Почему станет скучно, когда в футболе введут видеоповторы

Когда видеоповторы введут, футбол лишится жизненного подобия и будет вынужден вести борьбу за внимание зрителя с другими жанрами культуры.

Волна взрывной новости о переходе чемпионатов мира на 48-командный формат привычно разбросала нас по разные стороны, поделив примерно пополам, на скептиков и оптимистов. Границы этих общностей не совпали с популяциями тех, кто за реформы в футболе и консерваторов. Это любопытно. Человек, позавчера умолявший гласом вопиющего в соцсетях ввести уже видеоповторы, вчера стал резко против новшества ФИФА относительно турнирного формата. То есть нет в чистом виде реформаторов и консерваторов, всем хочется футбол как-то подмять под себя в виде удобной подушки: тут пусть будет поплотнее, а тут распустим.

Почему 48 команд на чемпионате мира — это хорошо. Мнение Александра Шмурнова

Этим потребительское отношение к старой доброй игре продиктовано прогрессом технологий и вообще положением человека относительно футбольного события. Зрителю на трибуне, в общем, нет дела до этих видеоповторов. Игра изначально создавалась именно для него, и недаром в ее официальных правилах до сих пор используется неметрическая система. А все эти дюймы, футы и ярды – не что иное как воплощение измерений, доступных человеку ничем не вооруженному. Человеку, у которого просто есть его собственное тело. Он может измерить окружающий его мир при помощи ладоней, локтей, шагов. И, конечно, глаз.

И вот футбол без видеоповторов – это футбол для человека, смотрящего на игру своими глазами. Они могут подвести, не вовремя моргнуть, так же как шаг вдруг становится нетвердым, и вот уже один ярд у меня разительно отличается от другого. Что поделать, я – существо негармоничное и непропорциональное с точки зрения роботов, вымеренных лазерной линейкой.

Прогресс технологий, о котором зашла речь, – это прежде всего появившаяся возможность дать человеку новые углы зрения на игру. Сначала мы убрали человека с его живыми глазами с трибуны на домашний диван. Потом мы стали совершенствовать качество картинки в телевизоре, который поместили перед этим человеком. И вот когда это качество достигло высочайшей четкости, выяснилось, что экранов у человека теперь два. Второй – это его смартфон или компьютерный монитор, а там возможно еще и управление хронологией зрелища. Пауза, перемотка, повторный просмотр.

Футбольный судья впервые просматривает повтор во время матча. Как это было:

Открыть видео

И теперь ввести видеоповторы в саму игру (а не в свой способ ее просмотра, заметьте) требует именно этот человек, назовем его – зритель в третьем поколении. Безвозвратно покинувший трибуну стадиона и не желающий расстаться с приобретенными удобствами.

Я не хочу быть экстравагантным и не требую остановить мгновенье. Футбол нуждался в телевидении, чтобы завоевать всемирную власть, футбол до сих пор питается деньгами телевизионных контрактов, и такова его обозримая судьба. Поэтому видеоповторы я считаю неизбежным, но, все-таки, злом.

Лука Модрич: «Использование арбитрами виодеоповторов создает большую неразбериху»

Когда (я уже не говорю «если») они будут введены, игра неизбежно поскучнеет. Из феномена жизни она станет феноменом культуры. А для культуры хорошо и правильно, когда случается хэппи-энд и зло бывает наказано. Футбол станет разновидностью зрелища, в котором зло и несправедливость больше не торжествуют. Только их жалкий призрак имеет право где-то временно промелькнуть. Возникнет бутафорское замешательство, на поле кто-то на секунду заподозрит, что некто плохо себя повел. Но тут же, в секунду, наступит полная ясность, потому что от повсеместных камер и неподкупного, неморгающего судии, который 90 минут следит за монитором, не ускользнет ни одно движение.

А мне теперешний футбол дорог еще и верной проекцией не культуры, но самой живой жизни, где с несправедливостью, очевидной, казалось бы, всем, имеющим глаза, мы сталкиваемся каждый день. «Да вот же он, злодей!» – кричу я, следящий за игрой с той стороны телеэкрана. Мне все очевидно. Когда-то в детстве мне хотелось указать таким образом симпатичным мне героям кинофильма на опасность, которая поджидает их в следующем кадре. Но и те вчерашние киножители, и эти сегодняшние человечные футболисты продолжают жить самозабвенной жизнью людей, которые не подозревают о моем всевидящем взгляде через экран.

Если футбол – это жизнь, в ней должно оставаться место ошибке. В том числе, роковой. После которой заслуженный ветеран игры из-за судейской слепоты теряет шанс в последнем матче карьеры стать чемпионом мира. После которой искренний меценат, содержащий замечательную команду, теряет миллионы из-за непопадания в Лигу чемпионов. То есть мне всех их искренне жаль, но я пришел увидеть их неподдельную драму. Поэтому, друзья, простите: с вами весь этот ужас творится по-настоящему, и я вместе с вами его переживаю. И футбол для меня – реальнее любого кино. Это футбол умеет сделать больно.

Да вот хотя бы этот свежий случай с «Барселоной». Ну не срам ли это, что Жерар Пике встает перед трибуной в вычурные позы от того, что судья не увидел шаловливую руку, и «Барса» не сдюжила победить «Вильярреал»? По-моему, срамота. Если вы «Барселона», если вы любимая миром сила, – проявите себя, переступите через эту руку пятью неотменяемыми голами. И если бы видеоповторы уже существовали, камерные люди быстро бы разобрались. Но повторов нет, и мы получили эту театрализованную позу Пике, которая дала хлеб фотографам, комментаторам, которая готова стать интернет-мемом. И всего этого богатства фактуры в эпоху видеоповторов мы бы просто не получили. И Пике не смог бы самовыразиться, что делать он любит и умеет. И к чему бы он тогда применил свой талант лицедея?

Я считаю некорректным ссылки на хоккей. Там, мол, видео давно ввели, и никто из-за этого не страдает. Отлично, но я осмелюсь назвать хоккей в принципе невозможным видом спорта для телепоказа без массы телевизионных уловок: всех эти укрупнений, замедлений, оппозитных камер. Шайба в разы меньше мяча, а движется вдвое быстрее, и эти размеры со скоростями решают дело: хоккей можно смотреть или с трибуны, или погружаться в его максимально оснащенную телетрансляцию. Но, между прочим, и в нем можно было бы обойтись без этого большого полосатого брата у монитора. Подумаешь, не засчитывались бы эти суматошные, толком никому не видимые шайбы, которые на секунду заползают за линию, прежде чем их оттуда смахнет вороватая клюшка. Не за такими голами идет на трибуну народ, ему вполне хватало и прежней неотменимой красоты атак и бесспорных шайб.

Мне кажется, если вернуться к футболу, что видеоповторы рано или поздно приведут к деградации судейской профессии. То есть мера, призванная поддержать судей в их человеческой немощи, добьет их окончательно. Ведь судья теперь сможет дать себе послабление, не оттачивать своего зрения, не отрабатывать взаимодействия с помощниками. На важный матч можно будет назначать любого посредственного судейского клерка: беды-то никакой, если что – отмотаем пленку.

Короче говоря, я-то успел насмотреться старого доброго футбола, где ошибка была на просто частью игры – она стала частью истории, фольклора, обросла легендами. Ошибка стала предметом пересудов и споров, получила имя Тофика Бахрамова и множество других имен. Придала воспоминаниям об отдельных матчах привкус – горечи, соли слез. Я это видел, я это запомню. А вот вам о таком футболе придется вашим детям рассказывать словами, в которые они не поверят. Потому что вы его сами почему-то разлюбили. А истории, которые рассказываются без любви и участия, никого не трогают.

Текст: Роман Трушечкин

Фото: Getty Images

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях