live
15:00 Керлинг. Чемпионат Европы. Женщины. Прямая трансляция из Эстонии. Россия - Швеция
15:00
Керлинг. Чемпионат Европы. Женщины. Прямая трансляция из Эстонии. Россия - Швеция
18:00
Новости.
18:05
ФутБОЛЬНО. [12+]
18:35
Все на Матч!.
18:55
Ген победы. [12+]
19:25
Волейбол. Лига чемпионов. Мужчины. Прямая трансляция. "Зенит" (Санкт-Петербург, Россия) - "Шомон" (Франция)
21:25
Новости.
21:30
"Тает лёд" с Алексеем Ягудиным. [12+]
22:00
Все на Матч!.
22:35
Футбол. Лига Наций. Прямая трансляция. Португалия - Польша
00:40
Все на Матч!.
01:30
Следж-хоккей. Международный турнир "Кубок Югры". Финал. СХК "Югра". Трансляция из Ханты-Мансийска. (Ханты-Мансийск) - СХК "Феникс" (Московская область) [0+]
03:10
Следж-хоккей. Международный турнир "Кубок Югры". Матч за 3-е место. Трансляция из Ханты-Мансийска. СХК "Удмуртия" (Ижевск) - Сборная Японии [0+]
04:50
Этот день в футболе. [12+]
05:00
Команда мечты. [12+]
05:30
Безумные чемпионаты. [16+]
06:00
Заклятые соперники. [12+]
06:30
Жестокий спорт. [16+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Волейбол. Лига чемпионов. Женщины. "Динамо-Казань" (Россия) - "Хяменлинна" (Финляндия) [0+]
11:00
Новости.
11:10
Все на Матч!.
11:55
Футбол. Товарищеский матч. Франция - Уругвай [0+]
13:55
Новости.
14:00
Футбол. Лига Наций. Швеция - Россия [0+]
16:00
Новости.
16:05
Все на Матч!.
Футбол

Виталий Денисов: «Костюм Тора не надевал с прошлого дерби – он до сих пор висит в шкафу»

11 сентября 2016 07:38
Виталий Денисов: «Костюм Тора не надевал с прошлого дерби – он до сих пор висит в шкафу»
Фото: © ФК «Локомотив»

Защитник «Локомотива» Виталий Денисов в эксклюзивном интервью «Матч ТВ» рассказывает, как Кебе закрывал жену на базе на замок, вспоминает о самых экзотичных поездках со сборной Узбекистана и признается, что ни разу в жизни не готовил плов. Прямая трансляция дерби «Спартак» – «Локомотив» – сегодня в 16:00 «Матч ТВ» и на нашем сайте.

– Пока вы находились в сборной Узбекистана, «Локомотив» купил еще одного Денисова. Уже решили, как друг друга называть, чтобы не путаться?

– Мы же не по фамилии друг к другу обращаемся, так что никаких проблем не будет. Главное, чтобы комментаторы не путали.

– За два дня до матча с «Краснодаром» в «Локомотив» вернулся Юрий Семин. Правда, что в команде об этом до последнего никто не знал?

– Не могу сказать, что это стало полной неожиданностью. Да, после ухода Черевченко все были в неведении, но в прессе же писали и про Семина, и про Бердыева, даже про иностранного специалиста заходила речь. Но я старался не забивать этим голову – у нас матчи были на носу, нужно было думать о том, как лучше сыграть.

– После ничьей с «Томью» могли представить, что Черевченко уйдет?

– Честно говоря, и в мыслях не было. Вроде бы ничего не предвещало, но если человек так решил…

– В первом матче Семина «Локомотив» оформил первую победу в сезоне. Что он успел изменить за два дня?

– Всю неделю команду готовил Пашинин, и Юрий Палыч сразу сказал, что в оставшееся время будем работать по установленному графику. Определенные коррективы в план на игру он, конечно, внес, а еще сильно мотивировал, попросив каждого сыграть жестко и агрессивно. Мы и сами хотели наконец-то победить – четыре ничьи на старте сезона всех очень раздражали и напрягали. Необходимо было избавиться от этого давления. Тем более что были матчи, когда мы доминировали и должны были побеждать, но все равно заканчивали вничью.

– Перед предыдущим дерби вы раздавали билеты в костюме Тора. Как реагировали люди на улице, когда видели вас в красном плаще и с огромным молотом?

– Было очень смешно! Я долго не соглашался, но в итоге решился. Прохожие удивлялись, смеялись, а туристы – кажется, из Японии или Кореи – даже попросили сфотографироваться. Кстати, и костюм, и молот я после того раза к себе домой забрал, но больше не надевал. Он до сих пор у меня висит в шкафу.

***

– Вы только что вернулись из Катара. Каково это – играть в футбол, когда на улице +40?

– Там проблема не столько в самой жаре, сколько в высокой влажности. Выходишь на улицу – и уже через минуту весь мокрый. Но играть вполне комфортно, потому что на стадионе работали кондиционеры. То есть внутри арены было не 40 градусов, а 25. Правда, так как стадион открытый, с улицы периодически задувало горячим ветром.

– Что хуже – играть в жару или во время тропического ливня, как было на Филиппинах?

– Мне в дождь всегда нравилось играть, хотя в тот день лило очень прилично. Но поле там – это кошмар. Как мне потом сказали, это был первый международный матч для их сборной. Трава – очень острая, как будто это мелкие веточки. Если стелешься в подкат, все ноги будут расцарапаны, а шорты с футболкой – грязными из-за песка. Еще в том матче был очень странный мяч. Вроде бьешь вверх, а он летит вниз, бьешь вниз – он, наоборот, взмывает вверх. Никогда такого не видел.

– Правда, что поездки в Эмираты футболисты любят в основном за шопинг?

– Я к этому спокойно отношусь, но помню, что когда были молодыми, некоторые прилетали туда с целым списком. Я однажды взял почитать, а там – два телевизора, видеомагнитофон, музыкальный центр. Представляете, даже холодильник был! Но ничего не поделаешь – в Эмиратах вся техника стоит дешевле, вот и приходилось везти. Но как тот парень все это через границу перетащил, история умалчивает.

– Что заказывают вам, когда вы уезжаете в сборную Узбекистана?

– Сухофрукты, орехи, чай, казы. А еще дыни – я их как-то привез ребятам в «Локомотиве», так потом все звонили и говорили: «Очень сладкие! Супер!»

– Вернувшись из КНДР, вы рассказывали, что у вас забарахлил телефон. Починили?

– Разбил! Когда выходил из машины, он выпал из кармана. Но до этого так и не перестал глючить: тормозил, сам звонил кому-то, хотя был на блокировке. Не знаю, как у остальных ребят, но у меня все это началось после того, как я его отдал сотрудникам аэропорта на досмотр. Они с ним куда-то отошли, что-то переписали и вернули. После этого сеть в КНДР я так и не поймал, хотя мобильная связь там точно имеется. По крайней мере, рекламу я видел, да и сотовые телефоны у людей были – правда, не у всех, а только у тех, кто повыше статусом.

– Что еще удивило в КНДР?

– Когда мы приземлились, первым, что я увидел в иллюминаторе, была группа людей – человек 40. Я сначала не понял, что они там делали и почему все пригнулись. Думал, может, меры безопасности такие? А потом пригляделся и увидел – оказалось, что они руками чистили взлетно-посадочную полосу! Я был шокирован.

– Про выезд в Ливан вы говорили, что были удивлены количеством военных и блокпостов. На Кавказе такого не видели?

– Нет, ну я видел людей с автоматами, военные машины – это было. Но там ты едешь в центре города мимо баррикад, рядом стоят люди в касках и с автоматами, БТРы, танки – такого я нигде больше не встречал.

– В Иране было безопаснее?

– Конечно. Единственное, движение в Тегеране сумасшедшее: куча машин, все битые, все друг другу сигналят. Ужас!

– В какую страну был ваш самый долгий перелет?

– В Австралию. Но там все оказалось гораздо спокойнее и цивилизованнее – как в обычной европейской стране. Кенгуру на улице не видел, только в зоопарке, крокодилы тоже дорогу не перебегают. Единственное, мы как-то спросили у таксиста про хороший ресторан, а он назвал место, где можно покушать крокодилье мясо. Но мы как-то отказались от такой затеи.

– Виктория Лопырева рассказывала, что среди футболистов вы лучше всех готовите.

– Я к ней приходил на кулинарную передачу. Готовил курицу, но это несложно. Надо было проткнуть ее шпажками, а внутрь заправить чернослив и миндаль. Получилось вроде неплохо, потому что дома я практически не готовлю.

– Когда последний раз готовили плов?

– Не готовил ни разу в жизни!

***

– Вы провели три года в ЦСКА. Фотография с Кубком УЕФА еще осталась?

– В рамку я ее не ставил, конечно, но в телефоне она есть. Друзья про нее тоже вспоминают иногда, подшучивают. На самом деле, прошло время, и я переосмыслил те события. Медалью не горжусь – мне больше дороги даже победы с дублем. Или Кубок России, который я выиграл с «Локомотивом». Потому что в них я принимал участие, там есть мой вклад. А Кубок УЕФА – для меня это был в первую очередь опыт. Я видел, как мы разбирали соперников, готовились к матчам, играли, воплощая тренерские задумки.

– На тренировках у Газзаева многих выворачивало?

– Некоторым действительно становилось плохо. Помню, приехали на сбор в Италию, пообедали, а Валерий Георгиевич говорит: «Надо пробежаться чуть-чуть, мышцы размять после самолета». Мы вышли на поле – оказалось, что там всех тест Купера ждал. Но я-то знал, что у Газзаева тяжелые занятия. Мне о них еще отец рассказывал.

– Когда «Пахтакор» разбился в авиакатастрофе, он ведь уже был в команде?

– Да. Отцу было 19 лет, но он числился в первой команде и хорошо знал ребят. Самолеты столкнулись над Днепродзержинском – мы потом с папой туда ездили, возили цветы.

– У вас аэрофобии нет?

–Нет. Разве что когда тряхнет как следует. Но я даже в такие моменты реагирую спокойнее, чем некоторые. Бывало, люди начинали кричать: «Сажай самолет! Возвращаемся!» А однажды летели с «Днепром» со сборов и попали в зону турбулентности. Я сразу уснул, а проснулся в тот момент, когда мне подлокотник прилетел в голову. Оказалось, что сосед его просто вырвал. «Ты чего творишь-то?» – спрашиваю. А он на меня вылупился: «Как ты вообще можешь спать? Нас только что так тряхануло – самолет метров на сто вниз провалился!» Разные ситуации случались – пару раз даже второй пилот выходил из кабины в салон, чтобы людей успокоить.

– В футбол, кстати, вас папа привел? Вы ведь в детстве баскетболом занимались.

– Баскетболом занимался брат, а я просто играл с ним на улице. А так я всегда хотел заниматься футболом. Не думал, правда, что получится профессионально. Играл с ребятами в школе, во дворе, а уже потом попросил отца, чтобы он отвел меня в секцию.

– Когда папа футболист, отношение особенное?

– Не сказал бы. Насильно на тренировки меня никто не отправлял, ничего не заставлял. Отец даже не ругался никогда, разве только за какие-то некрасивые поступки. Помню, однажды мне кто-то ударил по ногам, но протянул руку – я отмахнулся, а потом получил от папы. За это он меня серьезно отчитал, а я понял, что так себя вести нельзя.

– Из ЦСКА вы на сезон ушли в нижегородский «Спартак». После Москвы было сложно привыкнуть к городу?

– Разница чувствовалась, конечно: другие расстояния, люди, все другое. Когда жил на базе, было полегче, но когда снял квартиру в городе, начались проблемы. Во-первых, на тренировки добирался или на такси, или кто-то из ребят меня подбрасывал. Но это ладно. Однажды вышли с боснийцем Градо прогуляться вечером по городу. Идем по центральной улице, никого не трогаем и вдруг видим, как двое подвыпивших мужиков подходят к дому и один из них кулаком разбивает окно. Градо на меня вытаращился и спрашивает матом по-английски: «Это что сейчас было?» Я ответил: «Не обращаем внимания, идем дальше». Метров через 30 из двора того дома выбегают три парня, видят нас и, не сказав ни слова, лезут в драку. Первого я оттолкнул, но второй резко достал нож и воткнул мне в ногу. Дальше началось: больница, полиция, дача показаний следователю. Недели три я пролежал, не вставая. Родители в тот день чуть с ума не сошли, переживали, друзья звонили, спрашивали. Прогулялись, в общем.

– Валерий Сорокин пару лет назад обращался к Юрию Перваку через медиа и спрашивал, не хочет ли он вернуть долги за 2006 год. Вам тоже остались должны?

– Ну да, команду обанкротили, а долги остались. Пусть это теперь будет на совести тех людей. О Перваке я говорить не хочу, у меня о нем остались не очень хорошие воспоминания – как он поступил с людьми, у которых было по трое детей, например. Обещал им, что все выплатит, а сам не появлялся. Некрасиво это, мягко говоря.

– В нижегородском «Спартаке» вы играли вместе с Кебе. Он что-нибудь вытворял?

– Я с ним подрался на тренировке. Отнял мяч, а он мне как двинул сзади жестко! Я развернулся – и началась потасовка. Мы потолкались, ударили друг друга и нас разняли.

На базе Кебе жил с женой. Боялся, что к ней будут приставать, поэтому они все время запирали дверь. То есть как только Кебе выходил, раздавался щелчок от замка.

***

– Из Нижнего Новгорода вы уехали в «Днепр», где начинал Евгений Коноплянка. Уже тогда было понятно, что он – будущая звезда?

– В моем первом сезоне Коноплянки еще не было – он играл в дубле и только иногда оказывался на замене в главной команде. Играть начал при Бессонове – он его взял на первый сбор, где Женя себя и проявил. После этого его стали выпускать.

– Чемпионат Украины в те времена – что это было? Там ведь существовала коалиция, в которую входил «Шахтер» и несколько дочерних клубов, которые подозрительно часто ему проигрывали.

– Было такое. Я тоже иногда смотрел составы некоторых команд и поражался, сколько там народу из «Шахтера». В том же «Ильичевце» человек 10 точно играли – однажды нас в матче с ними так судьишка прибил, что смешно было смотреть. «Заря» – там тоже были из «Шахтера», то же самое в «Карпатах». Хотя «Карпаты» – это вообще отдельная история, они со всеми бились.

По поводу статистики этих команд в матчах с «Шахтером» я ничего утверждать и комментировать не могу, но вот что иногда творили судьи… Удивительно,но случалось это все при Коллине, который за ними следил.

– Ролан Гусев в ЦСКА звонил одноклубникам и женским голосом представлялся журналистом. В «Днепре» такое тоже было?

– Ха-ха! Это Ролаша мог исполнить, да. На самом деле, я его знаю с двух сторон. Первая – это когда он меня гонял и постоянно кричал, а вторая – когда в команде я с ним стал на равных. Но он хохмач тот еще, конечно.

– Максим Калиниченко рассказывал про сны, как он приезжал на игру и понимал, что забыл форму с бутсами. Что забывали вы?

– Щитки, причем не во сне. Пришлось брать у докторов картонную коробку, вырезать прямоугольники и приклеивать их пластырями к ноге. Кто-то при мне газеты в гетры засовывал, а кто-то со стельками выходил вместо щитков.В такие моменты кто на что горазд – берешь что-то похожее на щитки и идешь играешь.

– Самый смешной розыгрыш, который случился в «Днепре»?

– Не буду называть имен, но одного у нас разыграли на свадьбе в Днепропетровске. Сказали: «У нас тут дресс-код: нужно обязательно прийти в костюме». Тот нацепил рубашку, сверху пиджак, завязал бабочку. На улице – жара под 40 градусов. А когда приехал, то увидел, что все вокруг – с коротким рукавом, налегке. Весь день так и проходил, как в духовке.

Текст: Леонид Волотко

Фото: Getty Images, globallookpress.com, ФК «Локомотив», РИА Новости/Игорь Руссак, РИА Новости/Алексей Куденко