Футбол

«Пятьдесят человек напрыгнуло, боялся за ногу, потому что операции были». Акинфеев пришел на «Матч ТВ» и рассказал про все

16 августа 2023 20:30
«Пятьдесят человек напрыгнуло, боялся за ногу, потому что операции были». Акинфеев пришел на «Матч ТВ» и рассказал про все
Игорь Акинфеев / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов
Обстоятельное интервью легенды ЦСКА и сборной России.

Игорь Акинфеев — один из главных героев в истории российского футбола. Он не по разу собрал главные трофеи с ЦСКА и стал человеком, который осчастливил всю страну 1 июля 2018-го. Но тот отраженный удар с точки от Яго Аспаса — лишь один из эпизодов карьеры Акинфеева.

Вратарю ЦСКА уже 37 лет, но он по-прежнему лучший и не собирается заканчивать. Акинфеев в топе российского футбола с 2003-го, при этом кажется, что мы о нем очень мало знаем. Он не любит медийность и крайне редко дает интервью. Однако для «Матч ТВ» Акинфеев сделал исключение. Он пришел к нам и ответил на все вопросы, которые каждый из вас хотел бы задать. В этом интервью Акинфеев рассказал:

— О поражении от Хорватии в четвертьфинале домашнего ЧМ

— О мандраже перед матчем с Испанией и легендарной серии пенальти

— О том, когда планирует завершить карьеру

— О последней победе в Кубке России и усталости от футбола

— О переходах Фернандеса в «Зенит» и Медины — в «Спартак»

— О желании забить

— О пенальти в недавнем матче с «Ахматом»

— О командном духе в ЦСКА времен Валерия Газзаева

— О турнире имени Игоря Акинфеева

— О воспитании детей

Матч между сборной России и Хорватии / Фото: © Василий Пономарев / Эдгар Брещанов / Sportbox.ru 

О ПОРАЖЕНИИ ОТ ХОРВАТИИ В ЧЕТВЕРТЬФИНАЛЕ ЧМ-2018

— Помнишь, что ты сказал Федору Смолову, который заявил, что хотел бы вернуться в ту секунду, когда он бил пенальти? Он хотел бы его исполнить иначе.

— Помню, что каждый ошибается. И не один Федя играл на поле. Совершенно нормальная история. Я сказал в тот вечер, что это был не лучший его пенальти. Наверное, самый худший удар, который он мог сделать. Но так было!

— Ты сказал, что проигрывает и выигрывает команда?

— Да. Ты не можешь контролировать какие-то вещи. Про эту Корею чертову могу сказать. Миллиард раз такие мячи ловил, а здесь он проскользнул, улетел. И что теперь? Я понимаю, что тебя гнобят, на тебя плюют и тебя топчут. Но ты все равно должен быть сильным, встать и идти дальше, потому что это твое любимое дело, работа. И ты должен не смотреть ни на кого.

— Кто виноват, что мы проиграли Хорватии?

— Расскажи!

— Ты виноват! Потому что ты приучил, что ты все пенальти всегда отбиваешь.

— Я считаю, что это была одна из наших лучших игр на турнире. По моментам, накалу, содержанию, голы были красивые. Наверное, первый гол, чудак забежал, удар в голову — гол. Из ничего, как обычно, происходят какие-то голы. Это, наверное, самое обидное. Думаю, что если бы мы дотерпели первый тайм, то было бы немного полегче. Совсем другое содержание было бы во втором тайме.

О МАНДРАЖЕ ПЕРЕД МАТЧЕМ С ИСПАНИЕЙ В 1/8 ФИНАЛА ЧМ-2018

— Когда вы в «кишке» с Испанией стояли, мандраж был?

— С «Краснодаром» в финале КР мандраж больше был (смеется). Конечно! Представляешь, чемпионат мира, открытие матча, флаги выносят, все красиво, народ сидит. Ты здесь стоишь и смотришь: Серхио Рамос, Пике, Де Хеа, Коста… И ты понимаешь, что придется тяжело, наверное! Ну, а как?

— Больше мандража было перед первым матчем?

— Перед первым [с Саудовской Аравией], конечно. Матч открытия — раз. Во вторых, все красиво, президент! Все на высшем уровне! Первая домашняя игра ЧМ! Наверное, не каждому дано, да еще и в Москве ее сыграть, в России! И мысль закрадывается. Главное — не… Сам знаешь, что! А потом Юрий Газинский забил, первый, второй… Пошло. Думаю, Слава Богу! 3:1, 3:2 выиграем. Главное — выиграть! А эти нули не так интересны. Главное, чтобы праздник какой-то был. А когда 5:0, думаю, что в детских и юношеских мечтах не мог представить, что так может быть.

— А потом команда вошла во вкус?

— Да! Ровно до третьей игры (улыбается)!

— Ощущение того, что задача выполнена вами, а с Испанией можно сыграть, как получится, было?

— Думаю, что, скорее всего, нет! Не могу отвечать за каждого. Наверное, у каждого нормального и адекватного человека в голове все-таки мысли, которые двигают нас вперед. Каждому хочется выиграть. При этом ты понимаешь, что это Испания, может быть любой результат. Но здесь, когда игра такая нервная и в принципе дается, хотя моменты у них были. Когда во время игры ты смотришь, что Сталинград, забор и ничего они не могут, у тебя раз — и второе дыхание открывается!

О СЕРИИ ПЕНАЛЬТИ В МАТЧЕ С ИСПАНИЕЙ НА ЧМ-2018

— В момент, когда ты прыгнул рыбкой, ты ожидал от себя таких эмоций?

— Нет, не ожидал таких эмоций, но человек, когда испытывает какую-то колоссальную радость или когда адреналин бьет в голову, делает какие-то вещи, не соображая. Можно и десятиметровый забор перепрыгнуть, когда ты бежишь от кого-то, от собаки, например. А здесь такая радость была! Сначала я не поверил, что отбил. Мяч попал в ногу, улетел куда-то на трибуну. Выплеск эмоций! Здесь стояли ворота, которые сейчас убрали. Срезали их на сувениры. Думаю, что и после игры с «Краснодаром» их тоже срезали.

— И после этой игры с «Краснодаром»?

— А это та же история. Я даже не знал, что я так побегу. Олений бег. Но вот эта стойка, партнеры. У меня было не то что дежавю. Но мне кажется, что если две картинки поставить, то было один в один.

— После матча с Испанией ты из кучи кричал: «Нога! Нога!»

— Пятьдесят человек напрыгнуло, и я боялся за свою ногу, потому что там операции были. Не повредить бы. Потому и орал, чтобы отпустили. «Не хочу ничего, отпустите», — кричал тогда.

— А было ощущение абсолютного счастья?

— В те вечер и ночь — да.

— А в ту секунду?

— А ты не можешь соображать. Эмоции, радость — все, что с этим связано, может быть. Подумать о чем-то глобально разумно ты пока не можешь! Про ногу я вспомнил, потому что вот она. А глубокие мысли к тебе приходят, когда ты приходишь или в раздевалку, или сидя на допинге, или когда спокойно всем всё ответишь, приезжаешь в Новогорск. Тогда понимаешь, что классно, мы сделали историю хорошую, главное — не останавливаться, чтобы дальше все это продолжалось.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ 

ОБ ОКОНЧАНИИ КАРЬЕРЫ

— Есть два мнения: что Акинфеев определился, когда он будет заканчивать с футболом и что Игорь, пока не станет чемпионом России, с футболом не закончит.

— На данный момент вообще никакой версии нет. Игорь ничего не определил. У него годовой контракт с ЦСКА. Это раз! Во-вторых, чтобы что-то определять, надо серьезно садиться и думать. Я этого делать пока не собираюсь и не хочу. В-третьих, когда Игорь определится, все всё узнают. И сочинять ничего не надо!

Я не допускаю мыслей никаких, потому что они могут сыграть как в хорошую сторону, так и в плохую. Есть определенный этап в моей жизни, есть контракт, есть любимая работа. Что будет дальше, через год, даже не хочу знать, неинтересно. Я хочу сейчас проживать, кайфовать от того, что у меня есть футбол, у нас есть болельщики, семья ходит на футбол. И о чем-то думать? Помечтать можно, например, о море, или есть ли там инопланетяне в космосе.

— А о золотых медалях в чемпионате?

— Думаю, нет! Сейчас про чемпионат говорить что-то рано. Все зависит от нас. Будем мы наверху — будут какие-то, наверное, мысли. Мы можем поделиться тогда этими мыслями. И понимать плюс-минус, что тебя может ожидать.

— Когда можно будет подойти и спросить у тебя про золото РПЛ?

— Тура за два. 2028 года.

— Ты еще будешь играть тогда?

— Конечно! А как? (смеется).

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ 

О ПОБЕДЕ В КУБКЕ РОССИИ-2022/23 И УСТАЛОСТИ ОТ ФУТБОЛА

— Почему победа вызвала такие эмоции?

— Потому что это финал КР, который был спустя 10 лет. Если бы финалы были каждый год и я их проигрывал, выигрывал… А тут… Детище, которые не сразу родилось. 10 лет — это срок. Чемпионства мы ждали в свое время шесть-семь лет. То есть это были совсем другие эмоции, когда каждый год получалось. Здесь то же самое. 27 лет не вернутся обратно, мне 37 уже.

— Всплыло в сети, что ты устал от футбола. Это что за мысли такие? Или вырваны из контекста?

— Конечно! Как обычно! Даже обсуждать не хочется. Смотреть надо внимательно интервью, тогда ты поймешь, о чем говорит человек. А когда у тебя пару строк вырывают, привязывают, а потом пресса перепечатывает, какие-то журналисты… Но, наверное, к журналистике они имеют мало отношения. Я совершенно не о том говорил в интервью. Сейчас даже оправдываться ни перед кем не хочу и не буду. Мне незачем.

Футбол — любимая работа, любимое дело. Если бы не хотел и не любил, меня бы давно здесь не было уже. Никакие деньги меня бы не заставили играть в футбол на каких-то уровнях. Есть стимул, а он есть всегда, значит, надо продолжать!

Марио Фернандес / Фото: © ФК «Зенит»

О ПЕРЕХОДАХ ФЕРНАНДЕСА В «ЗЕНИТ» И МЕДИНЫ — В «СПАРТАК»

— Зарекаться от Медиалиги будешь?

— Да я не зарекаюсь в жизни. Меня про Медиалигу больше спрашивают, чем про футбол последнее время. Играют ребятки — пускай играют себе. Это футбол? Да, это футбол! Я там не могу оказаться. Еще раз повторю: это футбол, они там играют. 40–50% бывших футболистов, им это нравится. Шоу! Супер все! Пожалуйста!

— Тут один футболист тоже говорил, что не перейдет. По фамилии Фернандес…

— Это дело каждого!

— Не поверю, что тебя эта история не зацепила.

— Как она меня могла зацепить?

— Он столько лет с тобой играл. Когда Алан Дзагоев и Марио Фернандес уходили, ты давал интервью со слезами на глазах. Значит, это какая-то часть твоя, часть души?

— Это не часть души! Она совсем другая у меня: семья, родители, моя жена, мои дети. А это эмоции, которые ты можешь себе позволить на определенных мероприятиях. Сергей Игнашевич уходил — у меня слезы были, братья [Березуцкие] — тоже!

Фернандес никакого первого номера не играет в этой истории. Он сделал свой выбор, дай Бог ему здоровья и удачи! Сделал выбор — и сделал! Это же он сделал выбор, а не я за него. Безразлично, что он сделал!

— Лукавишь?

— Нет, почему? Почему я должен следить за кем-то, кто что-то делает в своей жизни? Это его жизнь, он выбирает свои моменты, свою историю. У него есть семья, дети, агенты, которые подсказывают. Для них это лучше. Пусть люди живут так, как они хотят. Зачем к кому-то в дом, огород смотреть? Нравится ему так — ок! Так же меня про Медину спрашивали. Сделал Хесус свой выбор — дай Бог ему здоровья тоже! Пускай!

О ПЕНАЛЬТИ В МАТЧЕ ПРОТИВ «АХМАТА»

— Наше дело играть. Были пенальти или не были, ты прекрасно понимаешь, что ты не изменишь… С годами я это понял. Молодой был — орал бегал, ты такой сякой. Сейчас есть VAR. Как они трактуют, как не трактуют, никто, наверное, не понимает до конца. Когда судья свистит и ставится пенальти, ты ничего не изменишь.

Единственное, что было обидно, когда я отбил этот пенальти, он свистнул и дали перебить. Это самое обидное, потому что ты готовился неделю к матчу, тренировался, отдавал свое здоровье, не важно в каком возрасте, эмоционально готовил себя, выходил на поле. У тебя есть какое-то нервы и эмоции. И в такие моменты мне просто жаль эти мои недельные тренировки. Потому что если я где-то привез гол или что-то еще, я всегда говорю, если все заслуженно. А вот если незаслуженно, то это вдвойне обидно.

— Отбитый пенальти не войдет в твою статистику?

— Бог с ним, с этим пенальти! Обидно, что труд твой просто берут и раздавливают!

Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ 

О ЖЕЛАНИИ ЗАБИТЬ

— Голевые, предголевые передачи были. Сам забьешь когда?

— В Екатеринбурге был прецедент. Я чуть не забил. Дело не в этом. Для меня важнее выиграть 5:4 на данный момент или 3:2 с «Ахматом», чем выиграть 1:0. Честно! Потому что мне хочется, чтобы эти пацаны, которые сейчас в команде, которым 19–20 лет, чувствовали, что пусть это не супертопклуб в данную секунду, но чтобы они росли, понимали, что ЦСКА будет не на 8–10-м месте, которые никому не интересны. А ЦСКА будет хотя бы в двойке, в тройке. Про первое место я молчу. Потому что если ты это заслуживаешь, ты это делаешь, ты выигрываешь. Хочется, чтобы они понимали, что они могут быть конкурентоспособными с «Краснодаром», со «Спартаком», с «Динамо».

— С «Зенитом»?

— С «Зенитом», думаю, сейчас «Динамо» показало, как надо играть. В Суперкубке, наверное, нам тоже не повезло немножко. Куча моментов.

— Ты забить хочешь?

— Не хочу!

— Владимир Валентинович [Федотов], может быть ситуация, когда в конце матча ЦСКА будет комфортно вести в счете, и вдруг назначат пенальти, дайте, пожалуйста шанс…

— Валентиныч, не вздумайте даже! А то в девятку еще попаду случайно. И скажут, мол, он будет бить дальше!

Валерий Газзаев / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

О КОМАНДНОМ ДУХЕ В ЦСКА ВРЕМЕН ВАЛЕРИЯ ГАЗЗАЕВА

— Объясни мне твои эмоции после пропущенного гола с «Локомотивом» после углового.

— Это не эмоции на пропущенный гол. Хрен с ним. Это эмоции на ту расстановку, которую нам давали перед игрой. То есть мы не выполнили установку при расстановке у своих ворот при угловом. И мы пропустили из-за этого гол. Вот это более всего иногда раздражает. Голы, ошибки — всё случается в жизни. А когда ты понимаешь, где должен стоять, но этого не делаешь или делаешь это неправильно почему-то… А потом после игры рассказываешь, что в облаках полетал… Слушайте, можем летать в облаках… Всем рассказываю про Валерия Георгиевича [Газзаева], буду вспоминать до конца своих дней, наверное, как при нем в облаках никто не летал. Все расстановки и установки… Дальняя штанга твоя. Там Игорь Яновский стоит, семь голов боковой стороной стопы забивал за сезон. Если Денис Попов должен был таранить, он всех растолкает и забьет победный гол на 90-й минуте. У своих ворот вратарей нельзя трогать, это был принцип Газзаева. Вспомни, сколько у нас было драк, потасовок. Это было каждый матч практически, если кто-то тронет, не дай Бог. Не только меня, там, царство небесное, Веня [Мандрыкин] играл, Габул [Владимир Габулов] играл, даже Серега Чепчугов. Вот это главное в футболе. Не надо драться, пихаться. Но команда была! И уже эту команду начинают побаиваться, бояться.

Фото: © ПФК ЦСКА

ОБ УШЕДШЕМ ИЗ ЖИЗНИ ВЕНИАМИНЕ МАНДРЫКИНЕ

— Спасибо руководству, что сделали правильную историю, потому что Веня, наверное, заслужил побывать не в грустной истории, а на «ВЭБ Арене». Он играл на «Динамо», на «Торпедо», на всех старых стадионах. А на «ВЭБ Арене» его не было. Было таким образом его первое знакомство с этой ареной. Я думаю, он тоже, наверное, порадовался где-то там, увидев и стадион, и вообще энергетику стадионную. Много говорить не буду, потому что смысла нет что-то ворошить.

Добрый, открытый, искренний человек. В любой компании, где мы сидели, он, Ролан Гусев, [Дейвидас] Шемберас всегда смеялись и общались на разные темы. В бане в Ватутинках, в нашем легендарном доме всегда были вместе. У нас была на тот момент такая команда, что если мы делаем что-то, то мы делаем это — хорошее или плохое — вместе. И никто не будет знать об этом. Никто об этом не знал, где мы были, что делали, как. Такой был коллектив!

О НЕЛЮБВИ К ПОПУЛЯРНОСТИ

— Болельщики считали, что если до серии пенальти доходит, то ЦСКА 99% выигрывает.

— Миф, наверное, какой-то. Просто если брать все серии пенальти, которые у меня были, то, наверное, игроки не особо хорошо били. Если объективно смотреть на удары. Если смотреть на последний удар в финале КР с «Краснодаром», то он не был в угол, но было сложно в том плане, что при прыжке тебе не надо руку выставлять от себя, а надо это делать под себя. То есть ты можешь и промахнуться, под ребро попасть, еще куда-то. Тут просто реально хорошо получилось. Не скажу, что это сложный удар, просто здесь реально повезло.

— С «Зенитом» вы плохо били или Михаил Кержаков сыграл хорошо?

— Если он вытащил два пенальти, то, во-первых, он хорошо, сыграл. И не только на серии пенальти, а и в матче. Он выручил пару раз «Зенит», довел клуб до пенальти и выиграл эту серию. По ударам если брать, то «Зенит» тоже достаточно хорошо бил.

— В конце прошлого года у него брали интервью, он сказал, что считает Акинфеева лучшим вратарем, назвав его «legend, абсолютной легендой».

— Я не могу оценивать какие-то вещи, тем более свои. Я могу оценить легендарность какого-то другого человека. В какой-то сфере, в любом качестве. Здесь же я понимаю, что мне не так много осталось играть, я действующий футболист. И если кто-то считает какие-то вещи, пожалуйста. Я не против. Но мне не нравятся эти все слова: «легенда», все остальное. Много раз говорил, что не люблю своей популярности, потому что мне не хватает той открытости к людям. Потому что я тоже хочу выйти в толпу, прийти в те же «Лужники» погулять, хочу наслаждаться жизнью, пройтись по Тверской, сделать еще что-то. При этом я понимаю, что никогда в жизни этого не сделаю, пока я играю, пока узнаваем. Поэтому хочется открытости к людям. А эту легендарность давайте потом обсудим, когда мне лет 90 будет, когда мне пора будет на другую планету.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

О ТУРНИРЕ «КУБОК ИГОРЯ АКИНФЕЕВА»

— Турнир сильный. Он вырос в силе, мастерстве. Он будет стоять крепко на ногах, стоит и будет стоять дальше. Плюс у нас подспорье хорошее, что мы переехали из подмосковных Бронниц, будем играть в Новых Химках. Это классная история. Спасибо Андрею Юрьевичу Воробьеву, который помогает нам. И руководителям, его помощникам. Там будет круче, плюс Химки поближе для нас и для команд.

— Зачем тебе это нужно?

— Во-первых, я футбольный человек. Во-вторых, я хочу действительно видеть, пускай не сейчас, а спустя годы, какую-то сильную сборную России. Для меня это очень важно! Через мой турнир! Мне очень важно, чтобы был сильный состав. Не набирать непрофессионалов. А когда у тебя сильнейшая академия, ЦСКА, «Зенит», «Динамо» (Минск), «Пахтакор» будут. Это уже международный турнир, на самом деле.

— РФС нельзя подтянуть?

— РФС нам тоже очень помогает в каких-то моментах, молодцы! Если есть у нас какие-то загвоздки, проблемы, то мы к ним обращаемся. Они всегда идут навстречу. Они тоже делают все для нас.

— Турнир надо расширять?

— Сейчас не то время, чтобы расширяться. Давай проведем сначала этот турнир. Поживем и посмотрим, что будет дальше. Если у нас не будет никаких санкций и еще что-то поменяется, то, конечно, мы можем и из-за границы команды приглашать. У нас до первого турнира была такая задумка, но не срослось тоже.

— У тебя 11–12-летние пацаны там. Это точка отсчета?

— Не точка отсчета, а точка к большому футболу, можно так сказать. Потому что 12-летние связаны с 13–15 летними. А 16–17-летние должны быть или в молодежных командах или попадать в команду мастеров уже.

— Кроме грамот, есть другие призы?

— Конечно. Переходящие кубки будут. Тут уже гравировки есть с названиями тех, кто уже выигрывал турнир. Но и сам кубок очень красивый!

— Выигрывали «Мастер Сатурн» два раза, «Чертаново», «Строгино». А пятый год пока неизвестен.

— ЦСКА, наверное, думаю. Это чисто футбольный кубок, а еще есть Кипербол. Команда, которая выиграет, получит Кипербол. Этот кубок тоже переходящий.

— Парни, которые играют на твоем турнире, они же еще участвуют в Киперболе?

— Да, кипербатлы будут, Кипербол будет. Мы сюда все совместили, потому что мы не можем делать турнир по Киперболу и турнир имени Акинфеева.

— Что за Кипербол? С чем его едят? Мне нравится, когда ты на своей половине поля играешь 30 секунд, а на половине соперника 90 секунд…

— В этом и «каша», чтобы футбол стал быстрее, мобильнее. И плюс тебе же нравится, что когда счет 2:0, но ты при этом можешь отыграться?

— Да!

— Серия пенальти классная же тоже? Для этого все и задумывалось, потому что, благодаря последним событиям Кубка, Суперкубка, чемпионата, я же тоже, считай, в Киперболе участвую. Мне каждую игру бьют пенальти. Я тоже могу отмазаться. Фишка в этом и заключается, что, проиграв матч, уступая по ходу его, ты можешь спокойно его выиграть в серии пенальти.

— В разработке правил Кипербола ты участвовал?

— Конечно! Не так чтобы от балды, что играем на полполя, тут пять секунд катаем, здесь 10. Мы делали, чтобы интересно было.

— Это абсолютно новое что-то?

— Кипербол — не новое, мы уже пробовали в «Лужниках» поиграть… Для России новое, для всего мира. Это наша личная история. Надеюсь, что она скоро будет грандиозной.

— Интерес к Киперболу увеличивается?

— С каждым годом да. Поначалу было трудновато. Сейчас те кипербатлы, игры, которые проходят на моем турнире, отдельные игры, которые мы делаем, реально проходят с интересом. У нас сейчас большой партнер ФОНБЕТ, который нам будет помогать. Это наш главный партнер, который поверил в нас. И думаю, что вместе мы сделаем такой большой толчок и скачок. Я лично хочу, чтобы это было на десятилетие, двадцатилетие, чтобы все это было хорошо у нас.

О ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ

— Когда сын у тебя родился, ты сказал, что ты строгий отец. Потом дочь Евангелина появилась, ты стал мягче. С появлением Агаты, говорят, ты стал как пластилин, стал добрым, отзывчивым, легким. Чувствуешь в себе эти изменения?

— Когда дети растут, не могу сказать, что ты где-то что-то упускаешь или неправильно делаешь. Например, Даня, если брать его характер, более сентиментальный, он такой же, как и я был в детстве. Себя могу узнать в нем. Ева выросла, ей сейчас восемь лет, они погодки с Даней, совершенно другая. С ней сейчас надо уже построже, потому что у нее характер хуже, чем у Дани. Агате пока два с половиной года, она добрая, искренняя, уже проявляется какой-то свой характер. Ты должен подождать какой-то момент, год, полтора, два, чтобы понять. Поэтому сейчас я стараюсь по-разному какие-то вещи делать.

Есть моменты, где я вообще закрываю глаза на что-то. Кто-то как-то ругнулся, что неизбежно в школах, футбольных академиях (Даня ездит туда), еще где-то. Я делаю вид, что съел и не услышал. Но потом стараюсь вечером, когда спать ложимся, напоминать Дане, что он сказал. Он же говорит, что этого не делал. А, говорю, что, значит, я сделал. Еще раз услышу, мол, по уху дам! Это я так утрирую, конечно. Но где-то сглаживаешь уже, начинаешь сглаживать какие-то вещи.

— Ты хороший папа?

— Не могу ответить на этот вопрос. Наверное, сами дети, когда вырастут, ответят, хороший я или плохой.

О ПОЖЕЛАНИЯХ СЕБЕ

— Все это банально! Здоровья, долголетия… Это все тоже, наверное, слова. Я пожелаю себе лично оставаться самим собой всегда! Что бы ни случилось! Бывают разные в жизни обстоятельства, истории, разные эмоции, грустные, веселые. Просто быть самим собой! И больше, наверное, мне ничего не надо в жизни! 

Источник: Матч ТВ