Футбол

«Блаттер и Платини ангелы по сравнению с Инфантино». Эксперт по вопросам, связанным с ФИФА, — о суде в Швейцарии

«Матч ТВ» расспросил консультанта нескольких футбольных федераций Алишера Аминова о проходящем в швейцарской Беллинцоне судебном процессе над бывшими главами ФИФА и УЕФА Йозефом Блаттером и Мишелем Платини.

Экс-чиновников обвиняют в незаконном транше двух миллионов франков, якобы полученных Платини от Блаттера за «консультации».

— По каким именно вопросам экс-президент УЕФА мог консультировать ФИФА за такой гонорар?

— Все выглядит так, что консультации носили декларативный характер. Скорее всего, деньги были переведены Платини, чтобы тот не конкурировал с Блаттером на выборах в президенты ФИФА.

— Один откупился от другого?

— В понятийном смысле очень на это похоже. «Ты не выдвигаешься — я плачу».

Фото: © Личный архив Алишера Аминова

— Оба не озаботились хотя бы видимостью официального прикрытия?

— Акт выполненных работ избавил бы их от головной боли. Было несложно оформить подобное для отвода глаз, не говоря уж о цивилизованном договоре. Что лишний раз иллюстрирует деловые качества француза. Выдающийся игрок, но полный раздолбай.

Однако у высокопоставленных раздолбаев должны быть грамотные юристы, способные защитить от проблем. И такой юрист, конечно, имелся. Это Джанни Инфантино, на тот момент генсек УЕФА и правая рука Платини, которого он привел из ФИФА по рекомендации Блаттера. Мог ли Инфантино не знать о сомнительных выплатах Платини, будучи глубоко погруженным в дела обеих организаций?

— Если знал, почему не уберег?

— Интересный вопрос. Инфантино мог быть не в курсе перевода денег на личный счет Платини или, напротив, быть в курсе и ничего не предпринять, чтобы потом использовать это в своих целях.

Вообще, в нынешнем судебном процессе видны два вектора. Первый — иск ФИФА, которая считает себя обманутой на два миллиона франков. Второй — швейцарская правоохранительная система, находящаяся под подозрением из-за тайных встреч Инфантино с экс-генеральным прокурором страны Михаэлем Лаубером. Есть веское предположение, что целью этих встреч было злоупотребление полномочиями, нарушение служебной тайны и препятствие уголовному расследованию.

— А именно?

— Изначально прокуратура расследовала законность получения Россией и Катаром чемпионатов мира 2018 и 2022 годов. Якобы в рамках этого дела поступил запрос от сотрудника прокуратуры Оливера Торманна относительно двух миллионов Блаттера и Платини. В ответ он получил от бывшего генсека ФИФА Маркуса Каттнера исчерпывающий компромат, хотя занимался, по сути, другим эпизодом. Нельзя исключить, что все и затевалось ради Платини с Блаттером либо было использовано против них под удачным предлогом, причем дирижировал Инфантино.

— Что такое два миллиона в масштабах ФИФА? Копейки, люди там вертят совсем другими деньгами. Да, это нарушение, но если его раздули искусственно, возможен сговор нынешней верхушки ФИФА со швейцарской правоохранительной системой, а это куда более злостное нарушение.

Суд в Беллинцоне объективнее следствия. Сейчас туда вызываются свидетели, крайне неудобные для прокуратуры и ФИФА. Если на свет выплывет, что запросы по Блаттеру и Платини носили со стороны Инфантино заказной характер, решение суда 8 июля может быть очень громким. Не исключаю выделение этого вопроса вопросов в отдельное масштабное производство. Два миллиона по сравнению с этим гроша ломаного не стоят, все обстоятельства уместятся на листке бумаги. По Инфантино и прокурорским работникам, уверен, будут написаны целые тома.

— Как, по-вашему, поступит суд?

— Либо удовлетворится делом о двух миллионах, либо случится широкий разворот. В Швейцарии есть ребята, с которыми в свое время сотрудничал, получаю от них судебный эксклюзив, на следующей неделе что-то начнет проясняться.

Блаттер и Платини, разумеется, ни в чем не раскаялись, хотя обвиняются в мошенничестве, растрате, недобросовестном ведении бизнеса и подделке документов. Их устная договоренность насчет двух миллионов выглядит криминалом. Тем более что раньше Блаттер раньше все отрицал.

— У него было единоличное право распоряжаться такими деньгами?

— Какими-то суммами — было. Вопрос: какими? Чтобы перевести условно свыше 100 или 200 тысяч франков, требовалась санкция исполкома ФИФА и комитета по финансам. Но его возглавлял Каттнер, для которого не составляло труда протащить нужное решение. У Платини с 1998 года наслаивались консультации, премии, задержки и так далее. Но насколько законно это раскопали? Имел ли право Торманн направлять запрос в банк о счетах Платини, если француз не находился под уголовным преследованием?

— И в чем, собственно, ущерб ФИФА, который положен в основу иска? Выплаты получал не только Платини, но и члены исполкома, включая Вячеслава Колоскова. Распространенная практика в организациях такого рода. Где тут факт воровства?

— Добавляет огня ситуация с перерасходом средств при строительстве футбольного музея в Цюрихе. Адвокаты Блаттера опровергают. Но ключевая история — связь Инфантино с Торманном и Лаубером, за которой угадывается материальная подоплека. Швейцарские следователи очень ограничены в своей деятельности, они вправе работать лишь по конкретным эпизодам. Здесь же следствие сильно расширило рамки, не имея на то оснований, но имея, вероятно, личный интерес Инфантино.

По мнению ребят, которые меня информируют, последняя фаза расследования была слишком пассивной. Не исключен политический подтекст: на носу чемпионат мира, и скандал с участием Инфантино может окончательно подорвать репутацию ФИФА. Не зря он обосновался в Дохе, это может быть страховкой на случай задержания.

— Клубок интриг какой-то.

— Удивляет другое. Решение по Блаттеру и Платини примут, конечно, хотя по сравнению с Инфантино они просто ангелы. Но если не будет доведено до суда дело о связи президента ФИФА с прокурорами, это станет приговором швейцарской правоохранительной системе. Выяснится, что все эти расплодившиеся адвокатские конторы и высокооплачиваемые юристы на велосипедах существуют не для борьбы с преступностью, а чтобы покрывать друг друга, выкачивать деньги из прогнивших федераций и плести интриги в шкурных интересах. Швейцария может предстать главным гнойником международного спортивного правосудия, который надо вскрывать, чтобы показать его продажность и беспринципность.

Фото: © Личный архив Алишера Аминова

— Второй момент, искренне возмущающий, — бесхребетность и маргинальность чиновников ФИФА. Думаете, они не ориентируются в ситуации, не понимают, кто такой Инфантино? Но ни один, обратите внимание, не инициировал честное расследование внутри международной федерации. ФИФА руководит запятнавший себя человек, взошедший на трон подлым способом. Однако разбираться в этом никто не хочет, хотя оснований достаточно.

Швейцарец подмял под себя юрисдикционные органы, включая комитет ФИФА по этике. При нем развивается сильнейший подковерный конфликт между УЕФА и КОНМЕБОЛ. Пролоббированный Инфантино мадагаскарец Ахмад Ахмад довел африканскую конфедерацию до невиданных коррупционных скандалов и деградации. В Азии тоже нет главенства законности, управление идет по понятиям.

Следующие выборы главы ФИФА в 2023 году, но уже сейчас в национальные ассоциации рассылаются анкеты с просьбой назвать лучшего кандидата и совершаются звонки в поддержку Инфантино. Занимается этим генсек ФИФА, картонная фигура и марионетка Фатма Самура. Такого безобразия не было ни при Авеланже, ни при Блаттере. Но ни один член ФИФА, включая европейцев, не поставил вопрос о соответствии Инфантино занимаемой должности. Организация сползает по наклонной плоскости, затеваются странные проекты вроде чемпионата мира раз в два года, а все ждут, что грязную работу возьмет на себя кто-то другой. Швейцарский суд, например.

— В мировом футболе нет сил, способных объединиться?

— Бываю в разных странах, на днях вернулся из Таджикистана. Региональные футбольные силы смотрят на все это как на далекую Луну. Что происходит в Цюрихе, им неведомо. Приезжают голосовать — все уже решено. Президент Азиатской конфедерации Салман Аль-Халифа подстраивается под богатых саудовцев, договаривается с узбеками или кувейтцами, ориентируется на мусульманские страны, ему не до глобальных проблем. Японцы и австралийцы, заинтересованные в реформах, понимают: у них никогда не будет большинства голосов по ключевым вопросам.