Футбол

«В «Локомотив» готов прийти всегда, в «Химки» — категорически нет». Интервью Игоря Черевченко

«В «Локомотив» готов прийти всегда, в «Химки» — категорически нет». Интервью Игоря Черевченко
Игорь Черевченко / Фото: © РИА Новости / Виталий Тимкив
Не хочет напрашиваться и готов ехать хоть в Таджикистан, но с одним условием.

Игорь Черевченко пришел в футбольный клуб «Химки» осенью 2020 года и завершил сезон лучшим результатом в истории команды — восьмое место в чемпионате России. После триумфа клуб продал ряд игроков, должной замены не нашлось, результаты команды стали хуже.

25 октября руководство клуба приняло решение об отставке специалиста, но уже 19 ноября вернули обратно. Зимой сменилось руководство «Химок», Владимир Габулов заменил Сергея Анохина в должности генерального директора, а под конец зимних сборов Черевченко окончательно покинул красно-черных вместе со своим тренерским штабом. 

«Матч ТВ» пообщался с бывшим главным тренером подмосковной команды.

«Когда убрали сразу 12 человек из состава, стало нехорошо, это был первый звоночек»

— Прошлый сезон «Химки» завершили на восьмом месте. За счет чего?

— Объяснение одно — игроки делали результат на поле, хорошо поработали. Тренерский штаб много дал им, было взаимопонимание, все знали цели и задачи. Психология — важный аспект в футбольном деле, в любой команде она должна быть на уровне.

— Многие считают вас спасателем аутсайдеров.

— Никакие мы не спасатели, делаем свое дело и все, болельщики оценят хорошо или плохо. Моя мотивация не меняется от позиции клуба в таблице.

Фото: © Олег Бухарев / Матч ТВ

— Восьмая строчка в турнирной таблице — предел для «Химок»?

— На тот момент, да.

— Вы говорили, что летом могли уйти, почему остались?

— Долго думали вместе с тренерским штабом. Если бы уходили, то вместе. Сидели в отеле, мы тогда еще участвовали в турнире от «Матч ТВ», и сначала было желание покинуть клуб, потом решили остаться из-за футболистов, которые приходили конкретно к нам.

— Летом была очень слабая трансферная компания.

— Согласен, очень слабо провели окно. В сезоне 2020/21 была хорошая команда в плане психологии, Дядюн был моторчиком. Когда убрали сразу 12 человек из того состава, стало нехорошо, это был первый звоночек. Было очень много вопросов к людям, которые занимаются менеджментом, селекцией. Искали бесплатных или очень дешевых игроков, а тех кого предлагал я, купить не получалось. Многие понимали, что будем бороться за выживание, кого-то финансовые условия не устроили.

— Главное объяснение селекции — нет денег?

— Была проблема с финансами. Думаю, она и сейчас есть.

— Кого хотели приобрести?

— Начнем с того, что мы остались без нападающего, отдали Конате — не понимаю, зачем. Ушел Себаи, было много неясного для меня. Говорили, что найдем сильнее игрока, но что-то не получилось. С некоторыми сотрудниками клуба у меня были хорошие отношения, с некоторыми вообще никаких.

— Что надо было делать дальше в сложившихся условиях? Стало объективно сложнее.

— Конечно сложнее, из недавно приобретенных только Дагерстол соответствовал уровню РПЛ, он закрывал две позиции — опорника и центрального защитника, хорошее приобретение. Провальных матчей осенью не было, нас переиграло только «Динамо». «Зениту» проиграли 1:3, но смотрелись достойно.

Малком и Филип Дагерстоль / Фото: © РИА Новости / Алексей Даничев

— Игроки понимали, что происходит что-то не то?

— Да, все понимали, но не могли ничего сделать. У нас был один вариант — развернуться и уйти.

— Очевидно, что вы не были особо рады сыну главного инвестора Садыгова.

— Мне все равно, какая разница, он тренировался с нами, а не играл в основном составе. Со мной бесполезно разговаривать на тему ставить или нет кого-то в состав. Все это понимали.

— Когда вам первый раз сказали, что нужно расстаться, какая была реакция?

— Порадовался даже. Тренерская участь такая, великолепно для себя принял эту новость, мой штаб тоже не расстроился. Писали про суммы финансовой неустойки — полный бред.

— Осенью было очень много противоречивой информации из клуба.

— Да, было ясно, что кто-то сливает, но не пойман — не вор. Не пытался разобраться, на меня это не давило. Во многих командах такое происходит.

«Если бы Мамаев и Жирков были в своей форме — смогли бы помочь»

— Прошло три недели и вы возвращаетесь обратно. Зачем?

— Звонок поступил от Садыгова, мы не сразу согласились, думали. Поехали всем тренерским штабом к нему на разговор. Вернулись к своим футболистам, были разговоры о зимнем усилении, задаче, стратегии у клуба. Верили в этот проект, цель была — выступить не хуже, чем в прошлом сезоне, быть в топ-10.

— Многие игроки говорили о задержках в зарплате.

— Если говорили, значит, так и было. Общались с Садыговым и генеральным директором на эту тему — обещали решить. 

Сергей Анохин / Фото: © РФС

Во многих клубах премьер-лиги есть подобные моменты, не только в «Химках». Это были не задержки, из-за которых перестают играть. Футболисты интересовались — я им говорил, что знаю. Приезжал инвестор, тоже общался с ними.

— Зимой сменилось руководство, Садыгов вам об этом говорил?

— Нет, никаких предпосылок не было. Одни приходят, другие уходят. С новым руководством общались до поры до времени.

— Объясните.

— На сборах стали появляться разногласия по трансферам.

— Вы хотели одних игроков, вам привозили других?

— В ваших словах есть доля правды.

— В зимнее окно приобрели ряд игроков. По вашей инициативе?

— Григалава, Волков — моя инициатива. Насчет Зе Ламкеля сомневались с тренерским штабом, было мало времени до начала сезона, он приехал к нам на третий сбор, до этого не играл четыре месяца. Было видно, что он квалифицированный игрок. Мамаев и Жирков — хорошие игроки, смущает, что оба не играли долгое время, у Юрия была серьезная травма, Паша после операции. Если бы они были в своей форме — смогли бы помочь.

— Если Жирков восстановится, каков его уровень сейчас?

— На сборах он играл, он соответствует уровню премьер-лиги.

— Как оцените зимние сборы в Турции?

— Нормально. Я же когда уходил, сказал, что команда готова. На товарищеские игры не обращаю внимания, любые мои команды тренируются в день игры. Нужно готовится к предстоящему сезону, а не к матчам в Турции.

— Узнали о своей отставке заранее?

— Я не хотел ехать на третий сбор, но нужно было съездить. Контакты с руководством были, но уже не такие, как раньше. Оценивать менеджерские способности нового руководства не буду, это не мое дело. Ушел из клуба нормально, утром потренировались, в обед уехал, с игроками попрощались.

Фото: © premierliga.ru

— Если еще раз позовут, не вернетесь?

— Нет, категорически, я это и футболистам сказал, когда уезжал.

«С российскими клубами были только разговоры. Из Азии были предложения»

— Поступали предложения после финального ухода из «Химок»?

— С российскими клубами были только разговоры. В зарубежный чемпионат был стопроцентный вариант уйти. Из Азии тоже были предложения, сказал, что до лета никуда не уйду. Хорошие чемпионаты, сейчас не вижу смысл приходить куда-то на 5-6 игр.

— Даже Таджикистан?

— Только если тренером сборной туда могу поехать. Нужно все пробовать, все может быть.

— Ваш тренерский штаб хочет начать работать?

— Любой специалист хочет работать без пауз, не все от нас зависит.

— Алексей Попов говорил, что вы могли бы подойти «Рубину».

— Это мнение со стороны, я никогда не напрашиваюсь, любой уважающий себя тренер не просится, должны сами звать.

— Встречали тренеров, которые напрашиваются?

— Да, их много, очень много.

— Очень мало отечественных тренеров уезжают в Европу. В чем проблема?

— Значит, мы неинтересны в Европе, так же, как и наши футболисты. Своих хватает, только у нас берут кого попало. Есть свои специалисты, которые не слабее иностранцев.

— Вы готовы пойти в топ лигу помощником?

— Да, почему нет? Давно говорил: если Семин позовет, могу пойти помочь. В Европу поехать помощником и посмотреть — неплохой вариант для специалиста.

— Вы хотели ездить на стажировки, сейчас не планируете?

— Хотел поехать к Шварцу, но там не сложилось, все было готово к моему приезду, запланированы дни, но я вернулся в «Химки». Сейчас не хочу им мешать, осталось мало туров, конкуренция с «Зенитом».

— Ваш отец тренировал, что-то от него для себя переняли?

— Он детей тренировал, поначалу учил меня, я многое взял у него в плане работы с молодежью.

 — Психолог для футболиста — это хорошая идея?

— Каждому индивидуально, зачем он нужен в клуб? Если возникла проблема у игрока, найми и общайся с ними. В Европе другой менталитет, нельзя сравнивать наших футболистов и иностранцев. В моих командах не было ребят, которые занимались с психологом.

«С Хаповым живем в одном подъезде. Каждый день общаемся, но ничего ему не советую»

— Ваше мнение о расширении лиги?

— Смотрю на это положительно. Чемпионат нужно расширить до 18 команд, но должен присутствовать спортивный принцип. 15 и 16 команды РПЛ пусть играют с 3 и 4 местом ФНЛ. Самое главное, чтобы были финансовые гарантии, чтобы футболисты не сидели по три-четыре месяца без зарплаты. Можно сделать как в Бельгии: разделить лигу на две подгруппы, половина играет за чемпионство, вторая старается не вылететь. Сейчас все может произойти. Моратория на вылет не должно быть. Если бы я сейчас продолжал тренировать «Химки», мое мнение не изменилось бы.

— Отъезд легионеров сильно ухудшит уровень лиги?

— Легионер легионеру рознь. Приезжающие иностранцы должны быть на уровень выше, чем местные ребята, чтобы молодежь тянулась к ним, а так было не всегда.

— Без еврокубков мотивация играть остается?

— Есть цель — медали, история. Некоторые всю жизнь играют и ничего не добиваются.

Игорь Черевченко / Фото: © ФК «Химки»

— Еще одна проблема: в Европу на сборы сейчас сложнее уехать.

— В Турции мы играли с командами из Узбекистана, Казахстана и России, так же можно и здесь. В СССР где сборы проходили? В Сочи, на одном поле по пять команд тренировалось. В России есть хорошие условия, климат в Сочи ничем не отличается от Турции, полей настроят и все.

— Вся эта история может пойти на пользу молодым игрокам?

— Посмотрите, как много воспитанников в «Динамо», в «Крыльях». Все «Чертановские», но тем не менее. В «Локомотиве» подтягивают ребят. Должен быть хороший выхлоп.

— Кроме игроков, уехали некоторые тренеры.

— Нормально, пусть уезжают дальше. У всех разные обстоятельства, семьи.

— Как вам нынешний «Локомотив»?

— Всегда переживаю за них, главный тренер — мой друг, с «Сочи» они хорошо сыграли, должны были выигрывать. Сезон у них неоднозначный, много перемен, неразбериха, травмированные, побили рекорд по удалениям. Это все откладываются в головах у игроков, плюс вокруг команды создают негатив.

— Ральф Рангник уехал.

— Ничего страшного, кто-то расстраивается, когда уходит специалист, кто-то радуется.

— Вы раньше работали с Хаповым.

— Он был тренером вратарей, мы с ним соседи, живем в одном подъезде. Каждый день общаемся, но не советую ничего — не привык давать советы пока не спросят, там есть тренерский штаб.

— В «Локо» не особо доверяют российским специалистам.

 — Марвин [Комппер] считается главным тренером, они приехали с намерениями развивать свою вертикаль, им нужен, наверное, европейский специалист.

— Летом звонит Цорн или Рангник и говорит: возвращайтесь в «Локомотив». Вернетесь?

— Да, в «Локомотив» готов прийти всегда.

Читайте также: