Футбол

«Сегодня коррупция в судействе РПЛ невозможна. Это исключено». Эксклюзивное интервью Ашота Хачатурянца на «Матч ТВ»

8 октября 18:55
С новым главой РПЛ поговорил Георгий Черданцев.
  • На этой неделе российский футбол потрясла новость об уходе Сергея Прядкина с поста президента Тинькофф РПЛ
  • Прядкин возглавлял премьер-лигу с 2007 года
  • Исполняющим обязанности президента Тинькофф РПЛ был назначен Ашот Хачатурянц, который занимает должность руководителя судейского комитета Российского футбольного союза
  • Выборы нового президента лиги назначены на 22 ноября
Открыть видео

«Наверное, это один из самых серьезных вызовов в моей жизни»

— В последнее время именно вы возглавляли и продолжаете возглавлять судейский комитет РФС. Что сподвигло вас согласиться или предложить свою кандидатуру на пост и. о. президента РПЛ?

— Я не предлагал свою кандидатуру. Я получил предложение от акционеров большого количества клубов РПЛ возглавить Российскую премьер-лигу. Впервые это произошло год назад, и тогда свой отказ я обосновал тем, что считаю необходимым закончить реформы в судействе. Хотя вопрос изменений в РПЛ тоже назрел уже давно.

— Вы пока исполняющий обязанности президента РПЛ, поясните, пожалуйста, выдвигаетесь ли вы на выборы в качестве кандидата? И самое главное — что будет с судейским корпусом?

— Да, я выдвигаюсь на пост главы лиги, собрание будет 22 ноября, и я очень надеюсь, что если не будет никаких юридических препон для совмещения, то я хотел бы остаться во главе судейского комитета. Если юридически по регламенту такое будет невозможно, то, как мы договорились с РФС, кураторство судейского комитета останется за мной.

— Вы успешный человек, вы бизнесмен. Надеюсь, у вас все хорошо. Зачем вам все это нужно — работа такая неблагодарная?

— Знаете, в первую очередь я очень люблю футбол. Думаю, все люди, которые им всерьез занимаются, — а это и вы, журналисты, и главные акционеры клубов, и тренеры, — их всех объединяет страсть к этой игре. Это уникальная игра, она самая массовая. Но помимо страсти и любви, думаю, что самое главное — это уверенность, что я могу сделать футбол лучше, сделать его привлекательнее.

— То есть вы чувствуете какую-то миссию свою, способность что-то улучшить?

— Да, миссию сделать футбол в первую очередь развлечением, которое привлекало бы большее количество людей. Сделать это бизнесом. То есть чтобы в лигу пришли деньги, большие деньги. Чтобы клубы больше зарабатывали. Для того чтобы это стало бизнесом — бизнес любит понятную среду. То есть понятные правила, и для этого необходимо провести реформы.

— Вы в футболе не новичок, взяли и возглавили, по-моему, самую сложную историю в футболе — судейство. После того как поварились в этом, не появилось желание держаться от этого подальше или наоборот?

— Желание погрузиться в эти процессы усилилось, потому что сложность темы — это вызов. А я их очень люблю. Наверное, это один из самых серьезных вызовов в моей жизни. 

«Модель АПЛ — та модель, к которой нам нужно стремиться»

— Правильно ли я понимаю, что все то, что вы сделали за время работы в судейском корпусе, этот путь можно экстраполировать на всю лигу в целом?

— Улучшать, изменять — результат приходит довольно быстро. Если ты знаешь, что и как делать, знаешь результат, к которому ты хочешь прийти, то он приходит. 

— Есть ли какая-то лига, на модель которой вы ориентируетесь — как бизнесмен, как руководитель, как болельщик? 

— Да, конечно. Я считаю, что Английская премьер-лига — это то, к чему мы хотели бы прийти. Не только с точки зрения финансового успеха, но и с точки зрения зрелищности, интенсивности футбола. Такие традиции, конечно, сразу не воспитаешь, но, изучив опыт этой лиги, вижу, что это та модель, к которой нам нужно стремиться. 

— В английском футболе все построено на традициях, согласитесь, что за короткий срок, за 2-3 года и даже 5-10 лет, менталитет не воспитаешь. За счет чего наших людей можно научить болеть за команду своего города?

— Во-первых, у нас уже достаточно клубов, имеющих богатую историю. Есть даже 100-летние клубы — скоро приближается юбилей одного из клубов, кстати. Мне кажется, что эти традиции являются семейными. Когда ты видишь, за какую команду болеет твой дед, твой отец. А футбол в СССР и в России всегда был очень популярен. Так что у нас есть клубы с традициями, у них огромное количество болельщиков. Но также у нас есть и клубы молодые. Мы видим, как формируется болельщицкая среда, и это интересный процесс. 

— Возвращаясь в Англии — там очень сложная структура, пирамида, где с первого по девятый дивизионы существуют официально, но есть и еще. На ваш взгляд, наша модель должна быть такой же? РПЛ станет вершиной такой пирамиды в России?

— Думаю, что мы к этому можем прийти. Полностью копировать какую-либо модель не удастся, потому что у нас есть свои особенности — и географические, и те, что касаются традиций развития футбола в регионах. Но в то, что РПЛ станет вершиной профессионального российского футбола, я верю.

«Хотелось бы иметь больше таких людей, как Галицкий»

— На ваш взгляд, какими способами мы можем прийти к улучшению инфраструктуры в тех городах и клубах, где нет больших денег.

— Я считаю, что нам с инфраструктурой в принципе повезло изначально. Прошедший чемпионат мира подтолкнул к строительству огромного количества современнейших стадионов на территории Российской Федерации. 

Для того чтобы пойти вниз и развивать футбол в небольших городах, нужно понимать, есть ли там запрос. На это влияют и климатические условия, и традиции. Юг России всегда имел хорошую футбольную школу.

— Давайте приведу пример — Томск. Чудесный город, там очень любят футбол. Местная команда собирала по 10 тысяч на любом матче. Но вот со стадионом там плохо. Насколько я знаю, в Томске две частных футбольных школы.

— Я думаю, что туда должен прийти бизнес. А бизнес придет тогда, когда ему будут понятны условия игры. Это должно быть коммерчески выгодно. Как только в регион приходит бизнес, снижается нагрузка на бюджет. Мы знаем, что часть клубов у нас финансируется из регионального бюджета. 

— Вы считаете, что это реализуемый проект? Это не иллюзия какая-то?

— В тот момент, когда станет престижно финансировать футбол, футбольные клубы и стадионы, бизнес придет в эту сферу. А футбол популярен во всем мире. 

— Вечная наша дилемма, о которой мы спорим много лет: государственное или частное финансирование. Ответа четкого нет. Мне кажется, если завтра взять и отказаться от госфинансирования футбола и спорта, то он просто закроется сразу.

— Я думаю, что полностью отказаться от государственного финансирования будет невозможно. По крайней мере в ближайшей перспективе. Но повышение конкуренции внутри футбольных команд может привлечь дополнительное финансирование. 

— Вы знаете потенциальных Галицких, которые готовы прийти в футбол со своими деньгами? 

— Галицкий — уникальное явление на футбольной карте России. Конечно, хотелось бы иметь больше таких людей. Но я думаю, что масштаб среднего бизнеса для небольших городов окажется достаточен в том случае, когда бизнесменам будут понятны правила инвестирования, будет понятен возврат инвестиций. Надо четко разделять бизнес и благотворительность. 

— Вы знаете таких людей, я это хотел спросить?

— Конечно, я знаю. И это не один человек.

«Требования для перехода в РПЛ должны быть модифицированы»

— Давайте перейдем к деньгам — теме важной и актуальной. Лига только что подписала хороший контракт с «Матч ТВ», где значительно увеличен доход клубов. Сподвигнут ли новые деньги от телевидения клубы улучшать свою деятельность с точки зрения зарабатывания денег на мерчедайзинге, билетах и прочем?

— Очевидный ответ — да. Увеличенный контракт был принят клубами с большим воодушевлением. Все уже посчитали, сколько денег у них будет, чтобы понимать, на что их потратить.

— Так это и пугает. На что тратить понятно, а на чем зарабатывать?

— Лимита нет и нет предела совершенству, к которому клубы стремятся. Чем больше денег — тем лучше для клуба. Формула элементарно проста. Все понимают, что есть мотивация сделать футбол более красивым, более интенсивным, чтобы привлечь больше людей, и эта мотивация выросла. 

Даже клубы, которые сегодня получают государственное финансирование, имеют новый уровень менеджмента — более агрессивного и понимающего бизнес. Они все равно будут направлены на увеличение доходов. А увеличение доходов будет напрямую связано с результатами команды. Тренеры, футболисты, изменение рисунка игры — это то, что мы хотим улучшить. В конечном итоге это и сильная национальная сборная. 

— Конкуренция, очевидно, должна увеличиться, раз такие деньги на кону? Не только в РПЛ, но и в ФНЛ.

— Новый уровень конкуренции в ФНЛ станет первым результатом, который мы увидим. 

Я считаю, что требования для перехода в РПЛ должны быть модифицированы и рассматриваться в преломлении к условиям города, к инфраструктуре. Нельзя, например, требовать 30-тысячного стадиона от города, в котором население 100 или 200 тысяч. Здесь нужен разумный бизнес-подход. На сегодняшний день есть определенная унификация правил, она держит планку слишком высоко. Необходимо ее адаптировать к местным условиям для того, чтобы клуб не сдерживала инфраструктурная часть при переходе в РПЛ. 

Но правила безопасности соблюдены должны быть. Все должно быть сделано для удобства зрителей. 

«Коррупционная составляющая в судействе РПЛ невозможна»

— Перейдем к следующей теме — теме важной и любопытной. Как вы считаете, слишком ли много мы, телевизионщики, журналисты и футбольная общественность, обращаем внимание на судейство? Или, напротив, мало?

— Внимание к судейству естественно. Хороший судья дает возможность игре течь. Судья — это человек, который позволяет игре раскрыться, при этом контролируя ее. 

Критика судейства по больше части эмоциональна, легче всего свой проигрыш списать на судью. У нас все больше матчей проходит с высокой интенсивностью и без судейских ошибок. 

— Вы считаете это результатом вашей работы на посту главы судейского комитета?

— Я не готов себе приписывать лавры, резюмируя изменения судейства в лучшую сторону. Мне кажется, что стали более понятными правила поведения. В кодексе собрано все то, что должно соблюдаться судьями, он очень важен.

Никто не застрахован от человеческих ошибок. Важно убрать субъективный фактор. 

Я вас, наверное, удивлю, но я считаю, что сегодня коррупционная составляющая в судействе РПЛ невозможна. Это исключено. Есть ошибки, они носят человеческий характер. Есть ошибки непростительные для судьи РПЛ, за которые арбитр будет наказан и может лишиться возможности работать на матчах РПЛ. Но эти ошибки не связаны с коррупцией — они могут быть связаны с непрофессионализмом или другими факторами — страхом, неуверенностью и так далее. 

— Как вы для себя объясняете то, что происходит с Василием Казарцевым? 

— Самое удивительное, что Василий Казарцев считается главным экспертом среди судей именно в области VAR. Я разговаривал с Сергеем Карасевым, и он отмечал, что все спорные моменты и вопросы по VAR мы адресуем именно Василию.

Я принял решение о его отстранении до конца этого года. Дальше буду думать, что делать. 

— Для вас Карасев — авторитет?

Сергей Карасев / Фото: © premierliga.ru

— Безусловно. Мне кажется, что и не для [одного] меня, а среди судей тоже. 

— До вашего прихода у нас клубы писали такие листы самоотвода, это такая беспрецедентная история. Как вы к такому относитесь?

— Карасев говорил так: «У меня бывает, что не складывается матчи в определенных городах. Мне тяжеловато судить в Ростове». Иногда пожелания самого судьи надо учитывать. Это не отводы от клубов — такого не должно быть ни в коем случае, иначе у нас клубы будут судей заказывать и комментаторов тоже. Это вмешательство в профессиональный мир и не является корректным.

«У Перейры фантастическое сочетание топового судьи и опыта организационной работы»

— У нас очередные изменения в судейском корпусе — Виктор Кашшаи ушел, появился Витор Перейра. У меня единственный вопрос: почему мы все время обращаемся к опыту иностранных специалистов?

Витор Перейра / Фото: © РФС

— Здесь несколько факторов. Первый и самый главный — европейский специалист высшей категории снимает большое количество вопросов ангажированности. Это ни в коем случае не камень в огород отечественных специалистов, у нас великие люди есть в судействе — Фурса, Левников, Баскаков, Зуев и другие. Но мы живем в мире более богатом на эмоции, хотелось бы убрать некоторые эмоции со стороны клубов. В адрес Перрейры ничего домыслить невозможно. У Витора фантастическое сочетание топового судьи и опыта организационной работы. Такого опыта не хватило Виктору Кашшаи.

— Очень хотел вас спросить — почему у нас любые комментарии по судейским моментам являются такой запретной темой, будто идет обсуждение какого-то уголовного процесса политического? Почему судья после матча не может дать интервью?

— Это запрещено европейским регламентом. Мы никак его обходить не можем. Ответы арбитра сразу после матча могут носить субъективный характер. Интерес к моменту происходит сразу после матча, но отчего никого не интересует решение экспертно-судейской комиссии?

Меня это внимание абсолютно не напрягает. Объясню почему: футбол — это эмоции, судейство — тоже часть этих эмоций. Но важно, чтобы после эмоций пришла правда. А правда — это экспертно-судейская комиссия. Я очень бы хотел, чтобы зрители в какой-то момент получили доступ к обсуждениям на ЭСК. Но это просто невозможно. 

— Правда ли, что у вас существует идея разделить арбитров VAR и арбитров в поле? Чтобы это были две разные профессии. 

— Я искренне верю, что мы к этому придем. Не только мы, но и весь мировой футбол. Сами судьи в разговоре все время упоминают, что это разный уровень стресса, навыков. Со временем разделение будет, я думаю. 

«Президенту РПЛ важно учесть интересы всех клубов»

— Совершенно очевидная проблема, которая очень беспокоит фанатов — это введение FAN ID. Они считают, что таким образом происходит выдавливание активной группы болельщиков со стадионов.

— Это основа футбола как развлечения, того адреналина, который все получают от футбола. Я был на матче «Челси» — «Зенит» в Лондоне, могу вам сказать, что то настроение от болельщиков лондонцев чувствовалось в воздухе — они шли за кровью. «Зенит» при этом достойно сыграл, проведя одну из лучших своих игр. У нас то же самое. Футбол невозможен без фанатов, без людей, которые кричат и гонят свою команду вперед. Нужно идти на контакт с активными болельщиками в первую очередь.

— Вы несколько дней в новой должности, скоро выборы. Что реально, как вам кажется, вы успеете сделать за этот месяц с небольшим?

— В первую очередь нужно провести аудит текущей деятельности. Как я уже говорил, в бизнесе все просто — надо сначала проблему понять. Посмотрим всю договорную базу, посмотрим структуру РПЛ. Думаю, что будут изменения. Нужно понять, где мы находимся. После этого нужно составить план действий, который хотелось бы утвердить на собрании клубов. Я хотел бы заранее, недели за две до собрания, представить клубам дорожную карту, чтобы мы осознанно голосовали на выборах за меня как за президента. Президенту РПЛ важно учесть интересы всех клубов — независимо от их бюджета, положения в турнирной таблице. Это самое главное и сложное для руководителя. 

Еще по теме: