Футбол

«Дюпа смог — почему я не могу попасть в сборную?» Честный разговор с Михаилом Кержаковым

18 августа 20:35
«Дюпа смог — почему я не могу попасть в сборную?» Честный разговор с Михаилом Кержаковым
Михаил Кержаков / Фото: © РИА Новости / Сергей Пивоваров
Мурад Латипов взял большое интервью у голкипера «Зенита».

  • Михаил Кержаков — трехкратный чемпион России в составе «Зенита», а также двукратный обладатель Кубка России, четырехкратный обладатель Суперкубка России 
  • За свою карьеру 34-летний голкипер также выступал за «Волгарь», «Аланию», «Анжи» и «Оренбург»

Детство, каратэ, город Кингисепп

— В семь лет я начал заниматься футболом. Я всегда хотел стать вратарем. Но отец запрещал мне. Почему? Не знаю, надо у него спросить — я никогда не спрашивал, что я в семь лет буду спрашивать. Он просто говорил: «Не надо. Не вставай в ворота». Сам он раньше играл в футбол, был полузащитником. 

https://www.instagram.com/p/B_faaJOj-8C/

Я пошел в каратэ в девять лет — там такая шарашкина контора была. Меня поставили в спарринг с соперником, который на пять лет старше. То есть мне было девять, а ему четырнадцать. Он ударил мне в блок — открываю глаза уже лежа, кровища по лицу стекает. Понял — не мое. 

Один раз в Астрахани парень — тоже вратарь, кстати, — увидев мой паспорт, спросил у меня: «А где ты родился? Гора Киннигфест какая-то?» Я говорю: «Чего? Город Кингисепп».

Призвание, первый контракт с «Зенитом», корона на голове

Михаил Кержаков / Фото: © ФК «Зенит»

— В футболе я — Мишка. Потому что я младший в семье — если брать и Саню, и двоюродных братьев. Всегда меня в ворота ставили — мне это нравилось. Вот вроде бы вратарь — неблагодарная профессия, но, с другой стороны, ты понимаешь, что не такой как все на поле. Во дворе если пропускал решающий мяч, то ребята постарше могли и в зуб дать.

Вратари — отдельная каста? Так считают, потому что нас мало по сравнению с полевыми игроками. Но и среди полевых ребят с патронами в голове немало. Просто они в общей массе растворяются. Так что это миф. Мы просто немного другие, немного по-другому себя ведем после игр, потому что на нас больше психологической ответственности. 

Свой первый профессиональный контракт подписал в 2004 году — с «Зенитом». К этому все шло, я тогда стал лучшим вратарем чемпионата России по юношам. Было несколько предложений от московских клубов, но уезжать мне не хотелось. В принципе, понимал, что на горизонте замаячила команда «Зенит». 

Корона выросла, когда начали в сборную вызывать — юношескую. Что кривить душой, каждый проходит через это, просто у кого-то эта корона ого-го какая, долго сидит и очень больно слетает, а у кого-то поменьше, и когда она слетает, последствий меньше. У меня жизнь все расставила по местам. Когда нужно было выходить во взрослый футбол, а ты без команды, в то время как твои сверстники играют в премьер-лиге или в первой лиге. Это 21 год — уже солидный возраст. Ребята, с которыми играли вместе в сборной — Комбаровы, Антоха Шунин, Сос Джанаев, — все при командах, все на слуху, а ты без команды — естественно, корона падает. 

«Анжи», Лунев, брат и сборная России 

— Поначалу в «Анжи» был просто космос, у меня голова шла кругом. Приехал в Москву, прошел медобследование. Приезжаю в отель, вечером звонок — начальник команды спросил, нравится ли мне отель, устраивает ли номер. А дальше: «У меня вопрос по экипировке: за вами машину прислать в «Лужники», чтобы вы форму померили, или вы сами доберетесь? Или вам в аэропорт привезти?» Приезжаю в аэропорт — летели на двух самолетах на сборы, — много людей, персонала, экипировки, у меня просто глаза на лоб полезли. 

Фото: © Bayer 04 Leverkusen

— С Луневым мы товарищи. В «Зените» у нас были отличные рабочие отношения — да и не только рабочие. Я стал одним из первых людей, кто поздравил его с переходом в «Байер». Честно скажу — если бы это произошло лет 10 назад, у меня была бы белая зависть. Здесь я просто рад за него, душевно. А за себя я и так рад всегда. 

Андрей попрощался с нами по скайпу, собрав всех у экрана. Я ему написал: «Андрюх, слушай, мне теперь ждать приглашения на пару кружечек немецкого?» Сказал, что, если я приеду, то это может закончиться скандалом. Я вообще в школе учил немецкий — так что, Лунь, ты занял мое место! Английский Лунева я не понимаю из-за его акцента. 

Кто для меня самый тяжелый нападающий? Всегда было нервозно играть против брата. Он мне на «Петровском» два гола забил, когда я за «Аланию играл. Момент был еще — я был первый на мяче и ножку убрал по-братски, а он до конца пошел и забил. Саня всегда отличался своей напористостью. А вообще, приятно играть против таких нападающих, которые любят отдать пас под опорника на паузе. Тренироваться с такими приятно. 

Сборная? Думал об этом вопросе. Почему нет? Для этого нужно показывать хорошую игру. Это не общие слова. Как еще попадать в сборную? Мне что, выйти и отбить мяч скорпионом? Только за счет качественной игры ты можешь получить вызов в национальную команду. Да, возможно, мне нужно прыгнуть выше головы. Это реально. Дюпа смог — почему я не смогу? 

«Третий тайм. Михаил Кержаков»

Открыть видео

  • Сколько клубов потопил Михаил Кержаков
  • «Спартак» меня не позвал бы, конечно»
  • Практика английского на Кипре
  • «Доннарумма — само спокойствие. Он, как удав, стоит»
  • Как Кержаков ходил по девочкам не только в свободное время
  • Почему вратарь считает себя середняком

Читайте также: