live
22:35 Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Португалия - Польша
22:35
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Португалия - Польша
00:40
Все на Матч!.
01:30
Следж-хоккей. Международный турнир "Кубок Югры". Финал. СХК "Югра". Трансляция из Ханты-Мансийска. (Ханты-Мансийск) - СХК "Феникс" (Московская область) [0+]
03:10
Следж-хоккей. Международный турнир "Кубок Югры". Матч за 3-е место. Трансляция из Ханты-Мансийска. СХК "Удмуртия" (Ижевск) - Сборная Японии [0+]
04:50
Этот день в футболе. [12+]
05:00
Команда мечты. [12+]
05:30
Безумные чемпионаты. [16+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Жестокий спорт. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Волейбол. Лига чемпионов. Женщины. "Динамо-Казань" (Россия) - "Хяменлинна" (Финляндия) [0+]
11:00
Новости.
11:10
Все на Матч!.
11:55
Футбол. Товарищеский матч. Франция - Уругвай [0+]
13:55
Новости.
14:00
Футбол. Лига Наций. Швеция - Россия [0+]
16:00
Новости.
16:05
Все на Матч!.
16:55
Баскетбол. Чемпионат Европы-2019. Женщины. Отборочный турнир. Прямая трансляция. Россия - Венгрия
18:55
Волейбол. Лига чемпионов. Мужчины. Прямая трансляция. "Зенит-Казань" (Россия) - "Франкфурт" (Германия)
20:55
Баскетбол. Евролига. Мужчины. Прямая трансляция. ЦСКА (Россия) - "Жальгирис" (Литва)
22:40
Швеция - Россия. Live. [12+]
Футбол

Андрей Лунев: «Шансов вернуться осенью не было»

21 января 10:00
Андрей Лунев: «Шансов вернуться осенью не было»
Андрей Лунев / Фото: © РИА Новости/Алексей Даничев
Голкипер «Зенита» откровенно рассказал об операции на колене, о том, что с ним происходило после матча с Испанией, об отношениях с Лодыгиным и о многом другом.

«Штанга ни при чем – операция была плановой»

– Как ваше колено, которое вы во время зимней паузы, оказывается, прооперировали?

– Об этом просто не говорилось, но операция была плановой. Сейчас чувствую себя отлично.

– Когда стало понятно, что мениск надо оперировать?

– Колено какое-то время могло не беспокоить, но потом начинало болеть. По ходу сезона сделали МРТ, и стало понятно, что хирургическое вмешательство лучше запланировать.

– Это последствия ушиба о штангу в матче с ЦСКА?

– Нет. Старая болячка. Причем она давала о себе знать не вследствие какого-то травматического момента, а просто ни с того, ни с сего. Может, еще на фоне нагрузок? Раньше, год-два назад, боли за неделю или две сами проходили. Причем без какого-нибудь серьезного лечения. Тут же стало хватать и болеть, болеть, болеть.

– Через боль приходилось играть?

– А что делать? Но, знаете, боль бывает терпимая и нетерпимая. Эту переносить можно было. Хотя дискомфорт присутствовал. Поэтому надо было что-то с этим решать.

– Сейчас работаете без ограничений?

– Их нет, но следить за ногой необходимо. Ведь всего месяц с небольшим прошел после операции. Нужно все довести до ума.

«Хотел вернуться в ворота, но мне сказали: «Лежи»

– Вообще с этой точки зрения странный для вас год получился: то штанга в игре с ЦСКА…

– …и не говорите! То одно, то другое, то третье.

– Штанга ни в какое сравнение не идет с тем, что произошло в матче со сборной Испании. Как это все выглядело вашими глазами?

– Да никак: пошел на мяч, отбил, ударили… В этом нет чего-то страшного. Игровой момент, ничего такого фатального.

– По телевизору, да и с трибуны арены «Санкт-Петербург» это выглядело страшно!

– Для окружающих – может быть, а так-то все нормально было. Ну, разбили голову, и ладно – игровой момент. Главное – без последствий закончилось. Сотрясение – это ерунда: нужно время, и все.

– То есть Морено не должен был извиняться перед вами?

– Он зашел после игры к нам в раздевалку, попросил прощения, что-то еще сказал. Правда, я там в это время лежал и все равно не понял всех его слов. Но в общем все нормально. Ну, не успел он перепрыгнуть через вратаря – бывает такое. Есть футболисты, которые идут до конца. Ничего страшного.

– По телекартинке создалось впечатление, что, когда вас уносили с поля, вы были без сознания.

– Я действительно на секундочку отключился. Пришел в себя, смотрю - доктора подбежали. Но, думаю, у меня все хорошо, сейчас вернусь в ворота. А потом смотрю – кровь.

– Адреналин так думать заставлял?

– Оставалось-то всего две минутки до конца матча. Может быть, и можно было вернуться, выбить там разок-другой мяч – на том игра и закончилась бы (улыбается).

– Вы действительно рвались в ворота?

– Только начал подниматься, меня сразу положили обратно на носилки и говорят: «Лежи!» Тут я понял, что нет смысла пытаться доигрывать.

– Может, и Глушакова еще успели подколоть за то, что он в ворота встал?

– Да нет вроде. Хотя ребята в раздевалке, наверное, так и делали.

«Всю ночь порывался снять повязку»

– Тогда писали, что вас отвезли в обычную городскую больницу.

– Да, но я не знаю, в какую именно. А куда меня должны были отвезти?

– У «Зенита» есть партнерские клиники.

– Не вижу в данном случае разницы. Отвезли туда, где сразу все сделали.

– Говорят, что городские больницы бывают жутковатыми.

– Мне тогда некогда было что-то рассматривать… А вообще показалось – обычная больница. Не какая-то частная клиника, но вполне нормальная.

– Вас в обычную палату положили?

– Нет, меня там просто зашили. То есть оказали экстренную помощь, сделали парочку обследований и затем отвезли в зенитовскую клинику. В ней уже и лежал под капельницей и так далее.

– О чем думали в первую очередь, если, конечно, голова позволяла это делать?

– У меня повязка была на голове, вот я и думал о том, чтобы поскорее ее сняли. Всю ночь из-за нее не спал – неудобно было. Потом у команды выходные намечались. Строил на них планы, а получилось, что в больнице пролежал.

– Ребята поддерживали?

– Да. И не только они – очень многие люди. Спасибо им всем. Родные, болельщики, друзья, знакомые.

– Удивились заботе, которая буквально окутала вас со стороны болельщиков?

– Я такой человек, что не очень люблю, когда вокруг меня такое происходит. Это, конечно, приятно, но слишком много внимания.

– Кому-то удалось ответить?

– И это не очень люблю делать. Написал общий ответ в инстаграме. У меня еще день рождения был за день до этого. Поэтому удачно получилось – одним сообщением всех и поблагодарил.

– Какое впечатление оставил матч с испанцами?

– Неоднозначное. Пропустил три гола, из них два с пенальти. Первый мяч можно было взять, это удар не из разряда неберущихся. Пенальти? Наверное, надо поменять схему действий. Сейчас будем тренировать. А кроме этих моментов ничего опасного и не возникало.

– Уходя со стадиона, болельщики удивлялись: домашний товарищеский матч, а в ворота России ставят один пенальти за другим.

– Это уже к судьям вопрос. Но раз ставят, надо как-то решать проблему. Стараться не пропускать и с 11-метровых.

«Перед «Спартаком» голова была как в тумане»

– После матча с испанцами вы до конца осенней части сезона так в ворота и не вернулись. Самый тяжелый период в году?

– Наверное. И еще – нервный. Но главное – сейчас вернуться.

– Перед «Спартаком» вы уже тренировались. Были готовы сыграть?

– Рассчитывал, что восстановлюсь к этой встрече в Москве. Швы мне сняли, начал тренироваться. Но когда выходил на поле, голова была как в тумане. Не понимал, где я нахожусь и зачем. Потом что-то пытались тренировать. Но было видно: на ударах у меня реакция запаздывает. В общем, стало ясно: еще не готов.

– Поняли, что как бы ни хотелось сыграть, лучше делать этого не стоит?

– Конечно. Интересы команды нужно ставить выше своих. Тем более такая важная встреча предстояла! Необходимо было не просто выходить, а обязательно добиваться результата. Объективно говоря, помочь команде я не мог.

– Некоторые болельщики начали предполагать, что вы, как Петр Чех, теперь будете играть в шлеме.

– Нет, это все ерунда! Чего бояться-то? Обычная футбольная ситуация. Сегодня так получилось, завтра будет по-другому. Никто не застрахован от травм, особенно в футболе.

– То есть в следующий раз вы так же пойдете на мяч без тени сомнения?

– На тренировке, может быть, нет, но в игре – сто процентов.

– Был ли у вас шанс вернуться в ворота в конце осенней части сезона?

– Нет. Нужно выходить, только если полностью готов. До наступления зимы этого не произошло. Я частично потерял концентрацию, реакцию. А это важнейшие элементы для вратаря. Зачем возвращаться, если можешь допустить ошибку? Любой, какой-нибудь нелепый удар, ты не успел быстро сориентироваться, «запустил» – и все. Навредил команде – и это, во-первых, может сказаться на результате всего сезона в целом. Во-вторых, повлиять и на твою карьеру. В такой ситуации нужно расставлять приоритеты. И к тому же у нас все вратари очень хорошего уровня.

– Вы говорите, как и многие голкиперы, высоко оценивая цену ошибки. Но ведь вратарское искусство во многом заключается в том, чтобы не бояться ее совершить. А если совершил – уметь забыть.

– Согласен. Но одно дело не бояться, когда у тебя есть небольшое физическое недомогание: рука болит или нога. Тогда знаешь, что можешь, а что нет, и подстраиваешься под это дело. Совсем другое, когда получил удар по голове и, по сути, за себя не отвечаешь. В моем случае подстроиться оказалось невозможно.

– Вы здорово корили себя за 0:3 с «Локомотивом». На сторонний взгляд – не совсем объективно.

– Почему необъективно? Мы полностью владели инициативой. Единственный момент у наших ворот, нелепый выбор решения, пропущенный гол – и игра сломалась. Получили второй, матч закончился. Проиграли в таком важном поединке за шесть очков. Кого еще винить? А то, что сами не забили - ну, не знаю… Вратарь тоже должен хорошо играть. Отстоял бы на ноль – все остались бы при своих, на тех же местах – и идем дальше. А тут 0:3 дома, очки потеряны, соперник их набрал и ушел в отрыв.

– А как же с тем, что вратарь не должен себя долго винить за неудачный матч?

– Я так и сделал. Сейчас просто констатирую факт. Вы спросили – я ответил.

– Проанализировали и проехали?

– Конечно. Разобрал ситуацию, сделал выводы. Зачем долго эту тему мусолить? В дальнейшем таких ошибок быть не должно.

«А вдруг Шварцер сделает Австралию чемпионом мира»

– Вы изменились за год в «Зените»?

– Это со стороны надо смотреть. Наверное, нет. Кстати, а в чем я должен был поменяться? Как раньше нужно было ловить мяч и помогать команде, так и теперь. А как человек… Не знаю. Наверное, стал ощущать больше внимания к себе. Но я на светские мероприятия не хожу, мне это абсолютно неинтересно. Поэтому считаю, что остался прежним.

– Помогает та прививка от звездной болезни, что вы получили на ранних этапах карьеры?

– Да. Это как в детстве укол в плечо делают, потом ямочка остается, но зато работает (улыбается).

Андрей Лунев: «Первое время в «Уфе» отдавал кредиты. На жизнь оставалось 10 тысяч рублей в месяц»

– С другой стороны, в «Зените» давление на вратаря посильнее, чем в «Уфе». Разницу почувствовали?

– Да какое давление? Ты выполняешь свою работу, вот и все. А цена ошибки и в «Уфе» была велика, там в случае чего тоже могли посадить на скамейку. Так же и здесь. Только турнирное положение имеет большее значение. Но на меня такой пресс никак не влияет. Надо качественно делать свое дело и не обращать внимание на то, кто что говорит.

– Как вы с Юрием Лодыгиным в концовке этого сезона общались?

– У нас в бригаде хорошая атмосфера, рабочая. Все здорово.

– Поддерживали коллегу?

– Естественно!

– Сейчас на сборах четыре вратаря. Но если вас делят на пары, вы оказываетесь с Лодыгиным. Это для конкуренции, или потому что у вас отношения хорошие?

– Не знаю – тренеры так назначают. Все вопросы к ним. Мы же выполняем установки и работаем. Если есть возможность пошутить – шутим. Все отлично!

– Лодыгин сказал, что два голкипера в сборной России из «Зенита» – это вряд ли. Так же считаете?

– Если помечтать, то всякое возможно. Недавно мы фантазировали на такую тему. Марк Шварцер в свои 45 лет возобновляет карьеру и в составе сборной Австралии выдает в России сумасшедшую серию игр, пропускает всего пару голов – и то с пенальти, затаскивает свою команду в финал чемпионата мира, они его выиграют… А теперь вопрос: сможет ли Шварцер при таком раскладе получить «Золотой мяч»? Я думаю, два вратаря в сборной из одной команды – примерно из той же серии.

– Дело не в «Зените» – именно из одной команды?

– Да не важно, из какой. Мне кажется, это возможно, только если голкиперы-одноклубники станут играть через раз и на очень высоком уровне… Хотя в принципе такое нельзя исключать.

– Судя по разговорам внутри команды, ощущаете приближение чемпионата мира…

– Так билеты уже продают!

– Чем для вас будет этот турнир, если окажетесь в сборной?

– Сейчас моя задача – думать о чемпионате России, вернуться в игровой тонус, сделать все, чтобы доказать, что достоин вызова в национальную команду.

«Буду делать все, чтобы не оказаться вторым»

– С Лодыгиным борьбу за место в воротах «Зенита» начали с нуля?

– Так каждый раз после паузы происходит. По крайней мере для меня. Считаю, нужно снова доказывать, что ты достоин играть. В этом и есть суть конкуренции, залог побед и результата.

– Лодыгин говорил, если он окажется четко вторым, его это не устроит, и он задумается о будущем. А если вы – второй?

– Может быть, меня посетят такие же мысли, но буду делать все, чтобы не оказаться вторым.

– Каникулы получились смазанными из-за операции?

– Конечно, но при этом все же удалось немножко отдохнуть. Это тоже надо было сделать, в том числе – морально. Набраться позитивных эмоций. Но главное, чтобы со здоровьем было все хорошо.

– Новый год встретили…

– …на Мальдивах.

– Со знакомыми не пересеклись?

– Нет, там много разных островов. Кстати, в 00:30 уже лег спать, соблюдал режим.

– В Уфе, откуда родом ваша супруга, не думали отметить Новый год?

– Туда не получилось на этот раз приехать. Может, на следующий год… Времени не хватило – я до 27 декабря был в Петербурге и не знал, отпустят меня в принципе на каникулы или нет.

– Что загадали в новогоднюю ночь?

– Ничего. Есть цель, и надо к ней идти. У меня нет праздников – ни Новый год, ни день рождения толком не отмечаю.

– Почему?

– Хотите сказать – есть повод напиться?

– Вы, по-моему, уже давно этим не грешите.

– Так и есть. А праздники просто не очень люблю в принципе.

 – Поддерживаете ли отношения с коллегой по «Уфе» Давидом Юрченко?

– Изредка встречаемся. У нас практически нет свободного времени, но пару раз пересекались с ним в Петербурге.

– Следите за ним, за его делами в «Тосно»?

– Я всегда слежу в целом за нашим чемпионатом. Тем более много знакомых играет в разных командах – мне интересно.

«Эти 8 очков надо выкинуть из головы»

– Как быть с восьмиочковым отставанием от «Локомотива»?

– Выкинуть его из головы, выходить и выигрывать каждый матч – другого выхода нет. Сейчас уже не все зависит от нас, но… Если после перерыва «Зенит» одержит 10 побед в 10 играх, однако в итоге станет вторым, думаю, ни один болельщик нас не упрекнет. При этом уверен: возьмем весной 30 очков – будем первыми. К этому нужно стремиться и делать все для этого.

– Нет ощущения, что «Локомотиву» отчасти везет, как «Спартаку» в прошлом сезоне?

– Везет тому, кто везет. Это хорошая команда. Будем стараться играть лучше, чем железнодорожники.

– Вы верите в то, что реально отыграть восемь очков?

– Может, я наивный, но – верю.

«Учить языку Мамману будет Кришито»

– Как в целом проходят сборы?

– Великолепно, но немного тяжеловато.

– Что именно тяжело?

– С утра вставать с кровати.

– Нет ощущения, что это день сурка? Утром – тренировка, вечером – тренировка и так далее.

– Абсолютно нет. Здесь созданы все условия: поля идеальнейшие, живем в хорошей гостинице. Все на высшем уровне – у меня раньше такого вообще никогда не было, поэтому грех не тренироваться.

– Неделю назад в спортивный комплекс, где вы работаете, приезжал «Манчестер Юнайтед». Выходит, английский гранд не ошибся с местом сбора?

– Это мы не ошиблись!

– Говорят, у вратарей на третий-четвертый день сборов, как правило, болят бока – очень много падать приходится.

– Есть такое дело. Хотя все болит, от пяток до шеи! Вроде грузят несильно, но все равно чувствуется.

– Ровно год назад вы тренировались в Дубае под руководством Мирчи Луческу. Есть какая-то разница между тем сбором и этим?

– Конечно. Тогда до поля ехали меньше, но больше бегали. Раньше вратари делали это вместе с командой. Еще отличие: в прошлом году в это время игры уже были. Еще сильнее все болело.

– То есть при Луческу потяжелее было?

– Тогда у меня получилось отдохнуть перед сборами, а сейчас – не очень.

– Ждете товарищеских матчей, которые начнутся с понедельника?

– Хочется почувствовать ритм игры. Поэтому, понятно, жду.

– На первую неделю сбора футболистам можно было взять с собой жен. Почему вы этого не сделали?

– Да мы только приехали недавно с отдыха, баловать тоже не надо.

– Как ладите с зенитовскими аргентинцами?

– Отлично. Ничего не понимаю, они тоже ничего не понимают – поэтому все здорово (улыбается). Но пытаемся шутить, да и на поле взаимодействие хорошее.

– Вам ведь общение как минимум с Мамманой не помешало бы, согласны?

– Хочу еще раз повторить: считаю, аргентинцам стоит подучить русский язык – они же приехали в Россию. Хотя бы на каком-то простом уровне. Что им мешает?

– Не учат?

– Не в курсе, но когда я подсказываю по-русски, они должны все понимать. Что-то знаю по-английски, немного учу этот язык. Это золотая середина и для них, и для нас.

– Английский изучаете сами или с учителем?

– Сам. Если честно, просто стараюсь запоминать новые слова.

– Может, вам стоит над Мамманой шефство взять, обучить его нужным словам на русском?

– Думаю, его будет учить Кришито! Он понимает меня, и между собой они тоже общаются, подсказывают. Тем более Миммо – опытный боец, капитан, он и должен проводить курс молодого бойца. Кто, если не Кришито?

– В футболе-то аргентинцы все понимают?

– А что там понимать? В футбол играть надо!

– Маммана играет?

– Играет, причем отлично!

– Цель на год поставили себе?

– Конечно. Когда находишься в «Зените», какая у тебя может быть цель? Играть, попасть в сборную, выходить на поле в ее составе, а дальше – как пойдет.

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов; РИА Новости/Владимир Астапкович; РИА Новости/Максим Богодвид; Michael Regan / Staff / Getty Images Sport / Getty Images