5 неверных доводов о новом формате чемпионата мира

5 неверных доводов о новом формате чемпионата мира

Комментатор «Матч ТВ» Роман Нагучев опровергает главные аргументы противников 48 команд на чемпионатах мира.

Сегодня стало модным возмущаться чуть что, быть недовольным и вопить «караул, убивают!» во все горло или во все строки. Когда речь идет о действительно важных вещах – тут понятно – мы заботимся и о своей жизни, и о комфорте близких нам людей. О безопасности в конце концов. Но вот ФИФА принимает решение расширить чемпионат мира до 48 команд, и поднимается шум, будто ухо оказалось у колонки, из которой гремит любая композиция рок-группы «Kreator». А коллега Игорь Рабинер мгновенно иронизирует, что у него даже готово название книги обо всем этом ужасе – «Как убивали футбол».

Когда говорят об отрицательном влиянии на футбол нового решения исполкома ФИФА, приводят следующие доводы:

Довод 1. Кому нужны эти новые сборные, которые никто не смотрит?

Давайте для начала признаемся сами себе, что и сборная России как раз относится к этой категории. Ее постоянная аудитория измеряется даже не всей, а примерно четвертью населения нашей страны. И больше никому эта команда пока не интересна. Но мы же не против попадать на крупные турниры, верно? Чемпионат мира – это чемпионат именно мира, а не турнира с участием Германии, Англии и Бразилии с Аргентиной. Это что-то вроде симпозиума, где ученые разных стран обмениваются опытом или хвастаются достижениями. 

Совершенно непонятно, почему нужно устроить бойкот чемпионату из-за того, что Океания впервые получила прямую путевку. Или из-за того, что стран Азии на турнире станет немного больше. Почему это вообще важно? Ну получит, ну и что? Европейская пресса возмутилась всего лишь двум прибавленным путевкам на ЧМ-2026. Как будто появление сборных Венгрии или Албании (или их вместе) гарантирует уровень игры выше, в сравнении с условными Венесуэлой и Панамой. На чемпионат мира 2002 года попала сборная Словении, которая и с Заховичем смотрелась настолько плохо, что все только и ждали, когда она вылетит. Выбил их южноафриканец Сиябонга Номвете победным голом в первом тайме. Команда ЮАР на том турнире играла ярко и весело, а их европейский конкурент – никак. 

Все это не более чем вкусовщина: болельщикам бундестим как было плевать на другие сборные, так и останется. Оману если и будет важна Австралия на чемпионате мира, то только как соперник. Японии все равно, попадет ли туда Португалия. И так было всегда и при 16 командах, и при 32-х и будет при 48. Чемпионат мира – это, возможно, не совсем про футбол. Такой турнир – шикарный шанс побывать в гостях у нескольких десятков стран одновременно. Кроме того, расширение числа участников сохранит институт национальных сборных, а значит, отложит закрытую футбольной вечеринке грандов и толтостосумов.

Довод 2. Станет больше матчей низкого уровня!

Ни один турнир не гарантирует ничего подобного. Ну разве только, если вдруг сборным Ямайки или Габона разрешат 15 раз за матч брать мяч в руки и бросать в ворота. Уровень или привлекательность игры не зависят и не могут зависеть от числа участников. И не зависит от того, какие сборные добавятся к числу участников. Вот примеры. Многие ли из нас до ЧМ-2002 года видели в деле команду Сенегала? Никто. Но «зачем они нужны на чемпионате?» говорили почти все. Сенегал едва не вышел в полуфинал, подарив нам Эль-Хаджи Диуфа, Халилу Фадига, Салифа Диао и искрометный футбол и безумные 3:3 в битве с Уругваем. Другой пример. Переполненные суперзвездами 70-х и 80-х сборные Австрии и ФРГ выдали настолько уродливое зрелище в рамках ЧМ-1982, что спустя 35 лет это вспоминают как образец антифутбола. История игры знает много примеров унылых матчей, целых турниров и даже скучных чемпионов, но все это вряд ли зависело от числа команд-участниц.

Довод 3. Какая страна может себе позволить принять 48 команд?

Даже навскидку каждый из нас легко перечислит с десяток стран, которые легко и непринужденно в ближайшие даже 4 года примут 48 и даже 70 команд. Если потребуется. Стадионы, инфраструктура, экономическое положение прямо сейчас есть, скажем, у Германии. Только что справилась с громоздким Евро Франция. 

Уверен, США и Китай поборются за право принять ЧМ-2026, ведь это не только большое испытание, но и огромные возможности. Мастера маркетинга американцы за них ухватились в 1994 году, а теперь пожинают плоды в виде коммерчески успешного турнира MLS. Вдобавок, 48 сборных – возможность лишний раз порекламировать свою страну туристам полсотни самых разных стран. Для тех, кто умеет извлекать пользу из крупных турниров, 48 сборных вряд ли серьезная помеха. Скорее плюс.

Довод 4. Слишком раздутая сетка турнира!

Этот довод имел бы право на жизнь, если бы ФИФА оставила 4 команды в группе. К этому формату всегда были претензии из-за целого ряда странных матчей, начиная с игры Швеция – Дания на Евро-2004, заканчивая той же договорной игрой Австрии и ФРГ. В результате вылетали Италия и Алжир . Они бились на совесть, но пали волею регламента. 16 групп, в каждой по три сборные. Легко посчитать, что «Nordic victory» или нечто подобное исчезнет как класс. Сократится и число «товарняков» в рамках группового этапа, как это происходит, если победители групп бронируют места заранее, оставляя напоследок никому не нужный матч. Такой формат не позволит фаворитам раскачиваться, а аутсайдерам планировать, где можно потерять очки, а где нет. В свой лучший футбол придется играть здесь и сейчас. А больше интересных матчей – больше зрителей и телезрителей, и бОльшие доходы.

Довод 5. Раньше было лучше.

Это вообще не довод.

Текст: Роман Нагучев

Фото: Getty Images

48 команд на чемпионате мира по футболу. Что нужно знать

Почему 48 команд на чемпионате мира — это хорошо. Мнение Александра Шмурнова

Георгий Черданцев: «Чемпионат мира – праздник футбола. А на празднике должно быть много гостей»

Поделиться в соцсетях: