Футбол

«Русские сильный народ: и по ДНК, и физически, и умственно. Но нет системы для стабильной подготовки кадров». Игорь Лебеденко — о нашем спорте

Важное интервью одного из главных футбольных долгожителей России.
  • Московское «Торпедо» стало победителем ФНЛ сезона-2021/22. Клуб получил долгожданную путевку в РПЛ;
  • Важная часть нынешней команды — нападающий Игорь Лебеденко (38 игр, восемь мячей и три голевые передачи);
  • 27 мая Игорю исполнилось 39 лет — в свой день рождения подписал новый контракт с «черно-белыми»;
  • На предсезонных сборах торпедовцев в Бронницах Лебеденко ответил на вопросы корреспондента «Матч ТВ» — о подготовке к старту чемпионата, а также глобальных событиях в российском футболе и спорте в целом.

«Сейчас настал момент, чтобы выстроить хороший плацдарм по выращиванию молодежи. Но для этого вся система должна работать на воспитание»

Игорь Лебеденко / Фото: © ФК «Торпедо» Москва

— В товарищеской встрече с «Текстильщиком» вы отыграли только первый тайм.

— Это первая игра для меня — сейчас начало сборов. Всегда [по времени, проведенному на поле] так: 45 минут, 60, 70, 90. К 90 нужно подходить ближе к сезону. Так что время еще есть.

— Команде Игоря Колыванова забил новичок «Торпедо» Давид Караев.

— Молодец, помог команде. Думаю, поможет нам и в будущем. Рад за него, поздравляю с первым голом!

— Вы знаковая фигура для российского футбола, поэтому хочется поговорить о глобальных темах. Наверняка же внимательно следите за РПЛ — как оцените уровень?

— Я в последнее время не так часто, но говорю, что уровень падает начиная с 2012 года. С того сильного «Динамо» и времени, когда оно развалилось. Когда развалился «Анжи». Когда начали уезжать очень сильные для нашей страны легионеры. На протяжении, наверное, уже порядка 10 лет уровень падает.

— С чем вы это связываете?

— Это комплекс причин. Если говорить об иностранцах — они и раньше уезжали. Сейчас в силу ряда всем известных причин многие тоже покинули страну.

Естественно, как ни крути, один из факторов — это деньги. И тот момент, что их [в футболе] становится меньше. Конечно, на поле играют не деньги, но за них покупаются хорошие футболисты, которым надо платить соответствующую зарплату.

С другой стороны, сегодня настал момент, чтобы выстроить хороший плацдарм по воспитанию молодежи. Но для этого вся система должна работать на воспитание. А у меня дети в спорте, и я вижу, что это работает не совсем правильно. Поэтому так происходит: вроде надо воспитывать своих, но система своих не дает.

«Понятно, что к нам все приезжают зарабатывать деньги — и рано или поздно уезжают. Но потом иностранцы порой не очень хорошо говорят о России — вот это неправильно»

— Уточню по сказанному вами относительно иностранцев. Сейчас их массовый отъезд порой называют бегством. Это правильная формулировка?

— Нет. Почему бегство? Есть же часть ребят, которые по-прежнему играют и не уезжают. Так что это выбор каждого, судить тут кого-то не стоит. Каждый сам делает свой выбор.

— Про тренера «Локомотива» Гисдоля говорили, что убежал.

Маркус Гисдоль / Фото: © REUTERS / Maxim Shemetov

— Опять же, мы не будем кого-то судить — убежал или не убежал. Понятно, что все приезжают зарабатывать деньги и рано или поздно уезжают. Иногда даже эти иностранцы говорят не очень хорошо о России — вот это неправильно. Так как мы им платим хорошие деньги, которые можно было бы платить своим специалистам.

Я бы, честно говоря, увеличил финансирование детско-юношеского спорта. Потому что самая большая проблема там.

— То есть нужны какие-то системные сдвиги?

— Да, надо менять систему: воспитывать молодежь и своих специалистов, которые бы воспитывали ребят. И делать так, чтобы эти процессы двигались правильно.

Мое мнение — система пока не дает достаточного количества кадров. Такая большая страна — но, например, серьезного количества сильных футболистов мы не даем. Это относится и к другим видам спорта. Хотя, на мой взгляд, у нас в принципе много талантливых ребят. Русские — очень сильный народ: и по ДНК, и физически, и умственно. У нас всё для этого есть. Но нет той системы и специалистов, которые бы стабильно готовили кадры.

— Кого выделите из сильных молодых россиян в футболе?

— Мне нравится, что за «Динамо» начала выступать большая плеяда молодых игроков. Это, наверное, заслуга тренера. Хотя так строится весь европейский футбол: это у нас в 20 лет ты молодой, а у них — игрок основного состава.

Поэтому он [Сандро Шварц] молодец. Все говорили: «Нет молодежи». А он за полтора сезона показал, что она всё-таки есть. У «Динамо» хорошая школа, воспитывает много кадров. Понятно, что когда там были другие деньги, то преимущественно играли дорогие иностранцы. Тогда, может быть, не давали шанса и времени своим. А сейчас за полтора года Шварц доказал, что эта молодежь есть и она играет.

«Зенит» в какой-то степени сейчас — это «Бавария». В ближайшем будущем у него нет конкурентов»

— Как вам видится ситуация с конкуренцией в РПЛ? «Зенит» за последние четыре года показал себя доминирующей силой в этом отношении.

— Да, «Зенит» в какой-то степени сейчас — это «Бавария». Они могут позволить купить любого игрока, хорошо проявившего себя. Тем самым забрать сильных ребят у других команд. Наверное, в ближайшем будущем у «Зенита» нет конкурентов.

— Когда вы говорите, что «Зенит» «может позволить купить любого», то имеете в виду, что его сила — в деньгах?

— Футбол — это бизнес. Как я говорил ранее, в него играют не деньги, но хорошие футболисты. А на них надо тратиться.

— Читали последнее интервью Игоря Денисова? И слова о том, что Европа определяет настоящий уровень наших чемпионов.

— Да, тут можно провести параллели. Плюс мы переделали свой чемпионат под европейский, но все успехи на евроарене у нас были, как ни крути, при старом календаре. Если, как говорят, эту идею лоббировали все наши топ-клубы, они, получается, и обожглись на этом. Мы отдыхаем в самое лучшее время в году — а надо играть в футбол, как я считаю.

— Как вы смотрите на последние решения ФИФА и УЕФА по российскому футболу?

— Не хочу это комментировать. Не вижу смысла. Не хочу залезать в это, не зная всего происходящего внутри.

— Когда звучали слова о возможности нашего перехода в Азию, что вы думали?

— Наверное, можно искать любые пути, где мы будем иметь практику — уже не европейский, а азиатский опыт. Может быть, да. Почему бы и нет?

Но, честно, больше сейчас думаю о своей команде и о том, как мы выступим в РПЛ.

«Было бы правильно, чтобы новый стадион «Торпедо» носил имя Стрельцова»

«Торпедо» — обладатель Кубка СССР-1968. С трофеем — Эдуард Стрельцов, крайний справа — Юрий Савченко / Фото: © Из личного архива Юрия Савченко

— Давайте тогда о вашей команде — в какой зоне таблицы сможете навязать конкуренцию оппонентам?

— Середина. Считаю, это было бы достойно. Да, всем хочется бороться за медали, но надо быть реалистами: команда только вышла в РПЛ и прошла большой путь становления — практически от банкротства до стабильности в последние годы. Так что для начала надо закрепиться в этой лиге и строить команду — как сейчас строится наш новый стадион — на годы.

— Вы в одном из своих недавних интервью рассказали об интересе к тренерской деятельности. Уже начали обучение, чтобы получить лицензию?

— Да, летом буду поступать на курсы, получать лицензию. Потому что не попробовав — не поймешь. Надо узнать, как это — поменять раздевалку на тренерский мостик. Это всё же две разные профессии.

Важно понять, будет ли в итоге мне это интересно или нет. Сейчас кажется, что будет — определенные знания и опыт у меня присутствуют, желание есть. Надо пробовать.

— Разговаривал недавно с Максимом Ляпиным, он сказал, что «Торпедо» не исключает сценария, по которому вас сохранят в структуре клуба — как это было с Ребровым и Ещенко в «Спартаке». Вам приятно?

— Конечно, приятно. Будем работать. «Торпедо» — моя команда. Буду очень рад, если останусь в структуре клуба. Но прежде всего надо отпахать этот год в РПЛ — а там уже принимать какие-то решения.

— Стать главным тренером «Торпедо» — мечта?

— Если помечтать — то да, конечно. Почему бы и нет? Но если я попробую быть тренером, то, разумеется, сразу главным не стану — сначала помощником. Но если стать главным будет моей целью — то конечно.

— Вы чуть раньше сказали о новом стадионе «Торпедо». А какие главные воспоминания о старой арене на Восточной улице?

— Это мои первые игры с ЦСКА, а также именно на этом стадионе я забил свой первый мяч за молодежную сборную. Со шведами, по-моему, играли и победили.

Естественно, это история. Там играли и работали те люди, которые сделали «Торпедо» известным во всем мире клубом. Прежде всего, конечно, Эдуард Стрельцов, наша легенда. Пока еще не знаю, как будет называться новый стадион, но, думаю, было бы правильно, чтобы он носил имя Стрельцова.