Футбол

«Мной движет результат труда. А это далеко не только место в турнирной таблице». Большое интервью Сергея Семака

«Мной движет результат труда. А это далеко не только место в турнирной таблице». Большое интервью Сергея Семака
Сергей Семак / Фото: © Анна Мейер / ФК «Зенит»
Главный тренер «Зенита» — о новичках, жизни на сборах и принципах своей работы.

Сергей Семак возглавляет «Зенит» шестой год. Дольше, чем кто-либо до него в петербургском клубе. Еще одна статистическая деталь: первая звезда на эмблеме клуба появилась благодаря чемпионствам с четырьмя разными тренерами. Вторая — при Семаке, который приводил «сине-бело-голубых» к золоту пять лет подряд.

Причем все эти годы петербуржцы уходили на зимний перерыв лидерами. И вот в сезоне-2023/24 впервые произошла ситуация, когда «Зенит» при Семаке закончил осеннюю часть вторым. Впрочем, эта тема стала лишь одной из многих в нашем большом разговоре. Также из интервью вы узнаете:

  • как и чем живет тренерский штаб на сборах и какой у него есть ритуал;
  • оправдывают ли ожидания зимние новички;
  • какое впечатление оставил Кубок Азии;
  • как Семак относится к разговорам о «бразильском курсе «Зенита»;
  • почему не получилось заиграть у Ренана;
  • что движет Семаком на шестой год работы в команде после стольких титулов и нет ли выгорания.

«Если видишь очередь к массажистам, значит, ребята устали»

— Как живут во время сборов игроки — известно. Расскажите пожалуйста, как на них живет главный тренер «Зенита»?

— Мне кажется, сборы не самое легкое время и для футболистов, и для тренеров. Работы много у всех.

Футболисты Зенита с тренерами / Фото: © Вячеслав Евдокимов / ФК «Зенит»

Что касается распорядка дня: утром подъем, завтрак, тренировка, обед, а дальше уже по ситуации. У тренерского штаба есть определенный ритуал: в течение дня — обычно после обеда до вечерней тренировки — пытаемся куда-нибудь сходить, выпить кофе, пройти определенное количество метров. Чтобы буквально в течение 30-40 минут перезарядиться. Дальше уже готовимся к вечерней тренировке или к матчу. Ну, а в конце рабочего дня со штабом снова собираемся вместе.

— Подводите его итоги?

— Не только. Анализируем прошедшие матчи или подготовку к следующим, состояние игроков, данные всевозможных тестов. Трансферная работа идет без остановки. То есть день в целом достаточно плотно занят.

За эти сборы, наверное, только один раз удалось совершить дневную вылазку, о которой говорил выше. С другой стороны, получилось побывать на нескольких матчах Кубка Азии. Атмосфера там оказалась прекрасная, мы были рады возможности немножко отвлечься от наших рутинных дел на непростых сборах.

— Судя по вашим словам, тренировки на сборах — это только вершина айсберга с точки зрения работы главного тренера?

— Конечно. Они в общей сложности длятся два-три часа. Большая же часть работы ведется за пределами футбольного поля. Для игроков все немножко проще. Да, у них еще есть восстановление, какие-то теоретические занятия, но в целом расписание полегче.

— Вам хватает 24 часов в сутках?

— Вполне достаточно (улыбается). Конечно, бывает, что остается меньше времени на восстановление и отдых. В 00:00 редко получается лечь спать. Но иногда удается начать в это время готовиться ко сну. С другой стороны, в час-два ночи лег, можно встать в 8-9 утра.

— Вы сказали, что постоянно собираетесь всем штабом. Как это выглядит изнутри?

— После матчей анализируем игру, где каждый высказывает свое мнение. Есть планерки, связанные с тренировочным процессом — решаем, что нужно добавить, а что лучше убрать. На них всегда присутствует медицинский штаб, который может со своей стороны вносить рекомендации по объему работы для игроков.

Обязательно общаемся с массажистами. Когда видишь, что к ним очередь, значит, ребята устали. Если никого нет, значит, уже прошел определенный период адаптации. С тренерами по физической подготовке решаем, какую нагрузку дать, чтобы она была планомерной. Таким образом стараемся минимизировать травмы.

— На таких собраниях бывают споры и явно противоположные мнения?

— Бурных споров нет. Хотя, конечно, какие-то, касающиеся тех или иных ситуаций, возникают. Игровых, например. Или других вопросов, связанных с тренировочной работой. Но это не столько спор, сколько в большей степени дискуссия. Такого, чтобы каждый с пеной у рта доказывал свою точку зрения, не бывает. Скорее каждый может высказать свое мнение. Но решение принимает тот, кто отвечает за все.

— Поделитесь впечатлениями о Кубке Азии чуть более подробно.

— Матчи интересные получились, особенно Иран — Япония. Мы немножко изучили и составы команд, и силу сборных. Не так все-таки часто получается побывать на таком турнире и вообще посмотреть за футболом в Азии. Качество игр было разным, но атмосфера прекрасная, шикарные стадионы. На финал Катар — Иордания пришло 87 тысяч человек. Очень хороший турнир в плане зрелищности. Не зря в целом его посетило около полутора миллионов болельщиков. Это очень серьезные цифры.

Матч Катар — Иордания / Фото: © DeFodi Images / Contributor / DeFodi Images / Gettyimages.ru

— Получалось смотреть эти матчи в качестве зрителя или все равно невольно что-то анализировали, подмечали?

— Все вместе. Иногда ловил себя на мысли, что смотришь не за мячом, а за расположением игроков. Какие-то тактические схемы пытаешься сразу определить вместо того, чтобы получать удовольствие от игры и атмосферы. В такой ситуации фрагментарно все равно включается понимание и видение тренера. Но местами исключительно как болельщик смотрел, наблюдал за игрой того или иного футболиста — насколько он быстр, техничен. В общем я бы сказал, что 50 на 50 получилось.

Кстати, по ходу финала Толя Тимощук обратил внимание на некоторые футбольные хитрости одной из команд. Было очень интересно за ними понаблюдать. Для себя такие вещи тоже отмечаем. Возможно, они и нам могут пригодиться.

— Хитрил Катар или Иордания?

— Секрет (смеется). Что касается самой финальной игры, конечно, каждый тренер использовал ту схему, которая больше подходит его команде, чтобы использовать сильные стороны своих игроков. В этом отношении, наверное, сложно продемонстрировать что-то новое, существенно отличающееся от того, что мы видим у нас или в Европе.

«Идея играть на сборах спаренные матчи была всегда»

— «Зенит» в последние годы на сборах часто играет спаренные матчи — по два в день или два дня подряд.

— Такой график, конечно, немного добавляет занятости и хлопот. Но, с другой стороны, дает возможность сыграть или набрать определенное количество игровых минут для большого количества игроков. Самое важное, чтобы все подошли к сезону в хорошей форме. Для этого надо, чтобы не только 11 человек стартового состава, а все сыграли хотя бы по три полных матча на сборе. Если посмотреть на количество игр в ОАЭ и Катаре и разделить их на два состава, получим абсолютно нормальную, обычную для сборов картину с точки зрения игрового времени для каждого.

— Уровень спарринг-партнеров в таких случаях имеет значение?

— Конечно, нужно его понимать. Хоть и всегда хочется играть с сильными, но если у тебя в первом из двух таких матчей на один состав игроков хватает, а на другой набирается пять молодых и пять футболистов ротации, ты понимаешь, что с серьезным клубом не будешь играть. Ведь уровень сопротивления нашей команды может оказаться недостаточным. Когда же у тебя есть два состава, можешь встречаться с хорошими командами и каждый из футболистов будет получать именно ту нагрузку, которая нужна, чтобы улучшать кондиции.

— Будь ваша воля, все матчи на сборах были бы спаренные?

— Да. Так удобно для того, чтобы все игроки получали одинаковое количество игрового времени.

— Когда вы стали главным тренером «Зенита», сразу была такая идея или пришли к ней постепенно?

— Она всегда была. Вопрос в том, насколько получается найти спарринг-партнера, насколько ты понимаешь заранее, сколько игроков примут участие в тех или иных сборах. Бывают абсолютно разные ситуации.

В мой первый год в «Зените» были игроки, которые приехали в тренировочный лагерь из нашей национальной команды после ЧМ-2018. Они вернулись гораздо позже. Другие тоже присоединялись только по ходу дела. У нас не то что двух равных составов не было, конкурентоспособный не всегда набирали.

Сергей Семак с футболистами / Фото: © Вячеслав Евдокимов / ФК «Зенит»

Поэтому не имело смысла планировать контрольные матчи заранее. Мы же должны подписать договор на проведение товарищеской игры. А значит, заблаговременно понимать, кто будет готов и в каком количестве. Не всегда такая возможность бывает. Какие-то матчи нам приходилось отменять из-за того, что просто не набирали игроков для второй игры.

— Сейчас первые два сбора были направлены исключительно на набор игровой формы, а взаимодействия и игровые сочетания оставались на втором плане?

— Ну если грубо, то так можно сказать. На первом сборе нужно было подтянуть кондиции, втянуться, адаптироваться к нагрузкам после перерыва. Второй оказался тяжеловат, потому что эта работа еще продолжалась. Плюс накладывались контрольные игры. На третьем уже начинаем работать в том режиме, в котором все привыкли делать это в сезоне.

«Футбол не был бы футболом, если бы в нем требовалось только бегать»

— В тех матчах, которые на сборах уже состоялись, «Зенит» играл по схеме 4-3-3. Можно ли сказать, что эта расстановка — план А на весну?

— На сегодняшний день, думаю, да. Исходя из количества и качества наших игроков, мы можем использовать достаточно атакующую и агрессивную схему. Она уже опробована, многие ребята понимают, как при ней действовать. Но еще будут матчи, где мы применим другую расстановку.

На протяжении моей работы в «Зените» мы сменили очень много тактических вариантов. Пытаемся найти для игроков позиции, которые позволяют раскрыть их сильные качества. Или использовать футболистов, которые на сегодняшний день готовы лучше всего.

— То есть к схеме с тремя центральными защитниками вы по ходу сезона прибегали исходя из конкретных обстоятельств?

— Да. Это зависело от количества и состояния игроков. Если брать предыдущую часть чемпионата, то для схемы 4-3-3 сложности возникали по числу защитников, которые постоянно выбывали. Марио Фернандес пришел позже, он играл только в пятерке последнее время. Слава Караваев был травмирован большую часть осени. Родригао восстанавливался после повреждения. Эракович подключился к нам по ходу летней предсезонки. Роберту Ренану не хватало надежности для игры в четверке.

Очень много причин, которые сподвигли на переключение на ту схему, которую мы посчитали на тот момент более подходящей.

— В какой степени включение или невключение игрока в стартовый состав зависит от его физических и физиологических показателей?

— В большой, но при условии, что на эту позицию есть достойная конкуренция. Иногда бывает, что игрок не в стопроцентной форме, но при этом все равно выглядит лучше, чем тот, кто находится в лучшей физической кондиции. Поэтому здесь все индивидуально. Но при равенстве каких-то показателей психологическое и функциональное состояние играют определяющую роль.

— То есть условный Барриос может быть не так хорош с точки зрения функционального состояния по сравнению с конкурентом, но в старте все равно выйдет он?

— Здесь сложно без конкретики касаться Барриоса или кого-то еще. Условно, есть игрок, который является лидером и при этом в данный момент не на 100% в оптимальном состоянии. Но мы понимаем, что его дублер, пусть даже находясь в этот момент на приблизительном пике, все равно уступает ему на поле.

Конечно, будет играть тот, кто принесет большую пользу. Ведь она измеряется не только физическими кондициями.

Футбол не был бы футболом, если бы в нем требовалось только бегать. Здесь нужно думать, уметь работать с мячом, смотреть, против кого ты играешь и какие качества больше всего пригодятся в той или иной ситуации. Если необходима острая передача, нестандартное мышление, то понятно, что в такой игре у образного Клаудиньо будет больше шансов выйти на поле, чем у футболиста, который отличается в лучшую сторону только функциональной подготовкой.

Клаудиньо / Фото: © Максим Константинов / Матч ТВ

«У Ренана не получилось из-за давления, связанного с результатом. Это непростая ситуация для молодого игрока»

— Какое впечатление по матчам на сборах оставили четверо зимних новичков? Реальность соответствовала ожиданиям?

— Наша активность зимой связана с тем, что в летнюю паузу мы испытывали определенные сложности с игроками. Одни ушли, другие присоединялись по ходу подготовки. Приходилось уже в течение сезона встраивать тех или иных футболистов в игру команды. Поэтому ждали зимнюю паузу, чтобы наиграть какие-то связи и заполнить те пробелы, которые были в плане комплектования.

В первую очередь имею в виду позицию Малкома. Осенью у нас не было флангового игрока с левой ногой. Отчасти пытались каким-то образом восполнить этот пробел тактической схемой, отчасти использовали других игроков на этой позиции. С приходом Педро и Артура усилили фланги. Здесь сейчас хорошая конкуренция.

Что касается Нино — так сложились обстоятельства. Прекрасно понимали, что Роберту Ренану нужно играть, а не сидеть в запасе. Он молодой. Но не могли его отпустить, не найдя равнозначную замену по части конкуренции и обоймы. Мне кажется, что с точки зрения финансовой составляющей приобретение Нино выглядит очень интересным и привлекательным для клуба. Думаю, что игрок такого уровня стоит дороже.

— Почему тогда Нино обошелся «Зениту» всего в 5 миллионов евро?

— Насколько я понимаю, в контракте Нино была определенная опция, которая позволила «Зениту» его приобрести. Плюс у самого игрока появилось большое желание перейти к нам.

Что касается ожиданий от наших новичков, в той или иной степени они оправдались. Мы прекрасно понимали качество и Артура, и Нино.

Педро пока выглядит даже лучше, чем мы предполагали, исходя из тех соображений, что он получал не так много игровой практики в «Коринтиансе». Игрок молодой, поэтому вопрос адаптации, привыкания к нашей игре, к команде, как казалось изначально, требовал больше времени. С другой стороны, хоть нынешнее состояние Педро нас, конечно, радует, мы прекрасно понимаем — в таком возрасте возможны любые эмоциональные колебания. Особенно по приезде в Россию. Поэтому, конечно, готовы к тому, что какие-то спады у Педро будут. Но он, безусловно, игрок очень хорошего уровня, с хорошей перспективой.

— Осталось оценить Ильзата Ахметова.

— За ним мы давно следили, я прекрасно знаю его качества. Нам было очень важно освежить линию полузащиты именно российским игроком. Дима Чистяков и Леша Сутормин не получали игровой практики и, конечно, хотели, чтобы она появилась у них в других командах. Чтобы совпали интересы всех сторон, нам нужно было взять кого-то из игроков с российским паспортом, который может обострять и принимать нестандартные решения. «Зениту» ведь достаточно часто приходится играть против команд с низкой линией обороны. Мне кажется, Ильзат — тот человек, который может разнообразить и добавить в этом компоненте.

— Ренан и Ду Кейрос в «Зените» не заиграли, а Педро, как вы говорите, пока даже несколько превосходит ожидания. При этом большинство новичков продолжают прибывать из Бразилии и туда же в случае чего уезжать.

— История с игроками, пришедшими из «Коринтианса», связана с Юри Альберто, который изъявил желание вернуться домой и продолжить играть в Бразилии. Естественно, из этой ситуации мы постарались выжать максимум и в итоге остались ей довольны. Подписать игроков уровня Ренана, Ду Кейроса, Педро, безусловно, плюс для «Зенита» в финансовом отношении.

В прогрессе того же Ренана я не сомневаюсь. У него не получилось, потому что давление, связанное с результатом, да еще и в другой стране — это очень непростая ситуация для молодого игрока. Ее нужно выдержать. Мы со своей стороны давали ему шанс, но надежности именно в оборонительных действиях Роберту не хватало. Конечно, гораздо легче играть в команде, где ты имеешь право на ошибку, нежели в клубе, который борется за чемпионство и где каждая неточность может стоить достаточно дорого.

Поэтому было принято решение — дать Роберту возможность получать больше игровой практики, прогрессировать в аренде. А на его позицию взять футболиста, который все-таки добавит нам надежности в обороне и при этом будет хорош индивидуально. И чтобы наша обойма не потеряла в количестве квалифицированных игроков.

Роберт Ренан / Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

Ду Кейрос тоже еще молодой. У нас появилась возможность проверить его на нашем уровне. Отношение к делу, профессионализм радовали, но футболист хочет развиваться и расти. Поэтому, представилась возможность подписать другого игрока, а Ду Кейроса отпустить. Мы так и сделали. То есть с приходом Ильзата Ахметова даем возможность одному молодому игроку прогрессировать и при этом закрываем позицию футболистом с российским паспортом.

«Нынешних новичков нельзя сравнивать с Азмуном, Ракицким и Барриосом, но наша обойма окрепла — это точно»

— В свое время зимой «Зенит» приобрел Ракицкого, Азмуна и Барриоса, что, по мнению многих, предопределило победу «сине-бело-голубых» в сезоне-2018/19. Причем, вашем первом в «Зените» на посту главного тренера. Можно ли сейчас считать такими же значимыми приход Нино, Артура и Педро?

— Что касается сложности, наверное, тот первый сезон в «Зените» похож на сезон нынешний. А по поводу зимних приобретений — уровень Ракицкого, Азмуна и Барриоса был очень высоким. Тогда прекрасно понимали, какие позиции нужно закрыть и кто именно на них необходим. Время подготовиться к трансферам было. И попадание оказалось стопроцентным.

Сейчас ситуация другая, потому что мы берем крепких игроков, которые усилят нашу обойму. Иными словами, нельзя сравнивать футболистов, которые пришли сейчас, с теми, кто был лидером в своих сборных. Это другая ситуация. Скорее работа на перспективу. Более кропотливый и тяжелый труд. Но обойма «Зенита» нынешней зимой окрепла — это точно.

— Зимой ушли три игрока с российским паспортом, включая Кругового, а взамен пришел только один. Есть ли в этом сложность?

— С нами тренируются Матвей Бардачев, Дима Васильев, который восстановился после травмы. Есть Ильзат Ахметов. Это три игрока, которые сейчас готовы и много играют. С командой на сборах Артур Черный. Он играет поменьше. Это те ребята, на которых мы рассчитываем и в настоящий момент, и в перспективе.

Что касается замены Дане Круговому, то, конечно, нам нужно будет решить этот вопрос. Но у «Зенита» нет желания во что бы то ни стало взять на эту позицию того, кого получится. Понимаем, кто у нас может сыграть на этой позиции, как можно изменить схему, чтобы во второй половине сезона обойтись своими силами. Но и селекционная работа, конечно, всегда ведется, так что до закрытия трансферного окна все еще может измениться.

— Тикнизян — это как раз тот случай, когда не стали брать лишь бы брать?

— Что касается нюансов переговоров клуба с футболистом, здесь я ничего не могу сказать. Ну, а как футболист Тикнизян, конечно, зарекомендовал себя очень прилично. Один из лучших сейчас в составе «Локомотива», играет очень результативно. По своим характеристикам это игрок, который укрепил бы обойму, конкуренцию и качество игры нашей команды. Но — не получилось. Поэтому будем дальше двигаться.

— На матчах Кубка Равноправия в составе «Зенита» даже двое россиян не всегда оказывались среди одиннадцати на поле. Дефицит все же существует?

— Мы сейчас решаем другие задачи. На Кубке Равноправия нам не надо было ставить троих или семерых россиян. Смотрели игроков, определенные взаимодействия. А решение по тому, кто из футболистов с российским паспортом будет играть, примем в скором времени.

— Будет ли при этом весной существовать проблема: кого-то из россиян надо вынужденно ставить в состав из-за лимита?

— Это зависит от того, в каком состоянии будут игроки. Допустим, на сегодняшний день кто-то может смотреться гораздо лучше, но через неделю все может измениться. Поэтому станем решать вопросы по мере их поступления.

Но в этом отношении больших проблем нет. Если все будут в порядке, конечно, возможны варианты, при которых придется задуматься. Допустим, из тех иностранцев, кто сейчас выглядит хорошо, кого-то надо оставлять на скамейке, потому что есть лимит. Такой вариант вполне возможен, но до этого еще нужно дожить.

«Даже на сегодняшний день еще могут быть изменения в плане трансферов»

— Как вы относитесь к разговорам о том, что «Зенит» взял бразильский курс развития и продолжает его придерживаться?

— Я вообще не понимаю предмет разговора. Для всех существуют одни и те же условия по количеству легионеров. И не только у «Зенита» в РПЛ заявка по легионерам заполнена. Какая разница, кто из какой страны приезжает? Каждый клуб решает свои задачи, комплектуя состав.

Клаудиньо, Вендел, Матео Кассьерра и Вильмар Барриос / Фото: © ФК «Зенит»

Что касается наших бразильцев, то здесь нет никакой тенденции. Еще раз скажу, что за одного Юри Альберто мы получили троих игроков — так сложились обстоятельства. Есть экономические составляющие, которые также важны для клуба. Думаю, что приобретение трех игроков за 50% прав — в любом случае очень выгодная сделка. Сейчас восемь бразильцев в команде, не вижу в этом никаких проблем. Будет возможность усилить состав и взять футболиста с любым другим паспортом, который будет готов играть и составлять конкуренцию — возьмем.

— Вы сказали, что трансферная работа не прекращается. Можете рассказать об этом подробнее?

— Даже на сегодняшний момент еще могут быть какие-то изменения. Естественно, идет работа на лето: мы для себя должны определить круг игроков, которые будут интересны клубу, за которыми нужно следить, проверять возможность их приобретения в межсезонье или через год. Эта работа действительно не прекращается никогда. Хотя именно сейчас ее чуть-чуть меньше, чем на первом сборе, когда шло комплектование состава.

— Если в этом плане вернуться назад, насколько Марио Фернандес оправдал ваши надежды?

— Безусловно, он помог. Насколько? Сказать сложно. Помешали травмы и состояние, в котором Марио приехал: оно было далеким от оптимального. Ведь до прихода в «Зенит» он долгое время не играл. В такой ситуации любому футболисту, особенно возрастному, достаточно сложно сразу начать проводить много матчей.

В этом плане рады зимней паузе, потому что Марио тот игрок, которому, чтобы набрать хорошую форму, нужно пройти хорошую предсезонную подготовку. Марио — прекрасный человек, суперпрофессионал своего дела. Он является примером для всех наших игроков без исключений.

Что касается футбольных качеств, он прекрасно работает с мячом, хорош в единоборствах. Думаю, Марио и дальше будет показывать хорошую игру и приносить пользу команде. Главное, чтобы травмы обходили его стороной. Сейчас он с каждым матчем смотрится лучше, его состояние достаточно хорошее на сегодняшний день.

— Нуралы Алип приходил игроком ротации, но стал центральным защитником основы. В чем его феномен?

— Он выиграл конкуренцию у Роберта Ренана. Это два защитника, которые могли сыграть вместе, но по большей части боролись за одну позицию. Нуралы играл надежнее Роберта. Его сильные качества — скорость и борьба. В этих элементах он очень хорош.

Его прогресс, на мой взгляд, связан с тем, что Нуралы хорошо учится, набирает хорошую форму. Плюс приобрел опыт и освоил те требования, которые есть в команде. Какие-то помарки тоже существуют, но в целом то, как Алип выглядел в первой части сезона и как смотрится сейчас в матчах на сборах — это не может не радовать.

— С приходом Нино на позиции центрального защитника конкуренция ужесточилась?

— Да, безусловно. Хорошая конкуренция еще никому не мешала.

«Случаи Клоппа, Гвардиолы и Симеоне уникальные для нынешнего футбола»

— Вы шестой год в клубе. Можно сказать, что в первый сезон очень высока была цена ошибки, а сейчас чуть выше кредит доверия?

— Я думаю, да. Первый год был для меня определяющим с точки зрения подхода к работе и результата труда. Этот самый результат труда — это не всегда первое место. Если команда идет в правильном направлении, это позволяет тренеру приобретать определенное доверие и терпение со стороны руководства. Оно понимает, что и зачем делает, в итоге каждый год-два идет смена состава.

Сергей Семак / Фото: © ФК «Зенит»

Процесс не всегда идеален, по разным причинам не каждый раз можно подписать игроков, которые нужны. Спады тоже есть у каждой команды, невозможно все время выигрывать. Но я стараюсь выполнять свою работу на 100%. Оценивать же мой труд — это прерогатива руководства. Поэтому спокойно отношусь к любым решениям руководства. На сегодняшний день отношения с ним достаточно доверительные.

— Вы член правления ФК «Зенит».

— Это не персональное членство, а должностное. Реорганизация управления футбольным клубом «Зенит» сподвигла на включение в новый орган человека, занимающего определенный пост в общей большой структуре. А именно — главного тренера. Но мне объективно достаточно сложно участвовать в оперативной деятельности клуба в виду своей занятости.

С другой стороны, в правление вошли руководители всех департаментов, то есть люди, принимающие решения. Гораздо проще, находясь всем вместе, обсуждать вопросы, касающиеся разных департаментов, высказывать свое мнение в этом отношении. Это хорошая идея. Но я как человек, отвечающий за результаты главной команды, могу только в небольшой степени присутствовать и отражать именно ее потребности.

— Решения, которые принимаются правлением, носят глобальный характер?

— Все организационные, оперативные решения, касающиеся многих аспектов, принимаются правлением. Это серьезный орган управления.

— Юрген Клопп в «Ливерпуле» больше восьми лет. Пеп Гвардиола в «Манчестер Сити» около семи. Вы в «Зените» больше пяти. Тенденция частой смены тренеров в футболе меняется?

— Нет, не меняется. Средняя продолжительность работы тренеров в РПЛ, наверное, меньше года. То же самое касается и АПЛ.

Случаи Гвардиолы, Клоппа, Симеоне — уникальные для нынешнего футбола. Тем более, если мы говорим о тренерах, перед которыми стоит задача побеждать каждый год. Ведь нужно обладать очень многими качествами для того, чтобы правильно понимать, в какую сторону необходимо двигаться, оставаясь при этом наверху турнирной таблицы. И находить в себе для этого ресурсы.

История знает очень мало примеров, когда какая-то команда выигрывала бы чемпионат больше двух раз подряд. И в этом отношении, конечно, ничего не изменилось. Раньше были Венгер, Фергюсон, которые на протяжении долгого времени руководили командами, добивались высоких результатов. И сейчас это единичные случаи. Можно по пальцам пересчитать всех тренеров, которые долго работают в командах, ежегодно борющихся за чемпионство.

— Нет ли выгорания, когда ты пять лет подряд становишься чемпионом, и как находить в себе силы начинать каждый сезон заново?

— Мной движет результат труда. Это далеко не только место в турнирной таблице. В моей системе координат это более широкое понятие. Если ты этим результатом доволен, значит, у тебя по-прежнему есть эмоции. Те, что испытывает тренер, выигрывая Кубок или чемпионат, быстро заканчиваются. Поэтому на первом месте именно жажда увидеть плоды своей работы. Для этого я со своей стороны должен на все 100% делать ее хорошо. И должен знать, что делаю максимум того, что могу.

— Что в таком случае вы вкладываете в слова «результат труда»?

— Это не только место в турнирной таблице. Это именно результат труда: количество мячей, которые мы забиваем, то, как мы играем в обороне, как перестраиваемся, меняя тактическую схему. Что приобретаем, что теряем, насколько своевременно успеваем обновить состав, в какой степени способны выбираться из тех сложных ситуаций, в которые попадаем. Все это вместе — тяжелый ежедневный труд, который отнимает много сил и эмоций.

И, конечно, не исключено, что наступит тот день, когда пойму — я опустошен и ничего не могу дать сегодня или в какой-то перспективе. Такое, естественно, может быть. Но мы не знаем, что с нами может случиться завтра. Зачем тогда задумываться, что будет через полгода или через год?

— В этом контексте заявления Клоппа и Хави об уходе из «Ливерпуля» и «Барсы» не стали для вас неожиданностью?

— Нет, конечно, я же отчасти занимаюсь тем же, хоть и в другой лиге. Понимаю эмоции и состояние тренеров, которые сподвигли их на такие заявления. Причины разные, но я их прекрасно понимаю.

«Главное, что мы в борьбе и имеем шансы снова стать первыми»

— Вернемся к чемпионату России. Недавно вы сказали, что ожидали худшего от первой части чемпионата. Что имелось ввиду?

— Анализировали состояние игроков, комплектование команды на момент начала чемпионата, и, конечно, прекрасно понимали, что у нас достаточно сложная ситуация. Много пропустили Марио Фернандес, Караваев и Родригао — наши главные защитники. Матео Кассьерра выбывал, Кузяева, Малкома не было. Проблем оказалось достаточно для того, чтобы предварительно думать — нам действительно будет очень-очень сложно.

Я высказывал эту мысль в разговорах с нашим руководством, обсуждали все вопросы и сложности, которые есть. Но мы же здесь за тем, чтобы двигаться вперед, работать.

— В итоге получилось лучше ожиданий и по качеству игры, и по результату?

— Я думаю, что да. Что касается нашей обороны, то в этом контексте сделали много. Пускай не идеально, но достаточно надежно и уверенно смотрелись.

В плане количества очков, конечно, потеряли достаточно много. Где-то из-за своих ошибок, которые не позволили сыграть лучше. Где-то из-за банального невезения, которое тоже имеет под собой определенное основание в виде эмоциональной опустошенности. Эти причины, на мой взгляд, объективные.

— Впервые при вас «Зенит» ушел на зимнюю паузу не первым. С учетом вашей системы координат, видимо, никакой трагедии из этого не делаете и стресса по этому поводу не испытываете?

— Мы и в моем первом сезоне могли оказаться осенью не первыми. Проиграли в заключительном туре года «Рубину», но и «Краснодар» потерял очки с «Уфой». В итоге мы сохранили преимущество всего в один балл, хотя и они могли уйти на паузу с двухочковым отрывом.

Сезоны по-разному складываются. В этом стоит отдать должное «Краснодару», который набрал очень много очков. Для нас же все только начинается. Главное, что мы в борьбе. И имеем все шансы побороться за первое место.

— Если сравнить вас пятилетней давности и нынешнего, в чем главное отличие?

— Себя сложно разбирать и критиковать. Со стороны это лучше видно и лучше получается. Конечно, я приобрел опыт. Получилось больше и глубже изучить многие тактические схемы, для себя какие-то нюансы выделить. Но глобально сложно сказать.

Прямые трансляции матчей МИР РПЛ и ФОНБЕТ Кубка России смотрите на каналах «Матч ТВ» и МАТЧ ПРЕМЬЕР, а также сайтах matchtv.ru и sportbox.ru.