Футбол

«Фанаты «Калуги» сразу предупредили, что здесь традиции, спартаковский город». Интервью Дмитрия Хомухи

«Фанаты «Калуги» сразу предупредили, что здесь традиции, спартаковский город». Интервью Дмитрия Хомухи
Дмитрий Хомуха / Фото: © ФК «Калуга»
Чемпион Европы со сборной России (U-17) — о работе во Второй лиге, Баринове и Клоппе.

Дмитрий Хомуха — редкий пример российского тренера, который добился успеха на международной арене. В 2013-м он выиграл Евро со сборной России (U-17), а спустя два года с тем же поколением футболистов завоевал серебро на турнире для 19-летних.

Сейчас у специалиста новый вызов — он оставил систему юношеских национальных команд и подался в клубный футбол. С лета этого года Хомуха руководит «Калугой», выступающей во Второй лиге. В последнее время дела идут не очень — проиграны три матча подряд. Однако клуб всё равно ставит перед собой амбициозные цели.

— После матча с «Сатурном» (0:1 — прим. «Матч ТВ») мы всё обсудили, — говорит Хомуха, — Ребята поняли, что смазали концовку первой части сезона. Но зато у нас появилась дополнительная информация, к чему нужно стремиться, чтобы весной решить поставленные задачи.

— Какие именно задачи?

— Задача минимум — попадание в тройку. Задача максимум — постараться навязать борьбу за выход в Первую лигу, хотя отрыв достаточно большой. Приложим все усилия, чтобы включиться в эту гонку.

— Ваша жизнь после переезда в Калугу сильно изменилась?

— Конечно. Это другой город, моя семья осталась в Москве. Да и объём работы стал гораздо больше. Если играем с московскими командами, то остаёмся на день в столице и уже на следующий день сюда возвращаемся. Так что бываю дома два или три раза в месяц.

— Расскажите о проекте «Калуги». Насколько понимаю, тут сейчас всё довольно радикально меняется.

— Команда существует давно - с 2009 года. Но да, у нас обновилось 90 процентов команды, пришли новые руководители, в частности, спортивный директор Михаил Ершов. Раньше тут не было ни спортивного директора, ни скаута. Теперь есть. Эти изменения приближают нас к профессиональному футболу. Также со мной приехали два помощника, которых знаю очень давно — Владимир Скоков и Даниил Дресвянников. Второй, с моей точки зрения, — один из самых сильных тренеров в России по физподготовке. Для меня очень большое подспорье, что эти специалисты оказались здесь.

— Вам, как тренеру, наверное, очень непросто работать в команде, которая собиралась практически с нуля…

— Это правда. Некоторые футболисты первый раз друг друга увидели только на сборах. Подготовительный период у нас был 25 дней. И за это время нужно было создать такую команду, которая смогла бы конкурировать с лидерами лиги. Условия здесь в целом хорошие. Нам в наследство досталась футбольная площадка «Спутник», на которой сборная Камеруна готовилась к чемпионату мира. Конечно, если мы стремимся к повышению в классе, необходимы доработки. Это, например, наличие своего тренажёрного зала, чтобы эффективнее работать в межсезонье и во время чемпионата. Пока занимаемся во Дворце спорта, но не всегда там есть свободные временные слоты, которые нас устраивает.

Дмитрий Хомуха / Фото: © ФК «Калуга»

— «Калуга» — это ведь не полностью государственный клуб.

— Да, частно-государственный. Часть денег мы получаем от местного бизнесмена Олега Митрофанова (он же является президентом клуба — прим. «Матч ТВ») и ещё часть — от области. Упрощает ли жизнь наличие частных денег? Всё зависит от количества этих денег. Если инвестор закрывает весь бюджет, тогда никаких проблем не возникает. Но когда тут замешаны ещё и государственные средства, то везде нужны отчётность, субсидии, возврат, займы в банках… Это требует времени и согласования и немножко усложняет жизнь. Насколько понимаю, в нашем случае большую часть бюджета составляют именно государственные деньги.

— Почему вас заинтересовала эта работа?

— В силу международных обстоятельств УЕФА забанил РФС. Отсутствие спортивной мотивации подтолкнуло меня к тому, что нужно двигаться в ином направлении — то есть в направлении клубного футбола. Какое-то время потребовалось, чтобы войти в ритм. Нагрузка в РФС была ниже — локальные сборы, которые проходили раз в два-три месяца и длились от силы 10-12 дней. Здесь же работа продолжается с утра до вечера.

Хотя опыт сборных всё равно помогает. Я ведь работал с молодыми футболистами, а здесь стратегия как раз заточена на подготовку новых кадров и их последующую перепродажу в клубы более высокого статуса.

— Вас это тоже касается?

— Если будет предложение, которое устроит всех, то, конечно, воспользуюсь возможностью. Но сейчас у меня контракт на два года, и пока никуда не хочу уходить. Намерен довести начатое здесь дело до конца.

— Какой футбол вы пытаетесь строить в «Калуге»?

— Я сторонник атакующего футбола, который нравится болельщикам. Но если ты неправильно оценишь возможности своих футболистов, всё это может просто рухнуть. Поэтому приходится иногда наступать на горло собственной песне, идти на компромиссы, отходить в оборону по ходу матча. Но крен всё равно на атаку. Если бы мы шли другим путём, то никогда не одержали бы столько побед.

— При этом, ваша самая значительная победа — на юношеском чемпионате Европы 2013 года — была одержана следующим образом: в полуфинале и финале вы играли 0:0 в основное время, а затем побеждали по пенальти.

— Уровень европейских топ-сборных сильно выше нашего. Здесь мы как раз грамотно оценили возможности нашей команды. Было решено играть вторым номером. В итоге мы качественно оборонялись, доводили матч до ничейного результата, а дальше уже была лотерея. Когда мы с этой же командой играли на чемпионате Европы U-19, то крупно выиграли все матчи в отборочной кампании.

С позиции силы действовали и на самом Евро, так как к тому моменту ребята уже приобрели необходимый уровень подготовки, никого не боялись. Тогда мы тоже оказались в финале, но, к сожалению, сборная Испании была очень звёздная. На сегодня 6-7 игроков той команды выступают за топ-клубы своей страны, а также Италии, Франции, Германии…

— Можно ли сказать, что в сборной важнее быть хорошим мотиватором, чем тактиком, потому что времени на системную подготовку практически нет?

— Это очень упрощённое понимание. Например, с поколением 1996-го мы готовились к чемпионату Европы два с половиной года. И это была всесторонняя работа, плановая. У нас было около десяти сборов в году, и мы эффективно их использовали.

— Работа какого тренера вам сегодня наиболее интересна?

— Если говорить про топовые команды, то работа Юргена Клоппа в «Ливерпуле». Он ведь не только тренер, но и менеджер! Он брал молодых футболистов и доводил их до уровня звёзд. Это гораздо сложнее чем-то, что делают «Манчестер Сити», «Манчестер Юнайтед» или «ПСЖ», которые покупают футболистов за 100-120 млн евро. Мне ближе подход, когда ты находишь того же Трента или Робертсона в академии и доводишь их до статуса европейских звёзд, а они выигрывают Лигу чемпионов и АПЛ.

— Почему модель Клоппа в нынешнем сезоне не работает?

— Время не пощадило футболистов, которые являлись системообразующими для команды. Это, прежде всего, капитан команды Джордан Хендерсон, а также другие представители костяка. Они становятся старше и уже не могут держать высокую интенсивность на дистанции. Искусство в том, чтобы это исправить, и на это мне очень интересно будет посмотреть.

— Сейчас поддерживаете отношения с кем-то из команды, выигравшей Евро?

— Ребята иногда звонят, когда у них какие-то сложности. Кому-то необходим совет при переходе. Да и сами мы звоним игрокам. В футболе случаются серьезные травмы, и ребятам нужна поддержка. Они должны понимать, что мы их не забыли.

— Травмы во многом испортили карьеру Антону Митрюшкину, который был лучшим игроком Евро-2013…

— Не только Антону. У Саши Макарова дважды был разрыв крестообразных связок колена, поэтому ему тоже не удалось себя проявить в полной мере. Профессиональный спорт — это очень жёсткая история. Совсем не факт, что, если ты на уровне юношей добивался хороших результатов, то добьёшься и на уровне профессионалов.

— Один из ваших воспитанников, заигравших на топ-уровне, — Дмитрий Баринов. Сейчас он лидер «Локомотива», который борется за выживание в РПЛ. Может ли он, как капитан, чем-то помочь своей команде?

— Мы нашли Баринова на селекционном сборе. Когда он только приехал, стало понятно, что это парень с харизмой и лидерскими качествами, дисциплинированный и самоотверженный. Он сразу влился в коллектив и стал одним из лидеров. С моей точки зрения, он прикладывает максимум усилий, чтобы в это непростое время помочь «Локомотиву» — в том числе, играет на разных позициях. Но, как говорится, один в поле не воин.

— В «Локо» есть ещё один ваш игрок — Рифат Жемалетдинов, который надолго выбыл из-за травмы. Однако до этого он демонстрировал существенный прогресс…

— Да, он правда повзрослел. Поездил по разным командам, посмотрел, попробовал себя и понял, что от добра добра не ищут. «Локомотив» — его родной клуб, нужно сосредоточиться и максимально проявлять себя там. В какой-то момент Рифат почувствовал, что на него рассчитывают, вышел на новый уровень и даже стал игроком национальной команды.

— Есть ли сейчас под вашим руководством футболисты, которые могут по своему потенциалу сравниться с чемпионами Европы 2013 года?

— Там мы работали с лучшими футболистами из топовых академий. В «Калуге» же мы имеем дело с ребятами, которые не прошли такую серьезную систему подготовки. Разве что Артём Самсонов был в школе московского «Спартака». Он один из лидеров и ведёт за собой партнёров.

В начале чемпионата хорошо себя проявлял Александр Егурнев: и забивал, и голевые передачи отдавал. Но потом как отрезало — это свойственно молодым футболистам. С психологией нужно работать, объяснять игрокам, что это всё локальные успехи и витание в облаках ни к чему хорошему не приводит. Чем быстрее он это осознает, тем быстрее станет снова радовать болельщиков и тренерский штаб.

— Какие планы по развитию молодёжи в Калуге?

— Когда только приехали, сразу попросили, чтобы нам организовали встречи с двумя ведущими местными школами — это, собственно, школа «Калуги» и школа «Торпедо». Встретились, обменялись мнениями, поинтересовались, нужна ли детским тренерам какая-нибудь методическая поддержка. Оказалось, что нужна. Мы связались с РФС — и сюда в начале ноября приезжал один из лучших специалистов, который провёл лекции. Затронули как теорию, так и практику. Мы всегда готовы помочь — лишь бы школы были в этом заинтересованы.

— Говорят, в Калуге не очень развиты футбольные традиции…

— Первое, что мне бросилось в глаза, это удручающий пессимизм в окружении клуба. Никто не верил, что здесь возможны кардинальные изменения. Но совместные усилия руководителей, спортивного директора, скаута, тренерского штаба помогли изменить позицию здешней футбольной среды. Всё возможно — было бы желание.

— Как люди здесь относятся к клубу?

— У нас маленькая площадка, вмещает около 700 человек. Но на нескольких матчах был аншлаг, даже не хватало мест — люди стояли по сторонам. Интересно, что на футбол в Калуге стали приходить девушки — такого раньше никогда не было. Люди стали покупать атрибутику, на матчах появились точки питания. Всегда приятно играть, когда тебя поддерживает пусть небольшая, но преданная публика. Именно для этого мы и играем.

— Калуга — это ведь спартаковский город в плане фанатского движения. Вам армейское прошлое здесь не мешает?

— У меня была встреча с болельщиками. Фанаты сразу предупредили, что здесь такие традиции, спартаковский город. Но это никому не мешает болеть за местную команду.

Дмитрий Хомуха / Фото: © ПФК ЦСКА

— Впереди матчи сборной России против Таджикистана и Узбекистана. Вы говорили, что они вам не очень интересны. Национальной команде вообще нужно сейчас собираться?

— Собираться нужно, потому что надо смотреть на перспективу. Приглашать стоит футболистов, которые через несколько лет, когда мы вернёмся в лоно ФИФА и УЕФА, смогут представлять нашу страну. Так что матчи с Киргизией, Таджикистаном и Узбекистаном (с последними мы даже не факт, что справимся) могут дать много пищи для размышлений тренерскому штабу.

— Тем временем РПЛ ушла на перерыв с единоличным лидером таблицы. У «Зенита» попросту нет конкурентов. Как это изменить?

— Искусственные методы ни к чему хорошему не приведут. Здесь просто нужно, чтобы на рынке появилось две-три команды с такими же финансовыми возможностями. Тогда они реально смогли бы конкурировать с «Зенитом». Сейчас имиджевая составляющая «Зенита» намного привлекательнее для легионеров и лучших российских игроков.

— Кто сейчас самые талантливые молодые футболисты России?

— У нас много одарённых игроков. Они все на виду, это представители топ-клубов. Но тут важно не переступить тонкую грань. Молодых футболистов часто начинают чрезмерно расхваливать — и они теряют почву под ногами. Талантливых ребят достаточно — главное, довести их до того момента, когда они станут настоящими профессионалами.

— Опасно даже называть их имена в прессе?

— Не опасно. Но нужно делать это корректно, без фанфар. А это бывает очень часто. В итоге ярко проявивший себя футболист снижает к себе требования, считает, что всего добился.

— Совсем скоро стартует чемпионат мира. За кого будете болеть?

— Болею всегда за Россию. Но буду внимательно следить за тенденциями, уделять внимание командам, которые строят атакующий футбол и заставляют соперников ошибаться с помощью нестандартных действий впереди. Также интересует изменение тактических схем по ходу матча. Чемпионат будет очень сложный, учитывая, что пауза после большой нагрузки — всего 10 дней. Очень интересно, как в такой ситуации будут справляться команды.

— Кто фаворит турнира в Катаре?

— Сложно сказать. Мне нравится то, как сборная Германии планомерно и системно готовится. Есть опытные и титулованные футболисты, есть среднее и молодое поколение, которое тоже здорово себя проявляет. Этот симбиоз может помочь добиться существенных результатов.

Читайте также: