Александр Головин: «Однажды надев футболку ЦСКА, надеть спартаковскую уже не смогу»

Александр Головин: «Однажды надев футболку ЦСКА, надеть спартаковскую уже не смогу»

Полузащитник московского ЦСКА Александр Головин рассказал о том, как адаптировался в главной команде армейцев, а также заявил о готовности провести всю карьеру в стане красно-синих.

— 2016 год для меня исключительно хороший. Но самое главное, что удалось пробиться в основу ЦСКА и теперь я играю по 90 минут и в Лиге чемпионов, и в чемпионате. Да, на Евро сыграли плохо, но опыт я получил огромный — в 20 лет не каждому удается принять участие в турнире подобного масштаба, — заметил Головин.

— Ну и «Первая пятерка» — как первый взрослый личный приз.

— Я очень рад награде, но для меня важнее все-таки командные успехи.

— Давайте тогда про ваши команды. В какой момент Леонид Слуцкий пустил вас на постоянные тренировки с основой ЦСКА?

— Года два назад. Первое время у меня почти ничего не получалось, все кричали, было сложно привыкнуть к высоким скоростям. На игровых тренировках старался отсидеться в обороне, чтобы ничего не запороть. А потом со временем познакомился со всеми, привык, и стало все получаться.

— Кто тогда больше всех удивил?

— Сильнее всех — Рома Еременко и Зоран Тошич. Наблюдал за их техникой, старался что-то у Ромы взять. Он разносторонний: где бы ни сыграл, везде полезен.

— Самые необычные установки Леонида Слуцкого за этот год?

— Не скажу, что были какие-то необычные. Все в основном стандартно. Даже в перерыве матча с «Мордовией», где мы отыграли три мяча. Помню, что было много шума, Леонид Викторович очень сильно кричал, призывал собраться. Помогло: команда вышла на второй тайм и перевернула. Помню, Панченко вышел и забил «Мордовии», в которой играл раньше, и тут у нас пошло-поехало.

— Вы недавно переподписали контракт с ЦСКА. Соглашение на пять лет. Не много?

— Очень хочу играть в ЦСКА на ведущих ролях, как тот же Алан Дзагоев, или провести всю карьеру в клубе, как наш капитан, если буду оставаться полезен и нужен команде.

— Виктор Гончаренко стал новым тренером ЦСКА. У него получится?

— Думаю, да. Он очень здорово находит язык с футболистами. Мне он много помогал на сборах. Оставался со мной после тренировок, объяснял, что и как лучше сделать. И так к каждому игроку он находил подход. Это очень сильный тренер. Думаю, у него все будет отлично.

— Говорят, что ЦСКА устал. От того, что мало игроков, от разговоров вокруг финансов, да и друг от друга тоже. Вот вы от кого больше всего устали?

— Я ни от кого не уставал (смеется). Я думаю, у нас это дело случая. ЦСКА второй или третий год подряд испытывает спад. Помню, за шесть игр набирали одно очко, но потом все приходило в норму.

— Когда вы с ним познакомились с Акинфеевым, какие были впечатления?

— Я думал, что Игорь очень серьезный, закрытый, никогда не шутит, ни с кем не разговаривает. А на самом деле никакой зажатости, очень веселый и душевный человек. Он мне в сборной хорошо помог, когда я только приехал. Это была товарищеская игра против Франции. И Игорь, и Рома Широков, и все наши армейские футболисты, все мне помогали.

— Роман Широков? Это же вы его вытеснили из основного состава ЦСКА. Какие у вас сложились отношения?

— Очень хорошие отношения. Когда он перешел к нам, я еще в основе ни на одном из матчей не вышел. Играть я начал только на сборах, и там я всегда делал упражнения с ним в паре. А место в основе… Это решение тренера, но и я бы не сказал, что Рома был в плохой форме. Просто такой выбор сделал Леонид Викторович. Но Широков мне помогал и в клубе, и в сборной подбадривал, говорил, чтоб ничего не боялся.

— Не боялись даже «Спартак» поменять на ЦСКА?

— По поводу «Спартака» — это его решение. Я не вижу в этом ничего страшного, но я, однажды надев футболку ЦСКА, надеть спартаковскую уже не смогу.

Источник: Еженедельник «Футбол»

Поделиться в соцсетях: