«До Платини мне далеко, но я к нему приближусь». Шоу Гризманна

«До Платини мне далеко, но я к нему приближусь». Шоу Гризманна

Репортаж «Матч ТВ» из Марселя, где сборная Франции победила немцев и вышла в финал Евро-2016.

За час до игры «Марсельеза» звучала на каждой улице города. Такое ощущение, что в Марсель приехала половина Франции: болельщики разминали голоса в Старом порту, в закусочных и барах, в метро и на просторной площади у «Велодрома». Путь в пресс-центр лежал через шестиэтажную лестницу с плотными стенами из бетона, изолирующими любые звуки с улицы – но сегодня гимн Франции и клич «Allez les Bleus!» просачивались даже сюда.

Автобус сборной Франции с трудом маневрировал по узким улицам Марселя и двигался так медленно, что команде было проще спуститься в метро. Приезд команд транслировался в пресс-центре, и пока водитель героически вписывался в повороты, за спинами журналистов делал рывок Микаэль Лаудруп. Бывший тренер «Спартака», год назад закончивший работать в Катаре, накинул пиджак, взял стаканчик кофе и отправился на комментаторскую позицию.

Пока сборная Франции толпилась в туннеле и ждала разрешения выйти на разминку, ведущие на стадионе измеряли уровень шума на трибунах: на табло появился датчик, который в пиковый момент показывал 146 децибел, что вообще-то тянуло на новый мировой рекорд. У волонтеров от такого слегка подкашивались ноги. 

Во время гимна Франции прибор решили поберечь – «Марсельеза» на «Велодроме» звучала так мощно, что болельщики сборной Германии запутались в собственном флаге, который пытались растянуть.

* * *

Команде Йоахима Лева поначалу тоже было непросто. Франция на эмоциях рвалась вперед, сверкала пятками и огрызалась дриблингом, а Германия не могла перейти за центр поля. Тяжелее всех упущенные возможности воспринимал Дешам, который постоянно отвешивал себе пощечины – Дидье знал, что долго так продолжаться не может.

Йоахим Лев стоял в нескольких метрах и не понимал, что происходит. Выбежав к границе штрафной, он наконец выгнал команду со своей половины поля и заставил ее начать затяжную атаку. Но какой смысл ходить вперед, если выстрел Джана вытаскивает Льорис, Швайнштайгер бьет выше, а Мюллер не может забить, даже играя центрфорварда?

Нойер до перерыва оставался практически без работы. Погба с Пайетом прицеливались со штрафных, но исполняли слишком аккуратно. Пробить лучшего вратаря с 30 метров – так себе идея. Это видел Гризманн, и когда Риццоли зафиксировал игру рукой Швайнштайгера, он занял идеальную позицию, чтобы открыть счет. «На точке».

* * *

Закрыться после перерыва, засушить игру и отстоять 1:0 – план французов на второй тайм был слишком предсказуемым, но слишком опасным. Играть против Германии на удержание могла или слишком самоуверенная в себе команда, или сборная Италии. Но Дешам все равно рискнул: выпустил Канте вместо Пайета, убрал Жиру и наслаждался тем, как Погба разбирался с Мустафи, а Гризманн стал вторым футболистом после Мишеля Платини, забившим шесть и более голов на одном Евро.

– Вообще-то до Платини мне далековато, но я надеюсь, что однажды приближусь к нему, – рассуждал Гризманн. – На самом деле, приз лучшему бомбардиру не так важен. До настоящего триумфа остался один шаг, и если мы его сделаем, именно он станет главным событием в моей карьере.

Пока Нойер ворчал в интервью на бровке, что счет 2:0 – не самый справедливый, сборная Франции резвилась у своей трибуны. Поль Погба избавился от футболки, прикрыл мускулистый торс французским флагом и не хотел никуда уходить. Когда вся команда скрылась в туннеле «Велодрома», он увидел камеру-паук и начал танцевать. Спустя пару минут Погба сказал, что сборная Франции выросла и стала более зрелой, и пообещал станцевать еще раз – но только после победы в финале.

Текст: Леонид Волотко

Фото: globallookpress.com, Леонид Волотко

Поделиться в соцсетях: