Футбол

Сколько Манчини ни корми, все равно в Италию смотрит

Сколько Манчини ни корми, все равно в Италию смотрит
Фото: © ФК «Зенит»
Почему у звездного иностранца не получается в «Зените»? И что делать в ситуации, когда золото, по сути, уже упущено, но по-прежнему есть шанс попасть в Лигу чемпионов? «Матч ТВ» разбирается в ситуации.

Прежде чем начать разговор о Манчини, позволим себе вернуться на пару лет назад.

Зима 2016 года. Португалия. «Зенит» готовится к матчам 1/8 финала Лиги чемпионов с «Бенфикой». И вдруг в местной прессе появляется сообщение о том, что Халку поступило предложение из Китая. Сумма возможного контракта сумасшедшая – на 100 миллионов евро. Словно по команде «фас», рядом с полями, где тренируется команда, появляются агенты бразильца. И у того, что называется, сносит голову.

Один из источников, близких к «Зениту», рассказывал потом такую историю. Чуть ли не на  следующий день после предложения от китайцев Андре Виллаш-Боаш вынужден был отправить Халка с тренировки, поскольку тот был абсолютно не похож сам на себя: сложно выкинуть из головы столь умопомрачительную сумму.

Правда, в итоге главную «звезду» «Зенита» удалось привести в чувство: сезон он в Питере доиграл и только потом уехал. Но «Бенфику» «Зенит» тогда не прошел.

Казалось бы, при чем здесь Манчини? С ним, надо полагать, произошло нечто подобное. О своих «100 миллионах» Роберто узнал еще в ноябре прошлого года, когда итальянская федерация футбола впервые вышла на Манчини с предложением возглавить сборную.

Нет, сумасшедших денег главному тренеру «Зенита» никто на родине не сулил. Но эффект оказался таким же, как с Халком. Задетой была другая струна, не менее тонкая и звонкая, чем финансовая. Осуществление давней мечты! Если вспомнить, примерно в тот период из уст Манчини впервые и прозвучало именно это слово в отношении своей национальной сборной - мечта. Впервые - в России. А вообще он повторял такое не раз.

Фото: © ФК «Зенит»

Тогда многим показалось: не более чем дежурный реверанс в адрес своей страны. Теперь же практически не осталось сомнений – тот момент стал поворотным для Манчини в «Зените». Отдавать себя до последней капли петербургскому клубу, держа в голове итальянскую сборную, ему стало крайне сложно. С одной стороны, рукой подать до цели всей твоей карьеры, если не жизни, с другой – трехлетний контракт с «Зенитом», который тут же невольно превратился для тренера в отягчающее обстоятельство. Барьер на пути к мечте. К тому же в ситуации, когда сборная Италии впервые за 60 лет не попала на чемпионат мира. Это значило, что Манчини мог стать не просто очередным наставником «скуадры адзурры» , а человеком, который возродит ее из пепла, поднимет с колен, поведет к светлому будущему, «вырвав из груди свое гордое сердце», и т. д. и т. п.

Поставьте себя на место ноябрьско-декабрьского Манчини. Несложно предположить: трехлетний контракт с «Зенитом» стал выглядеть для него не стимулом, а препятствием.

Да, на 5:1 со «Спартаком» его предыдущей работы - искренней и стопроцентной - хватило. А дальше дало о себе знать другое правило: кто не идет вперед – катится назад.

До Нового года Манчини пытался сопротивляться искушению и работать в «Зените» так же, как в июне-ноябре. Но кто знает, каких усилий ему стоило гнать от себя мысль, что чем лучше выступала бы его команда, тем меньше было шансов возглавить сборную Италии?

Зимой Манчини, по информации близких к нему людей, окончательно перестал сопротивляться желанию уйти в сборную. Вот иллюстрация. Изначально Рим отнюдь не значился местом тренировочного лагеря петербуржцев на зимних сборах. Однако «Зенит» не просто полетел в столицу Италии после первого матча с «Селтиком», но и вернулся туда же перед ответным.

Как рассказывают теперь уже люди, близкие к команде, редкий день на этих сборах мои итальянские коллеги не обращались к Манчини с вопросами о сборной. И интерес этот возник явно не на пустом месте. Наивно думать, будто, перебросив «Зенит» в Рим, Роберто не встречался там с представителями итальянской федерации футбола.

При этом нельзя сказать, что он перестал работать с командой. На каждой тренировке Манчини сам выходил в поле, бегал вместе с игроками, показывал, растолковывал, объяснял. Но огонь в глазах — лишь отчасти выдумка и штамп. Футболисты не могли не почувствовать настроения и сомнений главного. Между 99 и 100 процентами посвящения себя тренерству зазор на самом деле не так уж мал.

Если же говорить о последующем периоде, тайное все заметнее становится явным. Пару дней назад одно уважаемое итальянское издание и вовсе вышло с заголовком о том, что помешать Манчини вернутся в Италию может разве что… бухгалтерия.

В статье приводятся цифры и факты, согласно которым Манчини надо пробыть в этом календарном году в России 183 дня. Тогда налог с годового зенитовского оклада составит 13 процентов, а не 40-45, как в Италии.

Впрочем, после слов Манчини о том, что ему в случае ухода из «Зенита» не нужна неустойка, отчетливо ясно: дело не в деньгах. Он действительно хочет в сборную. И хочет настолько сильно, что от этого страдает «Зенит».

Кстати, Манчини при всей неоднозначности своих заявлений ни разу не был замечен в том, что говорит неправду. Итальянец может стать первым тренером «Зенита», кто уйдет полюбовно, без неустойки, и по этой причине тоже. А еще потому, что возродил Кокорина, привел в клуб молодых и перспективных аргентинцев, оказывал доверие россиянам накануне ЧМ-2018. Не помани Манчини итальянцы, все у него с «Зенитом» могло сложиться иначе. Но они поманили. И альянс поплыл.

Впрочем, точка в этой истории еще не поставлена. Если уход Манчини действительно дело решенное, это, как ни странно, способно раскрепостить и специалиста, и команду. «Зениту» вполне по силам решить задачу попадания в Лигу чемпионов, в турнирном смысле все по-прежнему в его руках. И если это произойдет, Питер, кто знает, скажет Манчини не только «до свидания», но и «спасибо».       

Фото: Gabriele Maltinti / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru, ФК «Зенит»

Нет связи