это не по-западному и не соответствует правилам современного корпоративного менеджмента, но это происходило и происходит не только в «Хартсе» и не только в футболе.

Периодически Романов делал пресс-релизы на сайте в стиле «Романов о происходящем в шотландском футболе». Некоторые я даже переводил. Он боролся с федерацией футбола, видел темные игры и заговоры.

– Там много про судейский произвол. Но вы его мнения не разделяли?

– Не знаю, всегда им говорил, что в российском и советском футболе, откуда они пришли, это, может, и было в порядке вещей, но здесь это даже в голову не могло прийти. Шотландцы даже не могут себе представить, что так тоже можно. Подкупить судью…

– А тут их еще и постоянно в этом обвиняли. Причем владелец одного из ведущих клубов.

– Да, да, так и выстраивался образ Романова. С другой стороны, если ты поговоришь с болельщиком «Хартса», то он, скорее всего, согласится. «Да, нас засуживают, все против нас». Возможно, некоторым даже нравился такой эксцентричный президент. Но, в общем, Шотландия – консервативная, протестантская страна. Здесь непривычно такое вызывающее поведение. Эпатаж не в моде, как и демонстрация собственного богатства или интеллектуального превосходства.

И футбол здесь другой. Роналду – звезда в Европе и мире, лидер и примадонна. В Шотландии его воспринимают по-другому. Идеал – это Кантона. Брутальный мужик, который убивает и умирает на поле, а потом идет пить с болельщиками пиво. Такой человек станет кумиром тут, а не вылизанный и набриалиненный Криштиану.

– Продолжим про Романова.

– Еще до Трампа он начал бросать вызовы СМИ. Трамп называет их фейкньюс, а Романов называл обезьянками. Monkeymedia. Сам не видел, но была история, что во время матча по его указанию в пресс-ложе поставили миски с бананами. Повторюсь, слух, но об этом писали в СМИ.

– Пресса часто использовала выражение «революция Романова».

– Так из этого потом сделали линию одежды, бренд назывался Romanov revolution. Клуб продавал в своих магазинах дорогие вещи в стиле casual с итальянским дизайном. Это было красиво, но не прижилось. Коммерчески идея не зашла.

– Писали, что в тренерском штабе были очень странные специалисты. Чуть ли не знахари и астрологи.

– В штате – нет, вне штата – были. Хотя зависит от того, кого называть знахарем. Допустим, человек говорит, что раскрывает чакры. Это знахарь или нет? Или ароматерапия – это колдовство? Вряд ли. Весь вопрос не в том, что ты делаешь, а в том, насколько своевременно и как это подается. Причем, как правило, существует две грани: либо человека называют сумасшедшим, либо гениальным. Арсен Венгер, когда только пришел в «Арсенал», постоянно вмешивался в питание игроков. Это казалось дикостью, а потом так начали делать повсеместно.

– Когда вы перестали быть лишь переводчиком?

– По сути, я изначально был не только им. Коробочка не знал языка, да и людей в клубе было немного, поэтому Коробочка часто просил помощи у меня. Готовил контракты, аналитические материалы по футболистам, иногда участвовал в переговорах, организовывал сборы и так далее.

– При каких обстоятельствах вы с Коробочкой познакомились с Фергюсоном?

– Каждый год федерация устраивала съезд главных тренеров элитной лиги, в ходе которых они готовили небольшие презентации и неформально общались. Коробочку туда позвали, а я переводил для него. Можно сказать, что Фергюсон – куратор мероприятия. Легендарная личность, он очень многое сделал для шотландского футбола. 5-10 лет назад в АПЛ было больше шотландских тренеров, чем английских. Пять или шесть человек, и в этом огромная заслуга Фергюсона.

При всем том, чего он добился, Фергюсон остался простым, доброжелательным человеком. Потом мы с Коробочкой ездили в Манчестер несколько раз. Вокруг сотни людей очень высокого ранга, но Фергюсон находит дать возможность понять тебе, что ты его желанный гость.

– Два Кубка Шотландии, Кубок Шотландской лиги и второе место в чемпионате – главные достижения «Хартса» при Романове. Это много или мало?

– Со спортивной точки зрения «Хартс» выдал неплохой период. Много третьих мест, два Кубка Шотландии, финал Кубка лиги, участие в еврокубках. До этого команда не выигрывала ничего с 60-х годов. В общем, неплохо, но другое дело, что если в анализ добавить затраты, то встанет вопрос – стоили оно того или нет? И вряд ли этот анализ можно увести от того, что в итоге клуб оказался на грани банкротства.

– Им чуть не закончилась «революция Романова»?

– Да, экономический кризис повлиял на его активы, возникли сложности с финансированием, образовался долг. Сложности бывали и раньше, но их закрывали, иногда – спортивными результатами, иногда – продажей игроков. Но в том случае клуб попал под внешнее администрирование, потому что его банк в Литве лопнул. Интересно, что «Хартс» и «Рейнджерс» оказались в кризисе одновременно. «Рейнджерс» обанкротился и свалился в четвертый дивизон, а «Хартс» – во второй. С клуба сняли очки, поэтому остаться было трудно. Всех, кто был связан с Романовым, из клуба убрали.

– Расскажите о том, чем вы занимаетесь сейчас.

– Еще во время работы в «Хартсе» я часто взаимодействовал с европейской клубной ассоциацией, представлял клуб в организации. Также находился в рабочей группе по развитию молодежи и академий. Участвовал в создании аналитического отчета по академиям Европы.

После работы в «Хартсе» с двумя соавторами написал руководство по управлению футбольными клубами. Это большой серьезный труд, который можно считать инструкцией, как нужно вести дела клуба. Он показывает составные части клуба и то, как они должны взаимодействовать между собой.

– Затем вы организовал свою фирму.

– Ага, я и несколько партнеров из других стран. Сотрудничаем с европейской клубной ассоциацией по нескольким проектам. На базе руководства, в написании которого я участвовал, мы создали программу обучения для руководителей клубов. Сейчас уже будет второй выпуск.

– Какого уровня руководителей обучаете?

– Программа рассчитана на клубы, состоящие в европейской ассоциации. Это 232, в общем, лучших клуба Европы. Например, сейчас у нас учится Павел Недвед из «Ювентуса». В первом выпуске был представитель совета директоров «Атлетика» из Бильбао. Скажем так, на этой программе учатся топ-менеджеры клубов среднего звена Восточной и Центральной Европы и менеджеры среднего и высшего звена топ-клубов.

Были генеральные директора клубов из Венгрии, Дании, Швеции, но в то же время был директор женского департамента «Манчестер Сити». У нас учится менеджер из «МЮ» и хозяин клуба из Эстонии. Все сидят за одним столом, это часть процесса. Проблемы у клубов примерно одинаковые, отличаются только масштабы и возможности.

– Клуб может прийти в вашу фирму LTT Sports и сказать: «Хотим стать более эффективными. Помогите».

– Да, мы занимаемся и этим. Все зависит от того, кто придет. Одно дело – хозяин, другое – исполнительный директор. Очень много нюансов, но глобально концепция клуба должна быть, как у известной марки часов: ты никогда не будешь их хозяином, а только передашь их следующему поколению.

– Российские клубы на вас не выходили? Вам самому не хотелось выйти на наш рынок?

– Нет, в России очень своеобразный футбол. Я не знаю, что там можно сделать эффективнее. Мне кажется, российские клубы и так эффективны. В своем стиле.

Знаете, в чем основная специфика футбольного бизнеса?

– Расскажите.

– Сама организация очень маленькая, но шума очень много. Про большую корпорацию с миллиардными оборотами могут написать в новостях несколько раз в год: когда случится скандал или будет опубликован полугодовой финансовый отчет. А про футбольный клуб, далеко не всегда с миллиардными оборотами, пишут каждый день. Поэтому и получается, что клубам, маленьким по общемировым меркам фирмам, нужен штат, как у гигантских корпораций.

Если взять крупнейшие клубы мира – «Реал», «Барселону», «МЮ», то они по оборотам будут как один гипермаркет. Не вся сеть, а один гипермаркет этой сети. Вот у него будет оборот, как у самого большого клуба в мире. Еще раз: денег меньше – шума больше. При этом клубам с оборотом, как у одного гипермаркета, нужно держать большие департаменты (HR, связи с общественностью и так далее), как у сети этих гипермаркетов.

– Слышал, что организация участвует в доработке финансового Fair play.

– Да, скоро будет принята его вторая версия. Я бы не назвал это ужесточением, скорее – продолжением существующего курса. Глобальный посыл сохранится: нельзя тратить больше, чем ты зарабатываешь. Либо придумывай, как обходить эти правила, что многие делают довольно неплохо.

– Ассоциация европейских клубов набирает вес, диктует тренды. Каких изменений ждать в футболе в ближайшие годы? Президент «Ювентуса» Андре Аньели недавно заявил о создании третьего клубного турнира.

– Ни у кого конкретики нет, но сейчас обсуждается, как глобально футбол будет выглядеть после 2024 года. Ведь все завязано на циклах продажи ТВ-прав на еврокубки. Нет уверенности, что футбол и дальше будут так же хорошо смотреть по телевизору. Молодое поколение не смотрит футбольные матчи полностью, потому что это занимает много времени. Чистое игровое время – 60 минут, из них 50 ничего не происходит, условно, катают мяч поперек поля. 10 интересных минут, и то далеко не во всех матчах. Эти вопросы стоят очень остро. Потому что от того, как люди станут дальше смотреть футбол, будет меняться вся индустрия.

Фото: личный архив Константина Корнакова, ФК «Таврия», Stuart Franklin / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, Jeff J Mitchell / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru