Станислав Черчесов: «Главное - вернуть уважение. Остальное все сделаем»

Новый главный тренер сборной России по футболу дал откровенное интервью Георгию Черданцеву и рассказал о том, как будет набирать игроков в сборную, готов ли он сбрить усы в случае победы команды на ЧМ и что видит своей первой задачей на посту.

Открыть видео

— В гостях у «Матч ТВ» новый главный тренер сборной России по футболу Станислав Саламович Черчесов. Станислав Саламович, вы сидели в этом кресле три месяца назад. По окончании того сезона, будучи чемпионом Польши, могли представить, что через три месяца окажетесь здесь в качестве главного тренера сборной?

— Честно говоря, нет. Были совершенно другие планы. Но так случилось.

— Правда ли, что, ожидая назначения, вы отказались от достаточно заманчивых предложений от клубов не только российских, но и европейских?

— Так категорично не было. На первой встрече сказал, что жду решения, потому что кандидатуры были достойные.

— Вас не очень напрягало, что, вроде бы, вас должны были объявить, а потом все затянулось, растянулось на неделю?

— Меня должны были объявить? Я такого не знаю. Должны были объявлять главного тренера. Кто это — я не знал.

— Вы — главный. Со штабом тренерским и помощниками определились уже?

— Штаб у меня, как говорится, свой, который всё время со мной. Мы с «Жемчужины» начали работать и до сих пор вместе: это Ромащенко, Паников, тренер по физподготовке, ну и тренер Гинтарас Стауче.

— То есть, все те, с кем вы работали в «Тереке»… Это согласовано с РФС? То есть, мы можем это уже официально объявить: тренерский штаб сборной сформирован?

— Да.

— Пошли уже разговоры — якобы, вас где-то процитировали, что сборная может выйти в финал чемпионата мира? Было такое?

— Такого не было — слишком легкомысленно. Разговор был о том, что все команды, которые приезжают на турнир, если это чемпионат России, кубок Европы, кубок России и так далее, — все хотят его выиграть. Любой спортсмен хочет победить. Это раз. Но на сегодняшний день у нас нет конкурентоспособной команды. Есть задача сделать команду, а потом уже- действовать.

— Что вы успели сделать за эти часы прошедшие с назначения?

— Были и со штабом переговоры, и с администрацией, с генеральным директором, пресс-атташе, с менеджерами, с администраторами, потому что есть много вопросов. Завтра у нас целый день опять рабочий, много игр посмотрел. «Терек» — «Локомотив» не посмотрел, но, сегодня вечером сделаю это.

— Насколько я знаю, вы должны объявить список футболистов, которые будут приглашены на первые два матча под вашим руководством…

— Во вторник, официально.

— Вспоминая вот это, разгром от Уэльса и провал на чемпионате Европы, вы начинаете с чистого листа?

— Я бы так не сказал, но так получается. С чистого листа не начинаем, потому что я уважаю и тех футболистов, которые и здесь были, и тех, которые по той или иной причине не позвали. Естественно, когда играешь дома, подразумевается, что команда должна проходить далеко, потому что это интерес, и никто от этого не уходит. Надо выходить из группы, надо достойно играть и так далее.

— Но тот негативный фон, который сопутствовал приходу в сборную влиял на ваше решение? Потому что всё, что вокруг сборной, это настолько отрицательно, что уже ниже некуда. Вы готовы морально с такого низа подниматься?

— Повторяю: мы — не на самом низу, есть команды, которые ещё хуже нас…

— Ещё хуже нас?

— Мы не сами себя вот так оцениваем, я с этим не согласен. Когда меняется тренер в клубной ли команде, в сборной ли, значит, естественно есть какие-то вопросы, которые надо решать.

— Виталий Мутко сказал следующее: «Задача — вернуть уважение к сборной России». Вы как понимаете этот постулат министра и руководителя футбольного союза?

— Надо отдать должное Виталию Леонтьевичу, мы много разговаривали на эту тему. Он уделил большое внимание этому аспекту. Уважение — это означает, что всё-таки мы можем говорить о чём угодно, но зрителя не обманешь, и мы своими делами, играми, действиями должны всё-таки опять заинтересовать зрителя.

— Как вы относитесь к петиции болельщиков за роспуск сборной России по футболу? Мы об этом уже вспоминали, но — ваше отношение к этой идее: всех разогнать, набрать других?

— Спокойно и с пониманием. Другое дело, что роспуск, наверное, звучит не совсем правильно. Но это говорит о том, что равнодушных нет. Во всяком случае, ещё раз повторю: у меня негатива нет, это значит, люди переживают реально.

— С какой точки зрения подходите к оценке возможности наших игроков?

— Их надо развивать. Надо смотреть «в корень»: что сегодня показывает тот футболист и что он может показать. Понятно, что у тренера сборной нет столько времени, но многих я тренировал и я знаю, что они могут. У каждого тренера бывают свои требования. Во-первых, есть требования современного футбола — к этому надо подтягиваться и игроков на это нацеливать.

— Вы сказали, что со многими работали. Не будет в сборной любимчиков?

— Такого изначально не может. Это спорт, и тут «люблю-не люблю» не бывает.

— «Не любимчики» есть у вас?

— Таких тоже нет.

— Даже одиозная фигура Игоря Денисова не входит в этот круг?

— А при чём здесь Денисов?

— Все помнят, что у вас были какие-то недоразумения.

— У меня конфликтов никогда ни с кем нет.

— Кандидаты в сборную — это только игроки топ-клубов, только игроки премьер-лиги, или футболисты из первого дивизиона могут, например, тоже оказаться в национальной команде?

— Могут оказаться в национальной команде, но, как известно, «двадцать плюс два» обозначили мы. Мы бы хотели талантливым футболистам дать шанс. Не обязательно он должен быть молодой. Двадцать -тех, кто готовится непосредственно к игре, а плюс два — которые вызываются на просмотр.

— Сколько матчей вы планируете посещать лично, и как-то вы график свой будете планировать с посещением других городов?

— Выезды будут. Для того, чтобы футболиста посмотреть в живую: и поговорить с тренерами команд. Тренер сборной — это надо быть коммуникабельным.

— Вы обсуждали с Виталием Мутко возрождение тренерского совета? Вам нужны, вообще, советы людей со стороны, коллег по цеху?

— Я сам могу ездить и с ними общаться. Другое дело, что, если необходимость будет, мы эту тему рассмотрим. Просто так — не надо. Если тренера тоже сами заинтересованы в этом, мы это обсудим спокойно.

— В чём задача тренера и товарищеских матчей, если мы даже не знаем жеребьёвки чемпионата мира? Мы не знаем, с кем Россия сыграет 14 июня. К чему вы будете готовиться, и как?

— Товарищеских матчей у нас быть не должно, должны быть контрольные. Контрольный матч…

— В чём разница?

— Ну, вы же в школе учились. Есть контрольная работа, есть условный диктант. Ты его написал — сдал.

— То есть, если игрок получил двойку на контрольном — товарищеском матче, он свободен?

— Нет, но настраиваться надо на контрольные вещи, потому что мы не можем каждый раз давать шанс футболистам. Кстати, сейчас мы часто видим: футболист играет здорово за свой клуб, в сборной — не может раскрыться.

— Есть представление тактической схемы?

— Не буду говорит пока, с кем мы будем играть, потому что всё-таки это РФС должен объявить. Вы правильно сказали — нам же будут попадаться разные команды, ко всему надо быть готовым.

— Будете настраиваться на разные модели игры?

— Самое главное — у нас чтобы была команда, а всё остальное мы всегда подрегулируем.

— Отношение игроков в сборной на товарищеские матчи, вальяжное. Сможете ли вы заставить и настроить игроков выкладываться в таких играх на максимуме?

— Заставить — неправильное слово. Если у игроков нет интереса — заставить можно на одну игру, вторую. Но должно быть интересно. Цель- ЧМ, это должно мотивировать. Принцип нашего тренерского штаба в том, чтобы заинтересовать футболистов, нацелить на определённые вещи, делать их лучше. Если они сами это будут чувствовать, значит они будут продвигаться. Я не раз говорил, что человеком движут страх и интерес.

— Сейчас вокруг вас появится огромное количество советчиков, околофутбольных людей, которые будут говорить: «Этого, пожалуйста, возьмите, этого, пожалуйста, поставьте», сулить барыши. Вы готовы к этому?

— К барышам — нет, ко всему остальному-да. Решение принимаем мы. Штаб скрупулёзно смотрит и, ещё раз повторяю, у нас до первой игры всего два дня, и именно вот к этой игре надо стратегически правильно подготовиться.

— Для вас важен возраст? Например, Кузьмин попал в сборную в тридцать четыре года. Есть ещё такой вариант сделать ставку на молодых.

— Это означает искусственная среда, а нам нужна конкурентная. Спасибо, что сказали про Кузьмина: человек выглядел великолепно и, я думаю, он играл бы на чемпионате Европы отлично.

— Игнашевич с Березуцким: через два года им будет ещё больше. Почему бы Черчесову не начать наигрывать какую-то новую пару на 2018-й год? Но из того, что я сейчас услышал, это — это не ваш подход.

— Да, потому молодые должны с кем-то расти. И если условному Игнашевичу тридцать шесть сейчас, то через два года Березуцкому будет тоже тридцать шесть. Некрасиво в паспорт заглядывать, потому что есть физиология.

— То есть, Игнашевич с Березуцким — это наше всё лет ещё на двадцать вперёд?

— Надо к ним с уважением относиться. Если убрать улыбки в сторону, то в футбол играют футболисты, нет молодых или старых — есть плохие или хорошие.

— С капитаном сборной как будете определяться?

— Ситуации бывают разные. Если, условно, команда собрана и двадцать пять человек уже четыре года вместе играют, тогда выбор остаётся за командой, потому что они друг друга знают и ты не хочешь вмешиваться в их ритм. А если команда собирается заново, всё-таки для начала тренер назначает. А потом уже лидер вырисовывается.

— «Ростов» — команда из Лиги чемпионов. Предыдущий тренерский штаб не пригласил ни одного человека из клуба, объяв, что эти игроки хороши в команде, а индивидуально не отвечают требованиям национальной сборной. Согласны с такой оценкой?

— Я по-другому смотрю на этот вопрос. Кстати, в последнее время с тренерским штабом над этим думал, потому что многие команды играют в пять защитников или в три центральных защитника. Тот же Новосельцев играет в другой схеме, «Спартак, другие команды. Поэтому вопрос: будут ли успевать игроки перестраиваются на другую схему.

— Но в «Ростове» не только защитники россияне?

— Нет-нет, я вообще говорю. Есть, конечно. Каждый тренер смотрит по-своему. Если футболист в команде может приносить пользу, значит, в команду его надо внедрять. Чемпионат Европы показал: если ты играешь с позиции силы, ты явно сильнее. Но надо отдать должное немцам: мне было интересно, как они против итальянцев будут играть.

— Вас это разочаровало?

— Наоборот: обрадовало, потому что Йоахим Лёв перестроил команду тоже пять в линию, и поэтому они сыграли хороший матч и победили.

— Даже немцы, решив сыграть на результат, отказались от своей обычной манеры.

— Да, потому что если бы они играли в четыре защитника, думаю, итальянцам бы было легче вскрывать их оборону. Может быть, немцы имели бы пару моментов больше, но зато в обороне у них были бы проблемы.

— «Спартак» — один из самых популярных клубов страны. На ваш взгляд, должны в сборной быть обязательно игроки красно-белых для того, чтобы многочисленные болельщики «Спартака» имели это ощущение, что это их команда?

— Обязательно будут игроки «Спартака», если они соответствуют требованиям, которые предъявляются сборной.

— Никаких заигрываний с публикой не будет?

— Другого не может быть, потому что если нет конкурентной реальной среды и справедливых каких-то действий, значит, мы изначально подкладываем мину замедленного действия, которая срабатывает.

— У вас есть уже требования к лиге, РФС, к кому-то ещё, — что поменять, сдвинуть, расчистить в интересах сборной?

— Слово «требования» здесь не подходит. Пожелания будут.

— Какие?

— Пока я не могу конкретизировать, всё-таки, есть календарь, который свёрстан. Хаос устраивать, наверное, всё-таки неправильно.

— Ваше отношение к лимиту на легионеров?

— 10–15 легионеров — с одной стороны это — лимит, с другой стороны — конкурентная среда. Это может быть 10–15, 9–16…

— Вы против системы, когда российские игроки в обязательном порядке появляются на поле?

— Они и так бы появлялись, потому что есть травмированные. Чтобы в конкурентной среде росли.

— Главное — конкуренция?

— Ну, а без нее как?

— Готовы ли вы сбрить усы, если наша сборная доберётся до полуфинала домашнего чемпионата мира?

— Да.

— Если вернуться к началу разговора, ваша главная задача, которую вы видите перед собой в ближайшее время?

— Виталий Леонтьевич сказал чётко: вернуть уважение. Всё остальное мы, шаг за шагом, на ваших глазах будем стараться делать.

Источник: Матч ТВ

Поделиться в соцсетях: