«В России клубы убивают друг друга». Как работают футбольные академии в Европе

«В России клубы убивают друг друга». Как работают футбольные академии в Европе

Почему талантливые игроки теряются в возрасте от 18 до 21 года? Как юному футболисту из России попасть в голландскую школу? И что не так делает Галицкий? На эти вопросы специально для «Матч ТВ» ответил руководитель академии «Фейенорда» Ричард Грютшолтен.

– Какую академию вы считаете лучшей в мире?

– Не так просто ответить на этот вопрос. Например, «Манчестер Сити» ежегодно вкладывает в свою академию 50 миллионов евро, но они просто покупают игроков. Там не растят футболистов. Поэтому мы не можем в полной мере сказать, что у них лучшая академия. Есть несколько академий в мире, которые следует определенной системе - и эта система дает хороших игроков, не заставляя покупать их у других клубов. Это академии «Аякса» и «Фейенорда». Не важно: выигрывает главная команда или нет, они продолжают следовать своему пути, не теряя веру и развивая футболистов. 

У английских клубов много денег, но мне кажется, что они никогда не научатся делать все правильно. Неплохие академии у «Реала» и «Барселоны». У них есть определенное видение, и они стараются его придерживаться. Поэтому не знаю, какую академию можно назвать лучшей.

– Что случилось с голландским футболом в последние годы? Ваша сборная не попадает уже на второй крупный международный турнир.

– Конечно, я ожидал этого вопроса. Здесь несколько вещей. Квалификация на чемпионат мира прошла неудачно, потому что игроки не очень хорошо взаимодействуют между собой как команда. Это означает, что у нас есть несколько хороших молодых игроков и несколько хороших опытных игроков. Но мы потеряли целое поколение, которое между молодыми и опытными, – от 20 до 27 лет. 

Также у нас не самый лучший главный тренер. Голландия должна задуматься, что в последние четыре-пять лет футбольный стиль изменился. В нем стало больше физики, бега, силы и прессинга. У нас в стране же думают, что можно по-прежнему делать акцент на технике, наигрывая футболистов на определенные позиции. 10 лет назад мы были достаточно хороши. Сейчас мы все еще показываем качественный футбол. Но появляются такие команды как Уэльс и Исландия, которые создают у себя командную атмосферу. Мы же потеряли игроков, которые могут действительно зарядить команду энергией. 

Еще Голландия постоянно всем помогает. Например, Германии с новой системой. Нам нужно подумать о себе. На чемпионате мира-2014 мы дошли до полуфинала. Команда была неплохая, но качество игры стало немножко снижаться. В Голландии постоянно думают, что знает все без чьих-либо советов. Это не правда. Мы должны следить за тем, что делают другие страны.

– Какой философии придерживаются в академии «Фейенорда»?

– У нас очень индивидуальный подход в развитии игроков. Они приходят в академию очень рано – в 5-6 лет. Каждый возраст – от 7 до 18 – это отдельная группа. К каждой группе свой подход. Если тренер специализируется на 12-летних, то он не станет тренировать 18-летних. В других клубах такое бывает. В нашем – нет. Поэтому мы обучаем тренеров под определенную возрастную группу. Также мы открыли школу в футбольной академии. Во многих странах есть проблема выбора: хорошо учиться или хорошо играть. Нашим воспитанникам не нужно ничего выбирать. Они тренируются в 9 утра, а потом идут в школу, не выходя за пределы академии. Мне кажется, мы единственные в Голландии, кто это делает. 

Чем еще наш подход отличается от других? Мы просим игроков самим находить решения, вместо того, чтобы эти решения за них делал тренер. Во многих странах я видел, что тренеры постоянно дают игрокам инструкции, всегда говорят, что делать. Вместо этого нужно позволить им совершать ошибки. Во время матчей им нужно будет самим решать, что делать, а не ждать подсказки от тренера.

– Как вы ищете игроков?

– У нас есть 32 скаута в Голландии. Иногда мы берем в академию игроков из других стран, но очень редко. У нас небольшая страна. Поэтому когда мы берем к себе футболиста, он может жить дома со своей семьей, а не в интернате. В России такое не всегда возможно. Мы стараемся найти определенных игроков. Например, защитник должен быть агрессивным, надежным, жестким парнем. Поэтому, глядя на 7-летнего пацана, ты уже можешь определить, подходит ли он для этой позиции.

– Как происходит сам процесс рекрутинга? Скауты подходят к родителям и приглашают в команду?

– Нет. Скаут никогда не разговаривает с родителями. Он находит игрока, затем другой скаут просматривает его, после еще один. Только потом на него смотрит тренер. И если все скажут: «Этот парнишка действительно хорош», - то игрока приглашают для начала на тестирование. Если скаут будет подходить к игрокам на парковке и говорить: «Эй! Ты нужен нашей команде!», - то у нас могут возникнуть проблемы с другим клубом. Поэтому мы отсылаем письмо в команду, где играет интересующий нас футболист: «Мы видели вашего игрока и хотим пригласить его к нам на тестирование». Клуб отправляет письмо родителям мальчика. Иногда команды не сообщают ничего родителям. В таком случае, если ответа из клуба не последовало через неделю, мы связываемся с семьей футболиста сами.

– Правда, что существует неписанное соглашение, что вы не можете переманивать игроков из академии «Аякса»?

– Откуда ты знаешь это? Да. Мы никогда не берем их игроков, а они не берут наших.

– Это правило никогда не нарушалось?

– В прошлом было несколько таких ситуаций. Если «Аякс» захочет набрать лучших игроков, они придут к нам. Если мы попытаемся взять лучших игроков, то мы пойдем к ним. Тогда будет настоящая драка. Будут битвы в федерации, в национальной сборной. Поэтому мы просто договорились, что не будем забирать футболистов друг у друга. Вот как это работает. В России такое невозможно. У вас клубы убивают друг друга.

– Если я захочу, чтобы мой сын играл в академии «Фейенорда», что мне делать?

– Он уже сыграл за национальную сборную?

– Нет. Ему всего два года.

– Мы не берем игроков из других стран до 16 лет. Вся твоя семья должна переехать в Голландию. Если ты будешь жить в нашей стране, получишь разрешение на работу, тогда, возможно, твой сын сможет у нас играть.

– Он должен быть талантливым игроком?

– Да.

– Если у него не окажется футбольных талантов, но у меня будет много денег?

– Нет. Это невозможно. Весь футбольный мир немного болен, ставя деньги на первое место, но не в Голландии. Я работал в Польше и в России. Вам нужно даже платить тренерам. Зачем? Затем ваши тренеры говорят: «Эй! Иди играть в финале», - хотя должны сказать: «Эй! Проваливай-ка ты из нашего клуба».

Кстати, твой сын должен иметь паспорт Европейского союза. Если его не будет, то нам придется платить ему большую зарплату. Поэтому в Бельгии играет много африканцев, а в Голландии их нет. Потому что каждому африканцу без европейского паспорта мы обязаны платить пять тысяч евро, когда ему исполнится 16 лет.

– Как ваша академия набирает тренеров?

– Так же, как игроков. Мы играем каждую неделю с другой голландской командой. На этих матчах мы смотрим на тренера соперника. Затем мы идем на его тренировку и подглядываем из-за дерева за тем, как он работают. После мы запрашиваем информацию у ассоциации тренеров. Главное для нас – слушать: как и что он говорит своим игрокам, как футболисты реагируют на его указания. Между ними должна быть связь. Если тренер дает указания и футболист отвечает: «Да, тренер», - значит, между ними нет связи. Мне нравится, когда игрок говорит: «Тренер, я ничего не понимаю. Можете объяснить еще раз», - а он ему отвечает: «Лучше ты объясни мне, что нужно делать». Футболисты должны принимать решения самостоятельно. 

Во многих странах тренеры говорят: «Если мы проиграем, то я потеряю свою работу». Поэтому не дают футболистам думать и решать самим, а делают четкие указания. В Голландии такого нет. У нас никого не уволят, если команда проиграла.

– Во время выступления на фестивале молодежи и студентов вы сказали, что одна из главных проблем юношеского футбола в мире – талантливые игроки теряются, потому что не получают игровую практику в возрасте от 18 до 21 года. В России тоже существует эта проблема. Как ее решить?

– Да, они слишком молоды и не имеют достаточного опыта, чтобы играть за основную команду. Поэтому сидят на скамейке. Во-первых, нужно разрешать им играть за другой клуб. Так, например, делают в Англии. Но и там возникают проблемы – другие тренеры начинают использовать их не на той позиции, не всегда находят общий язык и так далее. 

Как делают в Голландии, Испании и Португалии: большим командам разрешили иметь резервную команду во втором по статусу дивизионе страны. Это не резервная лига, а именно дивизион с очень хорошим уровнем команд. Вторые дивизионы освещаются СМИ, там есть свои фанаты. Игрок получает необходимую атмосферу большого футбола. Таким образом, молодые футболисты получают необходимый опыт и становятся готовыми играть за основной состав.

– Какой вклад внесла ваша академия в чемпионство «Фейенорда» в прошлом сезоне?

– Пятьдесят процентов основного состава – это футболисты из нашей академии. Даже больше чем пятьдесят. Также главный тренер из нашей академии, второй тренер, тренер вратарей, физиотерапевт. В общем, много людей, которые каким-то образом связаны с нами. Да, нам нужны опытные игроки - такие, как Дирк Кюйт или Элия, которые пришли в «Фейенорд». Если не будет опытных футболистов, а только молодежь, то это приведет к большим зарплатам для них. В возрасте 20-21 большие деньги могут стать проблемой. 

Еще каждую неделю несколько игроков из академии тренируются с основным составом. В главной команде всего 22 игрока, не 30. Поэтому им нужны футболисты для тренировок. Таким образом, наша академия помогает им создать рабочую атмосферу, а главная команда помогает нашим футболистам потренироваться на высоком уровне. Вот почему мы выиграли титул.

– Какое недельное расписание в вашей академии?

– Одна тренировка в понедельник, две – во вторник, в среду занятий нет, две – в четверг, пятница – одна, матчи всегда проходят в субботу. Это стандартное расписание. Но, например, во вторник есть силовая тренировка, то есть, по сути, уже третья за день. Еще занятия по психоанализу – можно сказать, что четвертая. Помимо стандартных тренировок на неделе есть много различных занятий на развитие футболистов – кроссы, упражнения на координацию и другие.

– Когда же они учатся?

– В понедельник и в пятницу утром у них тренировка, а потом они идут в школу. Вторник и четверг: тренировка-учеба-тренировка-учеба. В среду – школа весь день. В субботу – игра. Мы единственная страна, где все матчи проводятся исключительно в субботу. В воскресенье футболисты всегда отдыхают.

– Как вы мотивируете воспитанников играть в футбол?

– Они сходят с ума по футболу. Если у них нет страсти к этому, то они уходят. Существует большая очередь игроков, которые хотят к нам попасть. Проблем с мотивацией нет. Иногда мы просим топовых игроков из основного состава прийти на наши тренировки, поговорить с воспитанниками, вдохновить их. Это не всегда просто организовать, потому что у главной команды плотный график.

– Как уберечь подростков от алкоголя, наркотиков и других вредных вещей?

– Мы стараемся учить их определенному стилю жизни. Конечно, они все нарушают режим. Мы знаем об этом. Мы не можем контролировать их все время. Но мы показываем данные их тестов и говорим: «Смотри, вчера ты ел вредную еду, а сегодня твои результаты стали хуже. Обрати внимание на свои показатели до и после». Вот как мы делаем.

– Возможно ли взять вашу систему и внедрить ее в российский клуб?

– Да.

– Она будет работать?

– Нет. Она не будет работать по щелчку пальцев. Многие наши базовые вещи зависят от культуры страны и культуры клуба. Я консультировал несколько команд в разных странах. Они просили меня написать план, поделиться идеями. Но для этого мне нужно время, чтобы понять культуру, менталитет. Мне важно, как учителя разговаривают с детьми в школе, как родители общаются с ними. Нельзя просто взять и скопировать нашу систему. Хотя многие клубы именно так и делают. Но система будет работать не везде.

– Вы рассказывали, что поработали в России. Расскажите об этом опыте.

– У меня была роль консультанта. Я не составлял огромный план. Просто дал некоторые советы, исходя из своего опыта. Я консультировал ФК «Краснодар». У них очень здорово все получается. Хорошие поля, условия, обучение. Правда, мне показалось, что они переборщили с гламуром.

– Что это значит?

– Когда ты берешь в академию игрока, у которого не было крутых компьютеров и других прикольных штук, когда футболист попадает в совершенно новые для себя условия, у него случается шок. Если ты не можешь справиться с этим шоком, тебе приходится возвращаться домой. Я бы не стал так сильно погружаться в качество условий в академии. Я бы больше уделил внимания тренерам и программе обучения, а не подсветке зданий.  

Вячеслав Быков: «Мы выращиваем серую массу игроков, которые боятся обводить»

Фото: fckrasnodar.ru; wfys2017.tassphoto.com; feyenoord.nl

Поделиться в соцсетях: