live
16:20 Биатлон. Кубок мира. Спринт. Мужчины. Прямая трансляция из Австрии
16:20
Биатлон. Кубок мира. Спринт. Мужчины. Прямая трансляция из Австрии
17:55
Новости
18:00
"Откройте, полиция!". Специальный репортаж [12+]
18:20
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
19:25
Гандбол. Чемпионат Европы. Женщины. 1/2 финала. Россия - Румыния. Прямая трансляция из Франции
21:10
Новости
21:20
"Этот день в футболе" [12+]
21:25
Все на футбол! Афиша [12+]
22:25
Футбол. Чемпионат Германии. "Нюрнберг" - "Вольфсбург". Прямая трансляция
00:25
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
01:10
Волейбол. Кубок России. Мужчины. "Финал 4-х". 1/2 финала. "Зенит-Казань" - "Кузбасс" (Кемерово). Трансляция из Казани [0+]
03:10
Бобслей и скелетон. Кубок мира. Трансляция из Германии [0+]
04:25
Смешанные единоборства. UFC. Кёртис Блейдс против Фрэнсиса Нганну. Алистар Оверим против Сергея Павловича. Трансляция из Китая [16+]
05:50
"Спортивный календарь" [12+]
06:00
Смешанные единоборства. Bellator. Брент Примус против Майкла Чендлера. Фрэнк Мир против Хави Айялы. Прямая трансляция из США
08:00
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
08:30
"Анатолий Тарасов. Век хоккея". Документальный фильм [12+]
09:35
Новости
09:45
Все на футбол! Афиша [12+]
10:45
Биатлон. Кубок мира. Спринт. Мужчины. Трансляция из Австрии [0+]
12:20
Новости
12:25
Все на Матч! Прямой эфир. Аналитика. Интервью. Эксперты
13:05
Биатлон. Кубок мира. Гонка преследования. Женщины. Прямая трансляция из Австрии
14:05
Плавание. Чемпионат мира на короткой воде. Прямая трансляция из Китая
16:20
Биатлон. Кубок мира. Гонка преследования. Мужчины. Прямая трансляция из Австрии
17:25
Новости
17:30
Волейбол. Кубок России. Мужчины. "Финал 4-х". Финал. Прямая трансляция из Казани
Футбол

Игорь Захаров: «...А следом бежит Титов и говорит: «После игры поедешь за 101-й километр»

18 сентября 14:00
Лучший арбитр России-2008 поведал «Матч ТВ» о профессии, алкоголе, китайцах и крокодилах.

«Трешка» в Митино. Одна комната целиком в футбольных шарфах, от пола до потолка. Хозяин встречает в поясничном корсете.

– Проходите, увидите, как живут холостяки.

– Что у вас со спиной?

– Траву на даче косил – обострилось.

– Та самая травма, из-за которой закончили?

– Та в верхнем отделе позвоночника была, эта в нижнем. Завтра приедут, укол сделают, до утра придется помучиться.

Присаживаемся на диван и затеваем почти двухчасовой разговор, изредка прерываемый напоминающей о себе спиной.

– Последнее, что про вас было слышно – перестали инспектировать второй дивизион. Почему?

– Действительно, полтора месяца назад сняли с игры. Причин не довели, объяснений не услышал. Пока. Задал вопросы, жду ясности.

– Сняли с игры – как это происходит?

– Так и происходит. Инспектировал премьер-лигу и ФНЛ – перевели во вторую. Хотел узнать, почему – тишина. Хоть какие-то замечания должны быть, наверное? Посмотрел свою почту – ни одного нарекания с 2012 года. А недавно перед игрой в Липецке, кажется, позвонил ответственный за инспекторские дела: «Николаич, билеты уже взял? Не бери. Егоров сказал, пусть с тобой комитет разбирается». Вроде бы нарушение допустил. Какое – бог его знает. Можно и так властью пользоваться, конечно. Хотя даже Роберто Розетти себе такого не позволял.

– Инспектирование во втором дивизионе – хлебное дело?

– Что там хлебного – 6 тысяч рублей за матч. Мне интересно смотреть футбол, подмечать что-то. Воспитываю молодых, к половине нынешних судей премьер-лиги отношение имею. Нельзя выпадать из футбола, если хочешь передавать опыт.

– Опыт передаете официально?

– У меня школа в Калуге уже пять лет. Больше шестидесяти судей воспитал. Самый заметный – Женя Кукуляк, скоро, надеюсь, дорастет до премьер-лиги.

– С кабинетной работой связаны?

– Сейчас нет. Правда, пригласили на заседание судейского комитета, который возглавляет Николай Левников. Повестка дня интересная: отчеты разные, по женскому футболу в том числе.

– А вы при чем?

– В первый приход Андрея Будогосского руководил этим интересным участком.

– Отличается женское судейство от мужского?

– Своя специфика и менталитет. Не все в женском футболе сугубо женщины, если понимаете, о чем я, – одна составляющая. Характеры, опять же, интриги. К критике отношение иное, не говоря про самокритику, присущую женщинам в меньшей степени. Конкуренция порой атипичная. И сам футбол не такой. Пробовал как-то судить женщин – забавно. Бегают по полю девчонки, то Васей друг друга назовут, то Петей. Другой вид спорта.

– Полтора месяца не инспектируете. А живете на что?

– Потому и продаю квартиру. На что живут бывшие судьи – интересный вопрос. Перед тем как закончить судейскую карьеру, обслуживал по 7-8 игр в месяц, включая международные, из гостиниц не выезжал. Был отрезок – три московских дерби за неделю. Организм не выдержал: позвоночник полетел, рука отнималась – плетью висела. Шок! А почему? Называя вещи своими именами, меня просто загнали. Такая нагрузка, что не передать. И это я еще не говорю про психологию, хотя с ней полегче было. В свое время чувствовал недостаток знаний после инфизкульта, закончил университет, стал бакалавром психологических наук. Это помогло перестроиться, хотя у многих не получилось. Играли ребята на солидном уровне, но адаптироваться к новой жизни не смогли.

– Судья Каюмов покончил с собой по схожим причинам?

– Личное сплелось с профессиональным, тяжелый момент, не все справляются. В такую минуту нужна поддержка, нельзя бросать людей. Смена деятельности в футболе – тяжелая штука. Я отыграл в командах мастеров 14 лет – закончил из-за травмы. Начался трудный период – лечение, выбор жизненного пути. Предложили поработать начальником саратовского «Сокола». За год увидел организационную сторону футбола, встречал-размещал судей в том числе. И подумал – почему не попробовать? Смогу, не так уж это сложно.

– Увидели, что судьи живут лучше, чем начальник команды?

– Не в этом дело. Интереснее они живут. Ты на футбольном поле, остаешься участником игры. Главное – понимать единоборства, а в этом я хорошо разбираюсь. Остальное усвоил достаточно быстро. Через шесть лет стал судьей ФИФА, закончил карьеру лучшим арбитром России. Отсудил одиннадцать лет. Пересеклись как-то с Толиком Давыдовым, за «Зенит» вместе играли. «Ты ведь закончил на пятом десятке, – говорю, – как думаешь, кто из нас больше матчей провел?». Оказалось, я, если вместе с судейством. 25 лет в общей сложности, Мальдини столько не сыграл! И еще резервным много ездил с Валей Ивановым, Баскаковым. Многие недооценивают, на самом деле – серьезная работа.

– Вас, говорите, загнали, а некоторые назначений не получают месяцами. Что лучше?

– И то, и то плохо. Лучше, когда баланс, иначе давит на психику. Перелеты, переезды, ошибки на поле бьют по нервам и здоровью. Переживания накапливаются – сбой. Действующим говорю: «Чувствуете, что может быть надрыв, – лучше откажитесь». Хотя сам не отказывался. А надо было.

– Неужели продаете квартиру, чтобы прожить?

– Не только. Многовато для одного три комнаты, живу в основном на даче. Развелся после 28 лет брака, типичная для футбола история. Пока играешь или судишь – один образ жизни и доход, потом другой, не все сохраняют семьи. Дочь уже взрослая, закончила МГУ, внуку 4 года. Все, что мог, я им дал, оставил другую квартиру. Сам живу в этой, заработанной, еще когда был футболистом. В общем, разошлись. Но когда закончил – четыре операции. И все платные, под общим наркозом. Спина, тазобедренный сустав… Плюс процедуры немало стоят. Конечно, поиздержался. Пока ты действующий – нет проблем, но что делать тем, кто завершил карьеру? Профессии футбольного судьи у нас не существует. Я внес предложение несколько лет назад: давайте устроим так, чтобы судьи получали какую-то пенсию. С точки зрения законодательства предложение не проходило, чуть ли не закон о спорте требовалось менять. Но люди ведь уходят пачками, мрут, как мухи! А тут еще пенсионный возраст увеличили. Кто пострадал в первую очередь? Моя возрастная категория.

– В какой инстанции ваше предложение отклонили?

– Был совет действующих судей, туда входили Карасев, Безбородов, Еськов, Егоров. Сейчас постарше стали, может, поменяют мнение, но тогда не поддержали. И Алексей Спирин почему-то был против. А предлагал я что-то вроде фонда. Есть же такие для ветеранов, артистов и так далее. Если достойно отсудил, закончил по возрасту или здоровью, в зависимости от заслуг получаешь материальную поддержку. Предлагал перечислять в фонд один процент от судейских гонораров. Чашка кофе в аэропорту! Не прошло.

– В бизнес не пытались уйти?

– Серьезно – нет. После Саратова вернулся в Москву, надо, думаю, дома пожить, сколько можно на колесах. Устроился директором ресторана в Митино, благо квартира рядом. Интересная профессия. Каждый вечер следишь, кто сколько ворует, а воруют все, вопрос в объемах. Тут еще дефолт, пятьсот ресторанов закрылось по Москве, но наш выжил. Параллельно вступил в коллегию судей, пару матчей КФК отработал, одни кустарные сборы прошел – сразу же получил вторую лигу.

– Кустарные?

– Это когда покупаешь сам билеты на Кипр или в Турцию, живешь и питаешься за счет организаторов, судишь спарринги, но денег не получаешь. Тебе – подготовка, им судейство, всем выгодно. С рестораном в итоге закончил, чувствую – на поле получается. Пробился, доказал себе и другим. Пасека еще была в Калуге – тоже оставил.

– Читал, пчелы вас кусали.

– Главное, чтобы не осы. Один раз увидел гнездо в бане, полез. А до игры два дня. Непрофессионально поступил. Ужалили в голову, разнесло так, что футболисты с опаской оббегали, когда судил. Пчелы по сравнению с осами – пустяк.

– За шесть лет – судья ФИФА. Что для этого надо, кроме мастерства?

– Стабильность. Профессионализм.

– Как насчет дружбы с нужными людьми?

– У каждого свой путь. Никого не осуждаю, но горжусь тем, что ни с кем в данном контексте не дружил. Бывший футболист, играл в основе серьезных клубов, страна меня знала. Отработал, разобрал игру, с наставником переговорил, шаг за шагом пошел дальше. Постоянно ходил на футбол, чтобы новое что-то найти. Такой была моя дорога. Другие пусть сами о себе говорят.

– Сколько сейчас матчей в туре смотрите?

– Бывает, что все. Даже если матч так себе, интересуюсь качеством судейства. Да что там премьер-лига, первенство Москвы инспектирую и тоже с любопытством слежу. Талантов в стране много, но нужны персональные наставники, чтобы доводить молодых до уровня. Раньше была специальная программа, Будогосский придумал, теперь такое все реже, к сожалению. Кстати, я ведь кроме женского футбола еще за всю вторую лигу отвечал в РФС. Зрение на этом посадил.

– Какая связь?

– Целый день – просмотр записей, разборы. Объем работы колоссальный. Премьер-лига – восемь матчей, а тут вся страна, плюс женщины, плюс бумажной работы вал. Розетти сразу сказал – не тревожь меня со своей второй лигой, оно мне надо? Как-то нанес на карту нашей необъятной родины клубы второго дивизиона, показал итальянцу масштаб. Думал, посмеется, а он не понял ничего. В Красноярск как-то съездил, пять дней на работе не появлялся, в себя приходил.

– Хорошо приняли?

– Не знаю, восстанавливался. Но работать с ним было интересно, другой подход. Излишне демократичный, на мой взгляд. Далеко не все контролировал, и некоторым это было на руку. Так уж себя поставил.

– Еще был испанец Гарсия Аранда Энсинар. Тот чем занимался?

– Прилетал на сборы несколько раз. То ли куратор, то ли советник. Получал 25 тысяч евро, по-моему, – я бы тоже так поработал.

– Лучше стало судейство в России за последние 10 лет?

– Практически не изменилось, к сожалению. В 90-е при Левникове была масса проблем, денег порой месяцами не платили, но за счет спаянного судейского корпуса как-то выжили и даже развивались. Сейчас надо анализировать причины, но уровень в целом прежний. Нет единства подготовки и трактовки правил. Если что-то новое появляется, следует доводить до всех лиг, клубов, даже до болельщиков, тогда будет единый подход.

– И все же из-за правил скандалы возникают редко. В основном из-за ошибок и назначений на матчи.

– Главное, не сама ошибка, а ее причины. Если они в профессиональной плоскости – одно, когда ошибку невозможно объяснить – другое, повод задуматься. Кто это оценивает? Как? При прозрачном подходе, уверен, будет меньше досужих разговоров. Необходимо открытое информационное поле. Скрывать тут нечего, черное – это черное, белое – белое.

– Александр Егоров говорит: буду стоять за своих арбитров горой.

– Не согласен. Что значит – свой, не свой? Это что, частная контора? Все судьи – личности, из разных регионов, с разным образованием, но футбольные правила – едины. Нужен индивидуальный и аккуратный подход. Судьба арбитра – раз, финансовые вложения клубов, на эффективность которых влияют решения судьи, – два, карьеры игроков и тренеров – три. Требования растут, критерии оценки должны за ними поспевать. Николай Толстых, скажем, требовал, чтобы судьи обязательно работали где-то еще. Если не было трудовой книжки, возникали проблемы. Сейчас разве можно представить совмещение без ущерба для профессии?

– А еще Толстых говорил: «Представь среднестатистического судью: не имеющий основного дохода, румяный, цветущий, хорошо одетый человек на дорогой машине». И был прав в своем наблюдении.

– Раньше недооценивали этот труд. Теперь все понимают: судейство не может быть хобби, оно требует полной занятости. Если квалификация судьи не соответствует уровню матча, игра будет безнадежно испорчена. «Физика», скорость принятия решений, знание правил для топ-уровня тоже должно быть топ. В ФИФА и УЕФА это понимают, ищут что-то новое, хотя и перебирают порой с экспериментами.

– Тройка лучших российских судей на данный момент?

– Безбородов, Карасев – бесспорно. Третий, наверное, Еськов, хотя Лапочкин подпирает.

– Несмотря на судейство матча «Краснодар» – «Спартак»?

– Назначение на третий подряд матч этих команд не его вина, а эпизод с участием Ари и Промеса сложный, думаю, даже в УЕФА потом запись отправляли для экспертного решения. Но разобраться судья, полагаю, мог, если бы изначально правильно оценил момент.

– Кланы в российском судействе существуют?

– А в жизни? Вот так же и в судействе. Футбол – отражение происходящего в стране. Один в один.

– Сколько их, кланов? Кто возглавляет?

– В прямой постановке неправильный вопрос. Что такое клан?

– Приходит новый судейский начальник, чужих задвигает, своих поднимает.

– Все не так. Судьи – штучный товар, нужно много лет, чтобы их воспитать. Есть система оценок, селекция, посторонних наверху быть не должно.

– Но есть?

– В корректной формулировке – есть те, кому надо работать над собой. Но – важный момент. При Левникове судьи премьер-лиги делились на четыре группы – элита, средний, нижний уровень и резерв. Сейчас утверждено 18 человек, но резерва не хватает, на мой взгляд. Раньше двойку получил – месяц-два без назначений. Сейчас подход лояльнее, можно в ФНЛ посудить. И все же 18 – мало. Да и для конкуренции давление снизу не помешает.

– Какие назначения правильнее – вручную или с шарами?

– Помню этот цирк с шарами. Девушка или ребенок тянут перед туром лотерею, и ты срочно едешь. С вооруженными охранниками. Да еще с такими, которых судьи сами порой охраняли. Расслабляли некоторых командировки, пистолеты в самолетах забывали.

– Клубы могли отвести пару кандидатур, верно?

– Доходило до смешного: человек команду ни разу не судил, а она ему – черный шар.

– Почему?

– Клубы договаривались придержать кого-то по своим причинам. Давали отвод синхронно, влияя на судейство таким образом. Сейчас этого нет: все решает глава судейского департамента, который подчиняется только президенту РФС. Может, еще Лига как-то косвенно влияет, и все.

– У Лиги какой резон?

– Она ответчик перед клубами. Но влияние, если оно есть, скорее, консультативное.

– Вернемся к кланам. Зачем Будогосский перед чемпионатом мира задвинул Карасева?

– Куда?

– На матчи, не входящие в категорию топ. И в ФНЛ.

– Вообще-то Карасев – выпускник школы Будогосского, его воспитанник. Я ему даже диплом помогал защищать. Так что здесь подводные камни разглядеть сложно.

– Какие темы, интересно, у судейских дипломов?

– Интересные и разные. С глубокими мыслями, хотя есть и посредственные работы. Начиная от психологии, заканчивая техническими моментами и детским футболом. У Карасева был диплом «Психологическая подготовка судей». Кое-что ему подсказал как дипломированный психолог.

– Помощники у главного арбитра должны быть всегда разными или постоянными?

– Интересный вопрос. При Левникове мы писали записки: 5-6 человек, с кем ты хотел бы работать, и один-два, с кем не хотел бы. Учитывалось. При Сергее Зуеве от этой практики отказались. Помните, из-за чего Володя Петтай пропустил год? Он просил своих помощников, ему отказали, дали на матч ЦСКА – «Зенит» других. Оба «навалили», человек пострадал. Я всегда ездил с Мишкой Новокшеновым и Олегом Антошкиным, царствие небесное. За месяц сгорел на моих глазах, онкология. Знал, что не подведут, доверие было абсолютное. На мой взгляд, такой подход разумнее. Да и в бытовых моментах проще. А когда приезжает новый человек, бог знает, какие у него тараканы в голове. Естественно, это сказывается на работе. Совместимость никто не отменял.

– VAR – зло?

– Сначала я был категорически против. Теперь вижу плюсы, хотя многое надо дорабатывать. Вот момент: главный судья получает по ходу матча рекомендацию посмотреть повтор. Некоторые говорят: «Нет, продолжаем игру». А почему? Субъективизмом попахивает. И сам футбол меняется как таковой. Появляется возможность для затяжки времени, игроки-неадекваты начинают думать, как осложнить ситуацию на поле, используя VAR. Или вот вопрос: каких судей надо сажать на просмотр, бывших или действующих? А если они в жизни прямые конкуренты с главным судьей матча или, наоборот, друзья? Симуляции и провокации, по логике, должны теперь кучно происходить сразу за штрафной, потому что VAR эту зону уже не отслеживает. Очень много нюансов. А ошибки будут хоть с VAR, хоть без. Важны, повторяю, причины.

– Чище стал футбол в последние годы?

– Да, и это объяснимо. По 40 камер на матчах, мышь не проскочит. Не то что раньше.

– Вы ведь застали жуткие буферные зоны и стыки победителей зон второй лиги за выход в первую? Говорят, топ-судьи в очередь вставали, чтобы получить такое счастье. Камер не было, цена вопроса дико высока.

– Те матчи не просто застал – участвовал в них как футболист. И за «Луч», и за «Океан», и за хабаровский «СКА». Вообще Дальний Восток вспоминаю с теплотой. Раскрылся и состоялся как игрок именно там. А в Находке, к примеру, Черчесову забил. Закрыл глаза, как дал издали – попал куда надо, в его же угол. 1:1 сыграли, хотя «Спартак» по тем временам считался монстром на нашем фоне. И судейство тех времен тоже не забуду. Уникальное, мягко говоря. Кстати, в одном из переходных турниров Валя Иванов меня с поля удалил. «За нецензурную брань в адрес партнера». На 32-й минуте.

– Зачем вы так?

– «Отдай мяч, мать твою» – языковеды, думаю, не вполне согласились бы с судейским решением. Потом Валя признался: инспектором матча был Александр Табаков, удивительный человек. У него дома, сам видел, – досье на каждого судью. Кабинет заставлен папками, все записи от руки. Личное, профессиональное – любые данные. Так вот, он Иванову за пропущенный мат как-то оценку снизил, тот решил реабилитироваться. Подвернулся я. А матч мы вдесятером у «Черноморца» все равно выиграли.

– Как вам жилось в Находке? Был лет десять назад – не понял, что там люди делают.

– В Хабаровске получил квартиру, офицером был, но команда стала хиреть, а в Находке условия хорошие и ехать недалеко – ночь на поезде. Согласился, уволился из армии. Выиграли зону, распался Советский Союз – и мы оказались в «вышке». А город – ну, что город? Одни уходят в море, другие приходят, потом меняются. Природа потрясающая. Тренировался, играл – так и жил.

– Рассказами о чудесах советского футбола поделитесь?

– Готовимся в Хабаровске принять головной трест – ЦСКА. Вдруг – приказ командующего войсками Дальневосточного округа Язова: в Хабаровске плохая погода.

– Это как?

– Тоже удивились, за окном плюс 15. Но если начальник в армии говорит – снег, значит, снег. Пришло распоряжение играть домашний матч в гостях. Полетели в Москву, успешно проиграли 0:4, вернулись обратно. А вот другая вводная. Вызывает Язов после сезона в первой лиге: едете защищать честь страны во Вьетнам. Вместо отпуска. Нужно как следует подготовиться, поэтому солдаты – в спортроту, офицеры – в наряды.

– Знакомая система подготовки. Одна на все случаи жизни.

– Вратарь Караваев, который за Латвию потом долго выступал, открывает рот: «Понимаете, товарищ командующий…» «Если бы не понимал, – отрезает Язов, – не был бы командующим, товарищ солдат. Шагом марш». Делать нечего, месяц бегали на зарядку в минус 35, и еще я за шинели отвечал, чтобы шевроны с лычками пришиты были правильно. Потом во Вьетнам. Турне 10 матчей, во всех выиграли, полные стадионы. Проехали на «пазике» всю страну, откуда недавно ушли американцы. С нами было два автоматчика и три мешка денег после каждой игры, которых нам почему-то не досталось. Супом черепаховым кормили. И Караваев в речку с крокодилами упал.

– Вот как генералам перечить.

– Переправлялись на пароме, а там дырка в палубе. Как он туда юркнул, здоровый парень, одному богу известно. Слышим крик: «Караваев упал!» Гэбист, который с нами был, перепугался, давай его во тьме с фонариками искать. Целый час вглядывались в реку, пока не увидели караваевскую голову над водой. Обошлось – не тронули вратаря крокодилы.

– Сами любите экстрим?

– Остерегаюсь. Теплые страны – другое дело, но не байдарки с альпинизмом. Разок только с парашютом прыгнул, чтоб себя проверить, и все.

– На referee.ru вашим хобби значится рыбалка. Самый большой улов?

– Рыба-меч в Таиланде. С крыльями и длинным носом. Повезли на катере в океан, дали спиннинги, кальмар на крючке. Поймали тунцов 15-килограммовых штук десять на компанию. А потом это зацепилось. Выпрыгивает из воды, летит по пять-семь метров, что за чудище? Два с половиной часа тащил, водой холодной меня поливали, пар валил. Потом измерили – 2 метра 70 сантиметров. Кусок от рыбы нам отрезали и пожарили, остальное местные на берегу тут же купили, редко попадается, оказывается.

– Колоритно.

– И еще Виталий Раздаев по союзной первой лиге запомнился.

– Который до 44 лет играл и больше трехсот мячей за «Кузбасс» забил?

– Точно. Как ни приедем в Кемерово, стоит, курит «беломор». На следующий день пару голов кладет. На неделю уезжает на рыбалку, возвращается к матчу – снова два забивает. Уникальный!

– Из зарубежных судейских поездок какие отметите?

– Через день после игры в Ярославле, где меня обвинили в пьянстве, – если спросите, расскажу, – полетел в Швецию. «Хельсингборг» – «Нарва-Транс», Кубок УЕФА. За хозяев играет знаменитый Хенрик Ларссон. Делегат – бельгиец, который только на Лигу чемпионов приезжает. С чего вдруг, думаю, пожаловал? Отработал нормально, шведы выиграли 6:0. Подходит бельгиец: «Игорь, супер, экселент!». И показывает фото двух китайцев на трибуне, которые после каждого взятия ворот звонили кому-то. Оказывается, на счет больше 3:0 был аномальный объем ставок, за китайцами следили, подозревая в связях с мафией. А похвалил делегат за то, что не допустил ни единой ошибки. Представляете, если бы напортачил? У эстонцев русский президент, я тоже русский, тут еще китайцы… Щепетильный момент. И был еще перелет один…

– Тоже аномальный?

– Отсудил игру в Ирландии на кривом поле: одни ворота на бугре, другие в низине. Не знал, что так бывает в еврокубках. Поставил пенальти на последней минуте в ворота гостей-норвежцев. Тренер с горя как даст кулаком по своей пластиковой будке, та вдребезги. Норвежцы все равно выиграли, летим назад с кучей пересадок. Вдруг где-то над Минском самолет резко уходит вниз. Подносы летают по салону, еда. Отказала система охлаждения. За месяц до этого на Кипре была похожая неисправность с самолетом той же немецкой компании, борт разбился. Экстренно сели в Минске, целый день ждали другой лайнер. Вернулся домой, попросил не давать мне матчей 10 дней, отходил от перелета.

– Российский Кавказ в плане судейства – особая история?

– Конечно. Миша Веселовский, подполковник ФСБ, любил туда ездить. С табельным пистолетом. В Питере или Москве у него не всегда хорошо получалось, а там судил замечательно. Непростые были времена. Он не боялся, хотя других прессовали.

– До или после?

– По-разному. Что на улицах, то и в футболе происходило. Но выжил футбол, поправили отдельные моменты со временем. Другой тяжелый сюжет – когда иностранных судей стали звать в Россию.

– Обидно стало?

– Дело в не обиде, а в качестве. Клубы опомнились, когда сравнили их уровень с нашим. И отказались. Мы своей работой доказали: справляемся не хуже иностранцев. Что касается Кавказа, то я судил первый официальный матч в Грозном после многолетнего военного перерыва. С «Крыльями», в том же 2008-м.

– И как?

– Стадион, где убили Ахмата Кадырова, только восстановили. Приехали Мутко, самарский губернатор, много официальных лиц, игра транслировалась на Европу. Первые два ряда были заняты суровыми людьми из служб безопасности. У одних оружие в руках, у других из-под одежды торчало. Посоветовал убрать – прислушались. Поставил пенальти в обе стороны, «Терек» не забил, гости выиграли 3:0. Все прошло нормально, большой футбол вернулся в Грозный.

– Михаил Вилков назвал отдельные элементы своей словесности на поле «рабочим матерком». Практиковали?

– Объективно говоря, есть футболисты, с которыми нельзя иначе, не поймут. А к кому-то категорически неприменимо. Догмы тут нет, но и раздувать не стоит, рабочий момент. Помните историю с Егором Титовым?

– Когда он назвал вас «мужичком-боровичком»?

– Точно. Сейчас уже можно рассказать, наверное. Игра в Лужниках, даю Павлюченко очевидную желтую, Титов бежит ко мне. «Беги, дружок, – думаю, – давай-давай». Подбегает нос к носу, чего хочет, непонятно. Я и ему желтую. Повозмущался, вроде проехали. Пошла атака, а он рядом бежит. «Слышь, ты, – говорит, – после игры поедешь за 101-й километр». Это куда криминал из Москвы раньше выселяли. После атаки уже я за ним бегу. Отвечаю: «Согласен. Только если ты со мной поедешь и в одной камере будешь жить». На этой почве, видимо, я у него после матча и стал «злым боровичком».

– Титов еще добавил, что у него по вам много информации, но пока не время ее разглашать.

– Вот как это назвать? И смех, и слезы. Я открытый футбольный человек, какая информация? Через время встретились, пошутили, заиграли тему.

– Овчинников ведь из-за вас закончил вратарскую карьеру?

– Не из-за меня, а после моей красной карточки. Ему хотели 10 матчей дисквалификации дать, дали шесть, потому что я сказал на разборе, что он меня не оскорблял. Но Серега все равно закончил. С ним всегда были отличные отношения. Выступал за «Бенфику», приехал с женой разводиться, а я директор ресторана. Так он в этом ресторане фактически целый месяц жил. Сдружились, классный мужик. Когда за «Динамо» играл, деньги клубу одалживал, чтобы португальцам вовремя зарплату выдавали. А тут мяч уходит, Мишка Новокшенов показывает – угловой, и Овчинников как побежит на него! Я ему желтую, а у него четвертая, пропускает следующий матч. Ну и началось: за грудки схватил, попер буром. «Серега, – говорю, – пусть мне оценку снизят, но если извинишься сейчас при ребятах, не удалю». «Что?! Я?! Извиняться?!» Сразу красную ему – на! И потом я до конца игры слушал от полных трибун три известных слога о себе. Хотел свисток бросить и уйти: нафига, думаю, мне это нужно?!

– Позже извинился Овчинников?

– Пошли в туалет перекурить после матча. «Чего творишь?» – «Сорвался, Игорь. Извини».

– Из всех российских городов где меньше всего хотелось судить?

– С Читой как-то не сложилось, хотя с президентом клуба Ковалевым был в прекрасных отношениях. То инспектор с резервным за полчаса до начала матча прилетят, уже и не знал, как судить буду. А то встречает в аэропорту начальник команды, везет и говорит: «Сейчас заедем, увидишь, как у нас памятники каменные растут». Я водилу за ухо: «Стой». «Ты что, – говорю начальнику, – себе позволяешь? Ну-ка вези к президенту». Тот меня уже в баре на стадионе ждет. «Не волнуйся, он пошутил».

– В интервью «СЭ» вы сказали, что у вас в запасе всегда был звонок другу, 50 на 50 и помощь зала. Что имели в виду? Или кого?

– Помните, «Шинник» в 2008-м обвинил меня в том, что я судил пьяным? Раньше рассказывал в общих чертах, теперь готов в деталях. Началась история еще в Томске, незадолго до. Ярославль тренировал Юран, с которым мы соседи и вообще в хороших отношениях. Мне сообщили достоверную информацию: несколько игроков «Шинника» не слишком заинтересованы в положительном результате, скорее, наоборот. Передал Сереге, чтобы разобрался. А он возьми и скажи на общем собрании команды, что ему озвучили и кто. Зачем так делать?

Через два месяца получаю назначение на «Шинник» – «Терек». Хозяева – клуб непростой судьбы, там много чего происходило в бурные годы. Ну, мне-то что – отработать и уехать. Ассистенты – Калугин и Котковский, арбитры ФИФА. Резервный – Карасев, инспектор – Чеботарев. Хозяева перед игрой просят: не мог бы чуть задержать матч? Кадыров спешит, опаздывает. Странно, думаю: ездит со скоростью 300 километров в час и опаздывает. Когда он вообще на выездах бывал? Не знаю, доехал в итоге или нет, просьбу я выполнил. Подольше проверял форму команд. Но в рамках допустимого.

Первый тайм – полет нормальный. «Терек» повел счете, а вот «Шинник» в перерыве словно подменили. На поле и с трибун – оскорбления, провокации, в чем дело – не пойму. Доработал игру, «Шинник» сравнял. Я злой, заведенный, как собака, иду в судейскую, куда вдруг вваливается господин в цветастой рубахе с толстой цепью на груди. И давай что-то рассказывать мне про жизнь. «Вы кто?» – спрашиваю. «Генеральный директор Рожнов». – «Всех в футболе знаю, но вас вижу впервые». Оказалось, недавно назначили. Выгнал его из судейской: «Не знал и знать не хочу, вам запрещено тут находиться».

Пока заполнял документы, входит еще группа людей. Один представляется губернатором Ярославской области и говорит: футболисты сказали, что вы пьяный. Если есть претензии, отвечаю, обращайтесь в РФС. По качеству работы вопросы имеются? Тут снова вваливается Рожнов – и на «ты»: «Сейчас будешь сдавать пробу на алкоголь».

Накануне игры мы с ребятами поужинали: на десять человек две бутылки красного сухого. Но перед матчами я всегда мазался вьетнамским бальзамом «звездочка». Может, на кого-то пахнуло и запахи не отличил?

– Совершенно разные амбре, на мой взгляд.

– Начальник команды позже сказал Рожнову: они не пили совсем, зачем цирк устраивать. Тот в ответ: «Сиди, не твое дело». И снова: «Сдавай пробу». Чеботарев спрашивает: «Готов?». Сдам, отвечаю, мне-то что. Позвонил в юротдел РФС и знающим друзьям, проконсультировался. Приезжают две медсестры в грязных халатах. Покажите, прошу, удостоверения. «У нас нет». – «А документы на аппаратуру?» – «Тоже нет. Работаем в диспансере, вызвали». Все несерьезно, короче. Опять перезваниваю в Москву и слышу: «Сдавай только в медучреждении за пределами Ярославской области и проси пробу Б». Теперь уже эти на попятную: «Не согласны».

Все закончилось, когда я окончательно убедился: провокация чистой воды. Кто-то посоветовал набрать Мутко, которого знаю со времен его президентства в «Зените». Благо, номер у меня был. «Ни в коем случае, быстро собирайся и уезжай, иначе из тебя наркомана сделают за пять минут!» Что угодно ведь могли подмешать. И была бы катастрофа.

Карасев, наглядевшись на это, сказал: «Николаич, не хочу больше судить. Если бы меня в такой оборот взяли, наверное, не выдержал бы». Думаю, не только он, многие не выдержали бы. Непростая ситуация. И это еще не все.

– Веселый вечер.

– «Терек» уехал, все разошлись, в судейскую входят трое: полковник, майор и один в штатском. Помощнику Котковскому говорю: снимай все на камеру. Эта запись у него до сих пор есть. Просят паспорт гражданский, переписывают данные. «А ваши удостоверения можно попросить?» Полковник опешил, у него лет двадцать, наверное, никто ксиву не просил. Но показал. У гражданского удостоверения не оказалось, я его выгнал, данные стал переписывать майор. Выяснилось: кто-то сказал полиции, что на игре беспорядки, она приехала составлять протокол.

Стало ясно, что на поезде, куда были куплены билеты, ехать домой чревато. Начальник «Шинника» дал машину, в 6 утра были с Чеботаревым в Москве, в 9 – в кабинете Прядкина. Пришел врач сборной России, сказал, что тест на алкоголь сдавать поздно, времени много прошло. Через две недели пригласили на КДК. Рожнов, естественно, не приехал, ему назначили всего лишь штраф в 200 тысяч. В «Шиннике» этот тип давно не работает, но, говорят, много чего приватизировал, клуб до сих пор не может разгрести завалы.

Вот вся правда, которую раньше не рассказывал в силу определенных причин. Такие люди, как Рожнов, к сожалению, по-прежнему приходят в наш футбол, делая его хуже.

– А вообще тема судейского пьянства существует? С Сергеем Хусаиновым была история, белорусский рефери бродил по полю походкой динозавра…

– Почти всю Европу проехал, видел зарубежных коллег. Безгрешных нет, могу сказать. Но и в бедствие это возводить не надо. После игры можно пива выпить без фанатизма, нигде не возбраняется, главное, веди себя прилично. Или попробуй во Владикавказе не поднять тост за Святого Георгия и не попробовать три их пирога. У нас так принято, да и не только у нас. А у белоруса того позвоночник защемило. Ему дали после матча два стакана вместо анестезии и отправили в больницу. Потом наврали все. Я сейчас видите как хожу? Так же, как он. Спина – дело хрупкое. 400 тысяч отдал за одну операцию, хирург сказал еще 200 готовить. А вы спрашиваете, зачем квартиру продаю.

– Вы как-то вынесли предупреждение спартаковцу Ковачу за фол против болельщика. А еще – собаке. Тот редкий случай, когда судью хотелось похвалить.

– Минут пять фанат «Локомотива» в носках бегал по полю в Черкизове, пока Ковач его не оттормозил. Я все сомневался, правильно ли предупредил. Отправили запись в УЕФА, оттуда сказали – правильно. А собака была в Лужниках. Как прорвалась на поле, уму непостижимо, там серьезные меры безопасности. «Спартак» – ЦСКА, полный стадион затих, Вагнер Лав уже к псу пошел. И как раз представители УЕФА приехали с инспекцией перед финалом Лиги чемпионов. «А что будет, – спрашивают их после игры, – если в финале Лиги собака выбежит?» Отшутились: «Тогда уже судья покажет красную». Я понимал, что надо как-то сгладить момент. Самый прикол в том, что после предупреждения пес сразу же сам убежал. Теперь говорю действующим судьям: нельзя теряться. Неординарных ситуаций бывает масса, в моей карьере уж точно были.

– Что кроме собаки и Ковача?

– Вратарь Степанов ушел из ворот, помните? Матч «Шинника» в Томске, тот самый, о котором говорил. Ставлю пенальти, Степановым же и «привезенный». Он занял позицию, даю свисток. И вдруг вратарь протестно идет к штанге. Скобляков бил, кажется: «Что делать?» Бей, отвечаю, все процедуры выполнены. Он ударил, забил. А дальше самое интересное. Открываю правила, никогда ведь не было такого. И узнаю: если бы игрок промазал по пустым воротам, нужно было назначить повторный 11-метровый, потому что вратарь сошел с места до удара. Хорошо, что такого не случилось, потому что во время матча я этого не знал. И аналогичный вопрос появился на судейских экзаменах как раз после того случая.

– Станислав Сухина – в «Локомотиве», Игорь Егоров – в «Енисее». Бывшие судьи в клубах – хорошо?

– Очень хорошо. В Испании чуть ли не в каждом клубе есть сотрудник, так или иначе с связанный с судейством. А Любоша Михела в «Шахтере» помните? Сплошные плюсы. Тут и опыт, и знание тонкостей. Если человек авторитетен в судейском сообществе, вообще замечательно. Кроме того, он может на всех уровнях, от детей до тренеров главной команды, читать лекции о правилах и нововведениях, разъяснять, предупреждать. Участвовать в тренировках, комментировать судейство в медийном поле, быть консультантом и помощником. Минусов вообще не вижу. Бращин в Рязани, Целовальников в Астрахани – думаю, бывших судей в клубах будет все больше. Не исключаю, что тоже рассмотрю предложения, если поступят. Вот только книжку допишу.

– Автобиографическую?

– Да, есть о чем рассказать. И время как раз будет после операции.

– Карасев на домашнем чемпионате мира отработал лишь один матч. Почему?

– Свою игру он провел на хорошем уровне. Тот же Ирматов, реально сдавший по сравнению с ЧМ-2010, получил два назначения, хотя отработал первый матч с ошибками. За Серегу немного обидно, но что поделаешь, у ФИФА свои резоны. Может, ошибки в Лиге Европы и чемпионате России учли. Отдали стране-хозяйке долг вежливости.

– Вы критиковали Иванова, Зуева, Егорова, Розетти, Будогосского. Кто идеальный кандидат на пост главы судейского департамента, по-вашему?

– Я и Левникова критиковал, отдавая должное его профессионализму. Потому что душа за дело болит, право на мнение имею и говорить стараюсь по существу. А должность такая, что идеальной кандидатуры быть не может. Сложная должность. Егоров еще молодой руководитель, тут критикуй не критикуй. Наберется опыта, тогда и посмотрим. Если успеет.

Игорь Николаевич Захаров

Родился 8 июня 1966 года в Калуге. (52 года)

Выступал на позиции защитника с 1984 по 1997 год за «Зоркий» (Красногорск), СКА (Хабаровск), «Океан» (Находка), «Луч» (Владивосток), «Крылья Советов» (Самара), «Зенит» (Санкт-Петербург), «Газовик-Газпром» (Ижевск), «Кубань» (Краснодар).

Провел 362 матча, забил 13 мячей.

В качестве судьи (категория ФИФА) отработал 69 матчей чемпионата России, регулярно обслуживал международные игры. 

Фото: РИА Новости/Антон Денисов, Российский Футбольный Союз, Gabriele Maltinti / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, РИА Новости/Евгений Биятов, Эдгар Брещанов / Василий Пономарев / Sportbox.ru, Epsilon / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, РИА Новости/Антон Денисов, РИА Новости/Саид Царнаев, Shaun Botterill / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru