Футбол

Гендир «Локо» Леонченко: «Было 500 сотрудников, стало — 200 (всего 5 граждан Германии). Стратегия принята вовремя»

Большое интервью о «Локомотиве»: поддержка РЖД, бюджет на сезон, новый тренерский штаб, трансферы, легионеры, академия, «Казанка».

Генеральный директор «Локомотива» Владимира Леонченко дал большое интервью «Матч ТВ» по итогам сезона: 

  • Много подробностей об оптимизации в клубе и новом курсе (затраты на заплаты игроков сократились на четверть)
  • «Казанку» закроют? Скорее всего, да (аргументы) 
  • Будущее Лоськова и Пашинина: тренерам предложили работу в клубе с молодежью (главными в первой команде их пока не видят) 
  • Ситуация с легионерами в «Локомотиве» (вообще все должны остаться) 
  • О Кубке Лиги и перспективах турнира («Локо» поддерживает) 
  • Реакция на критику бывших боссов клуба 
  • «Принципиальная позиция «Локомотива» по отказу от завышенных трансферов не вызывает одобрения у многих в футбольном бизнесе» 
  • Условия расторжения с Рангником 
  • Бюджет на следующий сезон подтвержден РЖД: «Стоит задача развить клуб, а не закрыть его»
  • Комментарий по возращению Алексея Миранчука и многое другое 
Открыть видео

— «Локо» закончил сезон на 6-м месте. Как оцените этот результат?

— Тяжелейший сезон: перестройка команды, трансформация клуба, новые обстоятельства для всего российского футбола. Мы очень благодарны болельщикам, которые поддерживали нас на протяжении всего сезона. Уверен, следующий год будет лучше, для этого созданы все условия: клуб укомплектован качественными игроками, образован спортивный блок. Процесс трансформации практически завершен. Можно сказать, что сезон был переходным, мы работаем полтора года по заданию нашего акционера РЖД и создаем современный клуб, включая академию.

Мы осознанно отказались от завышенных и нерыночных заработных плат, омолодили состав за счет воспитанников академии. Также мы отказались от дорогостоящих трансферов, но самое главное, что у нас играют футболисты, которые хотят развиваться вместе с клубом.

— 6-е место для переходного сезона — это успех? Можно ли говорить, что фундамент заложен?

— Заложен фундамент прежде всего с точки зрения перестройки команды и с тех позиций, на которых клуб находился год назад. В декабре 2020 года в клубе работало больше 500 человек, при этом отсутствовали ключевые направления деятельности. Не было спортивного блока, мы его создали. Он включает:

  • селекционный отдел, он ведет поиски и отбор игроков вне зависимости от агентов;
  • аналитический отдел для анализа матчей соперников и особенности игры;
  • отдел по развитию атлетов, который следит за функциональным состоянием игроков и правильным питанием.

Если вы посмотрите на весеннюю часть сезона, то у «Локомотива» не было травм, не связанных с контактными ситуациями. Все это говорит о том, что фундамент заложен.

Конечно, мы могли бы быть выше в турнирной таблице, но с учетом перечисленных событий… Они беспрецедентны для российского футбола. Произошла очень большая перестройка.

— Было 500 сотрудников в клубе. Стало?

— Мы проанализировали лучшие практики успешных клубов и численность сотрудников там в районе 150 человек. Сейчас в «Локомотиве» работает 200 человек, и мы продолжаем оптимизацию.

— Лучшие практики — это система «Ред Булла»?

— В прошлом году клуб окружали многочисленные мифы: «Ред Булл» — один из них. Занимаясь стратегией, мы изучили различные практики клубов, есть разные модели деятельности, в том числе «Ред Булл», но «Локомотив» опирается на свои сильные стороны и придерживается тех возможностей, какие есть у нас.

— Вы имеете в виду, что «Ред Булл» опирается в первую очередь на селекцию, а «Локомотив» — на академию?

— У нас нет другого выхода, кроме как делать ставку на молодых игроков, преимущественно российских, и хотелось бы, чтобы большинство из них было из нашей академии. Зарубежные клубы — это другая рыночная система, другие взаимоотношения, тот же «РБ» имеет несколько клубов на разных континентах. Мы ориентируемся на наш рынок и возможности для успешной конкуренции.

Владимир Леонченко и Томас Цорн / Фото: © ФК «Локомотив»

— Мы можем проговорить, как сейчас устроена структура управления «Локомотива»? Взаимодействие между тренерским штабом, спортивным блоком, руководством.

— Мы поменяли оргструктуру. Спортивный блок теперь один из важнейших, он взаимодействует с тренерским штабом, они работают как единый механизм, при этом каждый занят своим делом.

— Как происходит коммуникация со спортивным блоком, вы можете контролировать работу Томаса Цорна?

— Спортивный блок не может работать независимо от любой другой части клуба. Это и коммерческий блок, маркетинг и коммуникации, офис, который обеспечивает жизнедеятельность в этих направлениях. Всех больше всего интересуют трансферы, а как они происходят? Есть планирование, регулярная работа, позиции для усиления и экономическая составляющая. Все со всеми взаимодействуют, и это нормальная работа современного футбольного клуба.

— И есть полное доверие?

— Давайте на примере: если главный тренер работает, значит, есть доверие, когда его увольняют, значит, доверие пропадает.

— Можно сказать, что в следующем сезоне будет сделана ставка на Комппера? Он дал гарантии, что останется?

— Решение по главному тренеру мы примем чуть позже, но Марвин совершенно точно останется с командой.

— Он не будет главным тренером? Таков посыл?

— Все знают, что у Марвина на сегодняшний момент нет необходимой лицензии, но мы очень на него рассчитываем, потому что видим большой потенциал и профессиональную перспективу.

— Но сейчас именно он главный тренер, все это понимают.

— Сезон завершал Заур Хапов в качестве главного тренера.

— Уже сформулированы задачи на следующий сезон?

— Цели определены стратегией: помимо спортивных результатов — наш клуб должен стремиться к самым высоким местам — крайне важно развивать игроков. Когда будут развиваться игроки, нашу деятельность можно будет считать успешной.

— Исходя из текущих реалий стратегия нуждается в корректировке, не так ли?

— На мой взгляд, не нуждается, она была вовремя принята. Иного пути, кроме ставки на молодых футболистов, у «Локомотива» нет. Хотелось бы обратить внимание, что эту стратегию очень активно обсуждают в прессе и соцсетях, однако ее мало кто читал.

— Некоторые, думаю, все-таки читали.

— Могу точно сказать, что принципиальная позиция «Локомотива» по отказу от завышенных трансферов у многих в футбольном бизнесе не вызывает одобрения. Но мы будем и в дальнейшем ее придерживаться.

— Клуб ориентируется на молодежь, но закрывает «Казанку», которая, кажется, не требует больших расходов. В этом нет противоречия?

— Речь идет не о закрытии «Казанки», а о создании успешной модели подготовки резерва. Она определяется уровнем соревнований, в которых участвуют молодые футболисты, их мотивацией, а главное — временем перехода от академии к главной команде. У нас практически полностью пересекаются по возрастам молодежка и «Казанка». Мы обновили «Казанку» в этом сезоне, но футболисты попадают в основной состав практически напрямую из молодежки. Недавний пример — Карпукас, он не провел даже сезона в «Казанке», но уже сыграл несколько матчей в основе. Наша задача сделать так, чтобы этот путь был качественнее и короче.

Хочу отметить интересный и уже удачный проект РФС по созданию ЮФЛ. Наш 2005 год выиграл ЮФЛ-2, молодежный состав занял третье место. Мы видим перспективу у этих ребят, они могут оказаться в основе в ближайший год.

— Суть реорганизации в том, что вы закрываете «Казанку», оставляя только молодежную команду и старшие возраста академии, правильно?

— РФС утвердил формат сезона РПЛ, но мы ждем решения по молодежному первенству, в каком виде оно будет. После этого мы примем окончательное решение.

— Официально: «Локомотив» пока не закрывает «Казанку»?

— «Казанка» играет, но мы с трудом набираем ребят в заявку.

— М-Лига — не старше 19 лет, ЮФЛ — еще младше. Вы не боитесь потерять ребят, которые перерастут эти турниры по возрасту, но еще не будут готовы к основе?

— Понимаю ваш вопрос, и мы бы хотели, чтобы возраст «джокера» был увеличен, это добавило бы конкуренции в молодежном первенстве. Благодаря трансляциям все увидели, что это уже не юношеский футбол, а вполне близкий к взрослому. Мы смотрим показатели, сравниваем по двигательной активности. Это как раз то направление, которое мы бы хотели видеть, чтобы игроки подходили готовыми к основе. Все меры от клуба направлены только на улучшение этой системы, никак иначе.

Ребятам, кто перерос «Казанку» и не попал в основу из-за конкуренции, лучше будет в аренде в клубе премьер-лиги или ФНЛ.

— Уровень М-Лиги скромнее, чем у «Казанки» в ПФЛ и тем более в ФНЛ. Вы не боитесь начать терять игроков?

— Нет, мы делаем так, чтобы им было интереснее в «Локомотиве». Главный рычаг и стимул — давать ребятам возможность проявить себя в основном составе. В прошедшем сезоне начали много играть Худяков, Петров, Бабкин, Карпукас. Партнеры это видят. Каждый выпускник академии хочет играть в основе, а не во второй команде.

— Модель фарм-клубов не нужна в России? Учитывая, что и «Спартак» принимает такое же решение.

— Это все индивидуальные истории. Если оценивать работу «Краснодара», то им фарм-клуб очень помог, весной они справились без легионеров. На мой взгляд, в ФНЛ другие задачи, не столько подготовка футболиста. У фарм-клуба есть преимущество — игровая практика, но важен уровень, поля, соперник. Не надо забывать, что очень сложно совмещать календарь основы и второго дивизиона. То есть наши футболисты, которые находятся с основной, не всегда могут сыграть за «Казанку». Есть плюсы и минусы, мы выберем лучший вариант.

— Финансовые затраты — это аргумент за закрытие «Казанки»?

— Некорректно так говорить, поскольку мы не сокращаем бюджет клуба, мы диверсифицируем расходы. У нас общий бюджет на весь клуб, и по каждому направлению мы обязаны обеспечить достойное функционирование и финансирование.

Дмитрий Лоськов / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

— Какой сейчас статус в клубе у Лоськова и Пашинина?

— Идут переговоры, пока решения нет. Мы хотели задействовать их в подготовке ближайшего резерва для основной команды. У них свое видение. Чем закончатся переговоры, не знаю, это двусторонний процесс. Но я бы обратил внимание, что в российском и зарубежном футболе нет прямой взаимосвязи между знаменитыми футболистами клуба и их тренерской карьерой.

Если у кого-то есть желание быть главным тренером, надо думать о самостоятельной работе, потому что это абсолютно другая профессия и совершенно другой уровень ответственности.

— Подготовка ближайшего резерва — это тренер академии или что-то поинтереснее?

— Есть разные функции, в том числе тренеры по индивидуальной работе с игроками. Много говорится, что футболисты из академии приходят не до конца обученными. Наша задача, чтобы выпускники имели максимально высокий уровень подготовки.

— Предложение Лоськову возглавить «Казанку» в апреле — странное, согласны? Учитывая планы по сворачиванию проекта.

— Никто не делал этого предложения. Не понимаю этих слухов. Только они и мы знаем, какое на самом деле было сделано предложение.

— Лоськову и Пашинину не предлагали возглавить «Казанку», вы опровергаете эту информацию?

— Мы не могли делать таких предложений, поскольку мы заканчиваем сезон и у нас есть тренеры по всем командам. 

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Ваше отношение к бану нашего футбола?

— Это решение международных инстанций, на которое мы не можем повлиять.

— А личное отношение?

— Думаю о том, как из этого положения выходить.

— И как? Есть понимание?

— Конечно, есть. Утверждено, что в следующем сезоне будет 16 команд в РПЛ. Нам интересно предложение об организации Кубка Лиги, «Локомотив» вошел в рабочую группу по созданию турнира.

— Кто еще в этой рабочей группе помимо «Локомотива» и «Динамо»?

— В основном это ведущие клубы.

— Чем именно этот турнир привлекателен?

— Предложен интересный и необычный формат. Сохраняя структуру РПЛ, мы можем экспериментировать и получить новый яркий турнир. Думаю, он будет интересен болельщикам. Надеемся на внимание ТВ и спонсоров.

Клубы из России, которые попадали в еврокубки, сталкивались со сложностями, приходилось играть очень часто. «Локомотив» тоже постоянно с этим сталкивался. Чтобы российский футбол вышел на новый уровень, мы должны привыкнуть к этим нагрузкам, дать привыкнуть к ним нашим игрокам.

Плюс здесь можно будет проводить ротацию, использовать молодых футболистов, наигрывать их. Я вижу в этом только плюсы, я не вижу в этом снижения зрелищности.

— Не будет дублирование Кубка России? Мы же понимаем, что это конфликт интересов.

— Не вижу конфликта, поскольку в Кубке России представлены абсолютно все профессиональные клубы. Это свои традиции, своя истории, реформы последнего сезона прибавили интереса и зрелищности, мы видим невероятный ажиотаж вокруг финала.

— Есть подтвержденные финансовые гарантии от спонсоров? Это ключевой фактор для всего проекта.

— Полагаю, в ближайшее время будет понятно. Конкретнее говорить об этом можно будет после того, как рабочая группа начнет действовать.

— Вы готовы к серьезному противодействию РФС? Насколько я понимаю, им этот турнир не нужен.

— Мы в хорошем контакте, что видно по развитию ЮФЛ, М-лиги, женского футбола. Если мы найдем вариант, который устроит всех и будет на благо российского футбола, то никаких противоречий не возникнет.

— Если не Кубок Лиги, то что? Есть какой-то альтернативный вариант заполнить выпадающие матчи?

— Мне кажется, что это оптимальный вариант.

— Предложение «Спартака» по разделению лиги на две восьмерки не рассматривается?

— Мы очень детально обсуждали это 1,5 года назад в том числе с компанией-разработчиком [Hypercube], изучали другие форматы, но они были проработаны с учетом еврокубков. Но сегодня еврокубков нет, эти даты логичнее использовать для другого турнира.

— Это было бы зрелищнее?

— У меня нет переживаний за зрелищность нашего футбола. 

— Вы рады, что лигу не расширили? «Локомотив» изначально выступал за сохранение формата.

— Я рад, что было принято решение не менять регламент по ходу сезона. Все клубы находятся в равных условиях, решения, принятые перед сезоном, должны соблюдаться.

— Расширение на сезон-2023/24. Ваше отношение?

— Пока мы не начали сезон-2022/23, это можно обсуждать. Но нужно понимать, удастся ли нам провести Кубок Лиги, какая ситуация будет через год. Пока это никто не обсуждает.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Минимум сезон без еврокубков. Как это отразится на клубе?

— Это важный вопрос. Мы пересмотрели подход к формированию бюджета: в случае поступления этих доходов они должны идти на развитие, а не на покрытие операционных расходов. Тогда у нас возникает маневр для усиления состава, если мы выходим в еврокубки.

Клуб не может рисковать платежеспособностью, закладывая эти доходы в бюджет.

— Легионеры действительно останутся? Их сложнее удерживать после бана в еврокубках?

— Это и для наших ребят большая проблема, не только для легионеров, ведь у всех есть мотивация сыграть в еврокубках, колоссальная мотивация. Мы благодарны всем нашим футболистам за понимание ситуации. 

Что касается отъезда, то лига остается интересной для иностранных футболистов. «Локомотив» в данной ситуации может им предложить не просто игровую практику, а игровую практику в одном из лучших клубов страны. 

Что касается финансов, то законодательство РФ позволяет иностранцам спокойно работать и переводить средства своим семьям. В этом плане все стабильно.

— «Локомотив» не планирует урезать им зарплату? Все обязательства будут выполнены?

— «Локомотив» выполняет свои обязательства перед игроками. Когда я говорю, что мы отказались от завышенных нерыночных зарплат, то имею в виду значительное сокращение ФОТ основной команды, примерно на 25 процентов. 

— Изидор и Бека-Бека вызваны в молодежную сборную Франции. Они не рискуют угробить свою карьеру, оставаясь в РПЛ?

— Период в «Локомотиве» развил их карьеру, тот же Изидор не получал доверия в «Монако», а тут ему доверяют тренер, партнеры. Если их приглашают в сборную Франции, то, значит, все идет хорошо, к ним есть интерес.

— Молодежная сборная Франции — это хорошая реклама, у них будут предложения, учитывая, что они еще и находятся в России. У клуба есть шансы их сохранить?

— Они сами заявляли, что хотят остаться в «Локомотиве», добиться с ним спортивного успеха.

— Все легионеры готовы остаться?

— Да, они подчеркивают это публично.

— И в офисе клуба они подтверждают эту позицию?

— Да, у нас хорошая ситуация по всем игрокам.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ

— Насколько РЖД готовы продолжать поддерживать «Локомотив»?

— РЖД — наш акционер, финансирование на следующий сезон подтверждено. Процесс оптимизации идет — это перераспределение денежных потоков. Перед нами стоит задача увеличения коммерческих доходов клуба, мы их подняли в прошлом году в два раза за счет привлечения независимых спонсоров. У нас появился новый беттинговый партнер, банк, поставщик воды. Мы продолжим двигаться в этом направлении, а также повышать качество в работе маркетинга и коммуникаций.

У нас теперь новый сайт, программа лояльности, мы стали больше общаться с прессой. Мы работаем над увеличением аудитории болельщиков клуба, их вовлеченности, что непременно приведет к новым спонсорским контрактам. 

— РЖД подтверждает финансирование на том же уровне?

— Я не могу раскрывать детали контракта, но хочу подчеркнуть, что РЖД — не просто спонсор, а владелец клуба. Менеджмент работает над тем, чтобы выполнять поставленные руководством РЖД задачи, а именно — достижение спортивных результатов, коммерческих доходов и создание благоприятных условий для наших болельщиков. РЖД ставит задачу развивать клуб, а не закрыть его. 

— Есть ли угроза закрытия «Локомотива»? Если по бухгалтерии, то у клуба объем займов почти в два раза превышает объем краткосрочных оборотных активов.

— Некорректная информация, на нее нельзя опираться. Открытая бухгалтерская отчетность — это не тот инструмент, по которому можно анализировать деятельность любой организации, тем более если речь идет о футбольном клубе.

Необходимо иметь доступ к управленческой отчетности, финансовому плану, учитывать взаимоотношения со спонсорами и партнерами. Только тогда можно делать выводы.

— Данные про рост зарплат за 2021 год — тоже вопрос интерпретации?

— Это точные данные. ФОТ складывается из футболистов и сотрудников клуба. У нас было больше 500 сотрудников, неигравшие футболисты с большими зарплатами, дорогостоящие игроки в аренде, которым мы тоже были вынуждены платить. Мы приводили численность сотрудников к нормальному показателю для успешных клубов и решили не растягивать этот процесс надолго, сделать все за один сезон. Расторжение проходило в соответствии с договорами и российским законодательством. Рост связан именно с расторжением договоров, итоги оптимизации отразятся в отчетности 2022 года.

— Долговая нагрузка, кредиты не создают зависимость клуба от банка ВТБ?

— Это обычный инструмент для любой организации, «Локомотив» его использует с 2017 года для недопустимости кассовых разрывов. В прошлом году мы также прибегли к этому инструменту. Долговая нагрузка допустима, в этом нет угрозы финансовой устойчивости клуба, но мы хотим ее снижать. Это одна из основных задач, стоящая перед финансовым блоком.

— Остаются ресурсы на летнюю селекцию?

— По информации от спортивного блока могу судить, что наш состав укомплектован. Возможны минимальные изменения, но подобной перестройки, как в прошлом году, не произойдет. Футболисты, которые уже приглашены и играют, должны начать показывать ожидаемый результат.

— Точечная история — это 1-2 позиции?

— Подробнее об этом будет говорить спортивный директор, глобально — да. 

— Возвращение Алексея Миранчука возможно?

— Мы хорошо относимся к нему, его любят наши болельщики, очень качественный игрок, но его кандидатуру со спортивным блоком не обсуждали.

— Какая позиция у «Локо» по возможному переходу Дмитрия Баринова в европейский клуб?

— Дмитрий действительно является одним из ключевых наших футболистов. Если ему поступит предложение, которое его заинтересует и будет соответствовать нашим интересам, то мы готовы его рассматривать. На сегодняшний день такого предложения нет. 

— Ральф Рангник оставил контакт с клубом? Возможно, по-прежнему консультирует по каким-то моментам?

— Формального отношения к «Локомотиву» он сейчас не имеет. Мы расстались на хорошей ноте. Хотелось бы прояснить ситуацию, которая активно обсуждалась. Ральф Рангник был штатным сотрудником клуба, работал директором по спорту, получал ежемесячный должностной оклад. Когда штатный сотрудник увольняется, происходит стандартное расторжение трудового договора.

— Выплатили компенсацию?

— Нет, почему? Наоборот — без выплаты какой-либо компенсации, по обоюдному согласию. Спрашивали: получили ли мы за него компенсацию от «МЮ»? Нет, компенсацию можно получить только за игрока или тренера.

Ральф Рангник / Фото: © РИА Новости / Евгений Одиноков

— Насколько правдив тезис, что академия «Локо» находится в кризисе?

— Мы все время касаемся мифов, слухов, постоянных вбросов, в том числе о том, что академия в кризисе. Четыре игрока академии в основном составе за год! Лимит позволял играть восьми иностранным футболистам в стартовом составе, но мы не всегда его использовали полностью, на поле всегда было 4-6 воспитанников академии. Это лучший ответ на слухи о том, что академия в кризисе. В ЮФЛ-2 наша команда сделала хороший результат, молодежная команда — 3-е место. Академия работает, более того, создано полноценное женское отделение, если в прошлом году к основной команде добавились молодежная и юношеская, то в этом еще 3 команды в возрасте от 8 до 14 лет. 

— Почему закрыли общеобразовательную школу?

— Это связано с тем, что мы хотим воспитывать не просто футболистов, а полноценных людей, которые не замкнуты в треугольнике между интернатом, школой и полем. Мы заключили соглашение с хорошей общеобразовательной школой, где учатся наши ребята. Они общаются со своими сверстниками, в классе появились и девочки, что очень важно для молодых людей.

— Разговоры о том, что существуют проблемы с инфраструктурой, нехватка полей — это миф?

 — Это не миф, а данность, с которой мы столкнулись. Мы ставим перед собой задачу — развитие футбольной инфраструктуры в Черкизове. Сейчас завершаем реконструкцию тренировочной базы в Баковке, где пройдут летние сборы команды. Там созданы все условия. Дальше смотрим на то, что мы можем сделать, чтобы увеличить количество полей и условия качественных тренировок команд наших академий. Все тренеры у нас также работают, вопреки многочисленным слухам.

— Эту повестку часто комментируют люди, в прошлом работавшие в клубе, — Геркус, Смородская, Наумов.

— Когда нас критикуют за проигранные матчи, это понятно. Но когда дают непрофессиональные оценки о деятельности клуба, это выглядит просто смешно.

Сложилась странная «традиция», когда бывшие руководители клуба критикуют нынешнее руководство, потом руководителя увольняют, и он присоединяется к коллегам и начинает критиковать преемника. Давайте прекратим эту традицию, это точно не красит кого-либо с профессиональной стороны и наносит вред имиджу клуба.

— На вас это давит?

— Нет, абсолютно.

— После завершения работы присоединитесь к коллегам?

— Нет, конечно.

— Много говорили об агентских играх внутри академии.

— Задача, которую мы практически выполнили, — любой футболист может вырасти от академии до основного состава, критерий его оценки один: профессионализм, показатели на футбольном поле. Наличие того или иного агента не является преимуществом для роста внутри «Локо».

— Министерство спорта одобрило новый лимит: 13+12. Как оцените это решение?

— Могу сказать, что и при прежнем лимите мы прекрасно справлялись, на поле стабильно появляются наши воспитанники. В данный момент это не самый важный вопрос, который нас волнует.

Снятие ограничений для конкуренции — лучший вариант. Важный момент в новом лимите, что увеличивается требование к своим футболистам, у некоторых клубов таких игроков нет, не все клубы занимались своими воспитанниками. «Локо» это традиционно делал.

— Новый лимит — это надежда, что мы вернемся в европейский футбол?

— Когда мы вернемся в европейский футбол, мы должны иметь большое количество качественных российских игроков. Вопрос лимита не должен нас волновать, чтобы наши футболисты могли конкурировать на равных с зарубежными.

— Мы можем вернуться в европейский футбол с более сильной молодежью?

— Уверен. Наш клуб будет делать все для этого.

Фото: © Денис Бушковский / Матч ТВ 

— Как сейчас обстоят дела с реконструкцией «РЖД Арены»?

— Нас интересует не только «РЖД Арена», но и все пространство в Черкизове, которое относится к стадиону. Мы еще год назад этот вопрос изучили, пока информации о реконструкции арены нет. Мы в плановом режиме занимаемся устранением недостатков, которые существуют сейчас, чтобы болельщикам и футболистам было комфортно.

— Насколько необходима реконструкция в принципе?

— Вопрос больше технический. Знаем, что болельщики не всегда чувствуют себя уютно. Особенно когда холодно, стадион продуваемый. С футбольной точки зрения я люблю этот стадион, был на каждой его точке, здесь очень комфортно смотреть матчи.

— Есть дедлайн по реконструкции? Условно, 10-15 лет?

— Были моменты, которые мы устранили в плановом режиме, критического ничего нет. Стадион получил лицензию, как и клуб, на следующий сезон.

— Гилерме после последнего домашнего матча просил болельщиков понять, что в клубе новый проект. Этот проект еще немецкий или уже нет?

— Думаю, Гилерме говорил об изменениях, курс на которые мы взяли полтора года назад. А что касается немецкого проекта, у нас в клубе работает 200 человек, и только пятеро из них граждане Германии. «Локомотив» — это российский футбольный клуб, клуб с большой историей, наследием и победными традициями. Это большая ответственность, ее осознает каждый игрок и сотрудник клуба.