Футбол

«Еще 15 лет назад чувствовал, как в Европе относятся к русским — с недоверием и предубеждением». Интервью лучшего арбитра России-2008

Игорь Захаров — о продаже квартиры из-за лечения, проблемах судейства и жизни в России.

Игорь Захаров — один из самых ярких арбитров своего времени. Пошел судить после 14 лет карьеры футболиста (играл в том числе за такие клубы, как «Зенит», «Крылья», «СКА-Хабаровск»), не боялся отвечать Титову на оскорбления в интервью, в шутку показывал желтую карточку выбежавшей на поле собаке.

За шесть лет Захаров добрался до статуса арбитра ФИФА (что очень быстро — к примеру, Сергей Карасев 5 лет судил только в ПФЛ), а в 2008-м был признан лучшим арбитром России. Но следующий сезон уже не смог отработать — ушел по состоянию здоровья. После чего началась череда серьезных и дорогих операций. С темы непростой жизни судей-ветеранов мы начали разговор.

Главное из интервью:

  • Захаров поменял уже два тазобедренных сустава. Из-за этого пришлось оформлять инвалидность и продавать квартиру
  • Почему закрываются региональные судейские школы. На примере калужской школы Захарова
  • Как из Испании было привезено прозвище Сергея Карасева
  • Что делает наше судейство хуже
  • Еще 15 лет назад Захаров понимал, что в Европе к русским относятся с недоверием
  • Проверка судей на полиграфе — унижение личности
  • VAR в мире сделал футбол чище, а у нас стало больше скандалов. Дело в квалификации
  • Предвзято ли судят «Спартак», который много апеллирует к судейству

Смена тазобедренных суставов, размер пенсии и проданная квартира

— Чем сейчас занимаетесь?

— В основном здоровьем. Восстанавливаюсь после очередной операции по замене тазобедренного сустава, уже второго. Слава богу, их всего два (смеется). Восстановление идет тяжело.

Карьеру я завершил из-за проблем со спиной (сразу после сезона-2008, в котором был признан лучшим арбитром России. — «Матч ТВ»). Работал на износ. Если учитывать количество игр, которое я провел — и как футболист, и как судья, — то получится больше, чем у Мальдини. 14 лет играл в футбол, 11 лет судил.

Был момент, когда 8 игр в месяц мог отработать, плюс перелеты, переезды. Помню, три дерби за неделю отсудил в Москве. Тогда в РПЛ было шесть московских клубов — еще «Торпедо» и «Москва» играли. Клубы хотели, чтобы их судил Захаров. Я из гостиницы неделю не выходил, жена мне чистую одежду приносила. К третьему дерби от усталости с трудом понимал, кто в какой форме играет.

После карьеры столкнулся с массой проблем, связанных с восстановлением здоровья. Пришлось сделать несколько операций, причем в основном платных. Разве что вторую замену сустава делал бесплатно — по квоте. Но нужно было два года в очереди ожидать. Очень благодарен РФС и Сергею Анохину (глава федерации футбола Москвы. — «Матч ТВ») за помощь — отправили письмо на имя главного врача боткинской больницы. Ответ пришел быстро: «За заслуги перед спортом — приходите в любое время».

Сейчас решил переехать в Подмосковье — свежий воздух, хозяйство, собака. Хочется, конечно, что-то сделать для футбола, но сначала нужно окончательно восстановить здоровье.

— Много средств ушло на лечение?

— Много: только сам искусственный сустав стоит порядка 200 тысяч рублей, плюс хороший наркоз, сама операция и уход после операции тоже немалых денег требуют. Можно, конечно, стараться на всем этом экономить, но тогда потом столкнешься с другими проблемами.

Да и восстановление проходит очень тяжело, особенно тяжело было после первой операции. После второй — два месяца на костылях, затем постепенно пробуешь нормально ходить. Специальная лечебная физкультура, лекарства — это все тоже необходимо, и это дополнительные траты. Радует, что есть бесплатные поездки в санаторий от соцзащиты (в прошлом году ездил в Крым и Анапу).

— За помощью в лечении еще обращались к кому-то?

— Обращался. Даже в «Зенит» обращался, но мне ответили: «Игорь Николаевич, вы мало игр сыграли в нашей команде, а у нас ветеранов много». К частным лицам обращался. Серьезные люди, некоторые помогли, но не буду говорить фамилии. А потом я уже постепенно вник в систему нашей медицины. Понял, как надо делать квоты, оформлять пенсию по инвалидности.

Теперь имею инвалидность, но ее нужно каждый год доказывать. Не понимаю, зачем доказывать очевидный профессиональным врачам факт невозможности продолжать полноценную трудовую деятельность после всех операций. А некоторые люди вообще приезжают на колясках, сидят в очередях, чтобы доказать свою инвалидность. Я нашу страну хоть и безумно люблю, но признаю — есть и абсурдные вещи. Особенно в медицине.

— Пенсия больше стала?

— Немного повысили — тысячи на две. Сейчас 23 тысячи рублей. При том что у меня стаж сумасшедший, я с 16 лет профессионально играл в футбол. Честно, не знаю, как люди на пенсию живут. Стараюсь перестраиваться, уменьшать расходы. Спокойно к этому отношусь. Очень надеюсь, что это временно — восстановлюсь и смогу снова работать.

Игорь Захаров / Фото: © ФК «Крылья Советов» 

— В 2018-м вы хотели продавать квартиру из-за всех операций. Продали в итоге?

— Да, ту квартиру продал и купил поменьше. Вырученные от продажи деньги ушли на лечение.

Но вообще, переходный период после судейства — тяжелый момент. Многие же просто пропадают, и на них все плюют. Ну, закончил — отдыхай, кому ты нужен? Раньше еще как-то встречались на турнире имени Латышева. Все приезжали — литовцы, белорусы, украинцы, все. После турнира общались, обменивались впечатлениями. Это было правильно. А сейчас [про бывших судей] — забыли. Единственное, что сейчас делает Коллегия футбольных арбитров, это поздравляет с днем рождения и сообщает, когда человека не стало. Все.

Была идея это как-то исправить. Обращался в совет действующих судей — и предложил создать общественный фонд для ветеранов. Там все просто было: арбитры скидывались бы по 1 проценту от заработка в фонд, а из него в зависимости от проведенных игр и заслуг распределялись бы пенсии. Чтобы хоть какая-то помощь была. Потому что сейчас смотрю на некоторых ветеранов (их не так много осталось), для них 10 тысяч рублей прибавки к государственной пенсии — это серьезные деньги. Но идею не поддержали тогда.

Почему закрываются судейские школы в регионах, прозвище Карасева из Испании, бардак в судействе

— У вас была судейская школа в Калуге. Как сейчас?

— Закрылась. На сайте РФС, по-моему, она до сих пор висит, хотя уже и не работает. Уверен, что больше половины школ, которые указаны, фикция. Потому что финансирования не было! Люди в минус себе этим занимались, по сути. Зарплаты не было, форму судьям самим приходилось доставать.

Все было на чистом энтузиазме. И на периферии везде так, это в Москве и Петербурге есть спонсорство, тем, кто обучает судей, платят зарплату, помогают с арендой стадиона и других помещений. В регионах все иначе.

У меня были хорошие отношения с губернатором Анатолием Артамоновым, поэтому нам хотя бы аренду сделали бесплатной. Результаты были неплохими — порядка 70 человек выпустились. Один — Евгений Кукуляк — дошел до РПЛ. Очень способный парень. Другие судят в ФНЛ, втором дивизионе.

Но долго в таком формате, без помощи, работать невозможно. РФС должен был перечислять на школы хоть какие-то средства, но этого не происходило. Потому что те иностранные специалисты, которые приезжали руководить судейством, занимались только РПЛ. А низшие лиги — это колоссальная нагрузка! Знаю, о чем говорю. Занимался вторым дивизионом и женским футболом.

Сергей Карасев / Фото: © РИА Новости / Александр Гальперин

— Карасев ныне лучший арбитр РПЛ, вы пересекались с ним молодым.

— Даже в свое время приложил руку к его прозвищу — Small Коллина. Это было на первой заграничной поездке Сергея — в Испанию. Тогда Юрий Авдеев, председатель московской коллегии арбитров, спросил: «Кого самого перспективного возьмешь на турнир?» Назвал Карасева. Он тогда только третью лигу судил, но я всем говорил: «Увидите, будет судья».

В Испании Карасев судил самых младших, [Алексей] Николаев — средних, а я — старших. А Коллина тогда был на пике, лучший. И на матче Сергея кто-то из итальянцев с трибун крикнул: «О, Small Коллина». Мы с Лешей Николаевым услышали и привезли эту кличку в Россию. В узких кругах его так и называют сейчас. Вообще, очень рад за него, что он достиг таких высот. Считаю, это большой успех.

А лучшим арбитром в последние годы в России считаю Влада Безбородова. Это мое мнение. Многим нужно на него равняться.

— Карасев из-за политической ситуации рискует пропустить ЧМ. Как к этому относитесь?

— Конечно, это несправедливо. Что за бред? При чем здесь спорт! Знаю, что Настю Пустовойтову по этой же причине не взяли на Евро. Думаю, для ребят это очень обидно.

Кстати, также было очень обидно за наших паралимпийцев. Был рад, что организовали собственные соревнования. Смотрел по ТВ, как их Путин награждал, как они счастливы были. Пригласили белорусов, киргизов, армян и представителей других стран, всех наградили. Причем, как я понял, вознаграждение платили по мировым масштабам. Это очень важно — не принижать значимость победы.

— Что делает наше судейство хуже? Ключевые пункты.

— Прежде всего отбор. Многие региональные школы сейчас не работают. Раньше было наставничество (опытный арбитр, закончивший карьеру, помогал молодым из низших лиг), но сейчас оно есть только на бумаге. Это не поощряется никак. Кто будет бесплатно работать?

В Москве есть возможности, но пока это вообще болезненная тема. При всех ресурсах — финансах, количестве соревнований всех уровней, школ, преподавателей — сколько новый судей для РПЛ вышло? Ни одного не вижу готового, честно. Да, Карасев из Москвы, но он еще в мое время судил. Я про новое поколение. Поэтому нет конкуренции, нет преемственности. Взять ФНЛ — не вижу там ни одного арбитра, который бы потенциально мог усилить РПЛ. Ни одного.

То, что происходит, абсолютный бардак. Отсюда и результаты. Если взять статистику за последние пять лет, в каждом туре в среднем не меньше трех ключевых ошибок. На восемь игр! Крайней редко бывает, что тур прошел хорошо, без явных скандалов. Очевидно, стало меньше арбитров, на которых можно положиться в матчах повышенного риска. Это плохо. Значит, люди не прогрессируют.

Не знаю, чем все эти годы занимались иностранные специалисты в руководстве судей. Понимаю, что они приезжают и занимаются только арбитрами РПЛ. На всю систему у них нет времени. Непонятно, за что им платят такие серьезные деньги. Попробуй нашему специалисту такую зарплату дать, сразу же скандал будет. А тут все молчат. Также уверен, что иностранцы не знают нашего менталитета. Думают, что наши судьи такие же, как европейцы. Знаю некоторые моменты, в которых иностранцы были очень лояльны, хотя требовалась более жесткая позиция. Потому что у нас совершенно другой уклад жизни. Все совершенно по-другому устроено.

Кстати, то, что происходит сейчас в мире, это доказывает. Я когда проезжал по всей Европе, еще 15 лет назад говорил, что Европа уже начинает разлагаться. Что и происходит с моей точки зрения. Я же видел, чувствовал, как живут и чем дышат там люди, как относятся к русским. С недоверием и предубеждением. Это все давно было видно. Сейчас это все вылилось в то, что происходит.

В последнее время много политических программ смотрю, очень переживаю за свою страну и жалею, что страдают хорошие люди с обеих сторон.

Игорь Захаров / Фото: © ФК «Зенит»

— А Россия развивается? Сами же говорили, какие пенсии, что сустав по квоте надо ждать два года.

— Знаете, я часто бывают в боткинской больнице. Она каждый год меняется. Там лучшее оборудование, очень хорошие врачи. Вот ты скажи, а что, в Израиле лучше? Знаешь, сколько там стоит операция? Или в Турции. Помню, мы одному арбитру собирали деньги — палец оторвало на тренажере, надо было зашить. Так ценник был — 5 тысяч долларов, и это было много лет назад!

Так что это все иллюзии, что у них все есть. У нас тоже есть, просто не все знают, что им положено. Бесплатные приемы, квоты, соцпакет. Я этим всем не пользовался, а теперь изучаю, нахожу варианты.

Нет, я, конечно, вижу проблемы. Несмотря на то, что мне нравится внешняя политика, с ней я абсолютно согласен, но в плане жизни населения — здесь я абсолютный критик. Считаю, наш народ должен жить лучше.

— Может, нужно траты внешней политики переправить на людей?

— В данной ситуации нет. Сейчас нет выхода, нет дороги назад. Нельзя медведя загонять в угол. Русский человек в таких ситуациях всегда идет до конца. Все то, что происходит, не мы начали. Поэтому выбора нет. Остается только закончить начатое и жить дальше.

Полиграфы судьям — унижение личности, VAR в Европе чище из-за квалификации, к «Спартаку» нет предвзятости

— Как вам стиль работы Ашота Хачатурянца по отношению к судьям? Полиграфы, критика в СМИ, отстранение Вилкова и Еськова.

— Тут нужен по каждому пункту отдельный разговор. К проверкам судей на полиграфах отношусь крайней негативно. Ты лучше вызови его [арбитра], сам поговори! Ты же руководитель, психолог, сам все поймешь. Судья — преступник, что ли? Что за унижение личности! С такими методами можно идти уголовниками рулить, а тут публичные люди. Тем более у всех разная психика, мало ли что. Так относиться к своим сотрудникам просто нельзя, и все.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

Резко высказываться — это пусть, но тогда надо пойти и сделать что-то. Нужно видеть не только ошибки судей, но и находить их причины. Нужно проводить работу по предотвращению этих ошибок. Отстранить пару человек — это не работа. Я не знаю причин, по которым убрали Вилкова и Еськова. Да, было много предупреждений, но по такому принципу можно еще несколько фамилий назвать. Почему они еще судят? Считаю, если и убирать людей, то тогда в конце сезона — по рейтингу. Чтобы было понятно и аргументировано. А так получается, кого-то отстраняют, а кого-то нет. Все очень субъективно.

Знаешь, у меня в свое время был случай. Один очень серьезный человек в нашем футболе после игры сказал: «Ты у меня закончишь!» Я ответил: «Слышь, ты что сделал, чтобы я начал, чтобы решать, когда я закончу?» Вот тут так же можно ставить вопрос.

— Российских судей сейчас откровенно уничтожают в РПЛ: посылают, матерят. Как это исправить?

— Меня как-то Егор Титов обозвал боровичком, я на следующий день ответил ему в интервью. Мог себе это позволить. Сейчас парни будто в вакууме, им не дают высказываться. Значит, руководитель должен выступать, защищать. Это тоже твоя работа — поддерживать имидж судьи. Был у нас уже опыт, когда приглашали иностранцев судить. Клубы быстро поняли, что мы ни в чем им не уступаем.

— VAR сделал футбол чище во всем мире. Но у нас он будто создал еще больше проблем и шума. Почему?

— Квалификация. На последнем Евро реально хорошая работа была. Хорошее взаимодействие, быстро срабатывали и оперативно проверяли. Вероятно, сказываются занятия на закрытом сборе перед турниром, где все еще раз обкатывали. У нас же — бардак, да. Смотрел недавно игру, простая была, но судьи почти по каждому эпизоду ходили смотреть VAR. Ну, стоишь ты в идеальной позиции, так прими решение сам — назначай пенальти. Чего ты ждешь? Ты же все видишь, угол обзора отличный. Не понимаю этого. Какое-то перекладывание ответственности на VAR получается.

Другой момент: важно, чтобы в поле и на VAR работали арбитры одного уровня. А у нас выходит, что на VAR иногда сидит менее квалифицированный судья. Сегодня в футбол играют миллионеры, каждая ошибка — это потеря больших денег.

— «Спартак» очень недоволен судейством в последние месяцы. Видите предвзятость?

— О чем ты? Какая предвзятость? Просто ошибки в одну и другую сторону. Другой вопрос, что этих ошибок слишком много. Но «Спартаку» лучше заняться футболом, а не разбирательством.

Когда «Спартак» был чемпионом долгие годы, он вообще ничего не говорил о судействе. Они были просто сильнее. А когда главный тренер про судейство говорит, то возникает вопрос: ты тренировать сюда приехал или про арбитров рассказывать? Займись своей работой. Стыдно должно быть за уровень подготовки своей команды.

Понятно, что высказывание про судейство — это часть игры. Так делали и Газзаев, и Семин, и тот же Карпин. Но главное — без оскорблений.

— Вы признавались лучшим арбитром России, но были мало задействованы в департаменте судейства на ведущих ролях. Почему?

— Почему мало? Считаю, хорошо поработал в женском судейском корпусе. Наши команды тогда в [женской] ЛЧ играли, а у арбитров-девушек не было даже сборов, форму раз в четыре года получали. Я ходил по кабинетам, все это исправлял. Потом уже какая-то система появилась. Также был нагружен второй лигой, осматривал тонну пленок, чтобы следить за молодыми арбитрами. Колоссальный труд.

Если говорить про более высокие должности, то считаю, туда надо приходить со своей командой единомышленников. Иначе это бесперспективно. Сегодня непростой период в судейском корпусе. Конечно, если будет какое-то предложение — подумаю. В качестве консультанта готов участвовать хоть сейчас.

Читайте также: