Футбол

«Машина и квартира — за свой счет». Интервью Андрея Лунева про переход в «Байер», жизнь в Германии, «Зенит» и шутки Дзюбы

«Машина и квартира — за свой счет». Интервью Андрея Лунева про переход в «Байер», жизнь в Германии, «Зенит» и шутки Дзюбы
Андрей Лунёв / Фото: © ФК «Зенит»
Публикуем большое и откровенное интервью российского вратаря, который этим летом перешел в немецкий «Байер».

В интервью:

— Какими были самые первые впечатления о «Байере»?

— Все здорово, просто супер.

— Как идет ваша адаптация?

— С какими-то необычными вещами, конечно, столкнулся. Но это касается околофутбольных моментов: другая страна, другие правила, законы. Что касается работы — требования похожие. Отличия тоже есть, но, по крайней мере, все абсолютно понятно. Языковой барьер — он пока существует, но благо, знаю английский. Да, скорее, плохо, чем хорошо, однако свой плюс в коммуникации с ребятами и тренерами это все равно дает (улыбается).

— Анатолий Тимощук рассказал, что тренирует вас в изучении немецкого — присылает сообщения и фразы именно на этом языке.

— Периодически так и происходит. А я могу попрактиковать с ним изученное.

— Помогает?

— Мы в процессе. Не скажу, что прям помогает, но интересно!

Анатолий Тимощук / Фото: © ФК «Зенит»

— У вас уже было в «Байере» посвящение в новички, как это принято во многих немецких клубах?

— Здесь такого нет. Но и в «Зените», по сути, только тоннель. Зато, какой, да? (Смеется.) Здесь он, кстати, тоже был.

— Заметили, кто к вам приложился сильнее всех?

— По сравнению с зенитовским тоннелем это, можно сказать, любя было.

«Из клуба по моему поводу звонили российским тренерам еще до нашего первого общения»

— У вас была предварительная встреча с руководством «Байера» до подписания контракта?

— Разговаривали по конференц-связи. Со стороны «Байера» было два человека, мой представитель Антон Смирнов и переводчик. Сначала просто поговорили, узнали друг о друге побольше, вопросы и мы, и они позадавали.

— Если не секрет, что в первую очередь интересовало немецкую сторону?

— Что знаешь о «Байере», каким ты видишь свое будущее в команде, какие цели собираешься ставить перед собой, если придешь к нам, что скажешь о себе, как сам себя оцениваешь, чего хочешь добиться в дальнейшем? Я так понимаю, все это спрашивалось, чтобы познакомиться и иметь представление обо мне. В футбольном плане — и это очевидно — оно уже было. А вот в человеческом… Знаю, что на этот счет «Байер» тоже наводил справки, из клуба по моему поводу звонили российским тренерам еще до нашего первого общения. Но представителям «Байера», думаю, важно было познакомиться, поговорить лично.

— Скромничали, когда говорили о себе?

— Всегда стараюсь говорить правду, все как есть. Ничего не скрывал. Про планы тоже — по большому счету это звенья одной цепи. Правда, прошлое — это уже история. Ничего ведь назад не вернешь. Ну, а будущее — оно от того, что сейчас делаешь, зависит.

https://www.instagram.com/p/CRI6IigqZRB/

— Что интересовало вас? Может быть, условия какие-то были?

— Никаких. Понимал, что такое «Байер». За ведущими чемпионатами постоянно старался следить. Бундеслига в них входит. Мне в свою очередь рассказали о клубной философии. Где-то около часа в общей сложности пообщались. Все коротенько, по делу и оперативно. Потом мне выслали контракт, мы обо всем договорились, после чего вопрос состоял только в том, как нам приехать в Леверкузен.

— То есть контракт также на удаленке подписали?

— Нет, уже там. Надо же было медобследование пройти, карантин выдержать. Все как полагается в наше время.

— Выходит, десять дней просидели в гостинице?

— Пять — столько требовалось по немецким законам. Сдали три отрицательных теста — вот, по сути, и весь карантин. И потом, это отель при стадионе, где можно было контактировать с представителями клуба, решать вопросы.

— Значит, скучно не было?

— Да. Тем более моментов, которые нам надо было решить с моим агентом, оставалось немало. Мы же и поехали вместе. Еще до сих пор не все эти дела сделали. Благо, Антон знает немецкий. Кстати, пользуясь случаем, коль уж мы про это заговорили, надо сказать большое спасибо Антону Смирнову за то, что помогал, помогает и будет помогать. Денису Сарсании — за то, что вместе прорабатывали варианты продолжения карьеры. В итоге я очень счастлив, что получилось именно так. Еще был агент Антон Астафьев с Украины, предложивший вариант с «Байером». И вообще, спасибо всем, кто оказал не только агентскую помощь в трудоустройстве, но и просто футбольным людям, которые помогали и со здоровьем, и по части моего развития как вратаря. Это Игорь Степанов и Жека Понятовский. Респект им и благодарности!

https://www.instagram.com/p/CRls1_IjdWv/

— Руководство на месте часто видите?

— Оно почти всегда здесь на базе. Тренировки, игры — то же самое. Постоянно на контакте, пообщаться можно в любой момент. Когда контракт подписал, поздравили, дали какие-то напутствия, сказали: верим в тебя, работай!

«Попросил «Зенит» не уходить с собрания»

— Как вы в принципе узнали об интересе «Байера»?

— Были переговоры с «Зенитом», с другими командами. Постоянно какие-то варианты то возникали, то отпадали… В общем, шел процесс поиска команды. Этим ребята занимались, которых я назвал. Параллельно я тренировался. Каждый делал свое дело. И вот в какой-то момент агент сообщил о варианте с «Байером». Прошло два-три дня, и все это стало серьезно. Сперва была информация, что представители немецкого клуба хотят пообщаться с нами по Zoom. Назначили разговор на 30 июня. В общем, довольно оперативно все произошло. После чего наша дружная команда начала вести переговоры, заниматься документами. Между конференц-связью по интернету и подписанием контракта прошло всего девять дней. И мы, и клуб все сделали максимально оперативно. Согласовали условия контракта, решили вопрос по въезду в страну.

— Вы сами сперва тоже слабо в этот вариант верили?

— Я такой человек, что не привык верить в чудеса. Конкретика есть конкретика. Иначе нет смысла разговаривать. Знаете, сколько вариантов я слышал с зимы? Даже нет смысла их комментировать. Поэтому поначалу подумал, возможно, это очередной. Но хороший! Кстати, такие тоже звучали. Но тут действительно вскоре появилась четкость, и отлично, что все сложилось именно так.

— Что на прощанье сказал тренер вратарей «Зенита» Михаил Бирюков?

Михаил Бирюков и Андрей Лунёв / Фото: © ФК «Зенит»

— По большому счету я ничего не афишировал, ждал, пока все произойдет официально. Когда подписал контракт, ребята были на сборах в Австрии. Решил пообщаться со всеми сразу, и так получилось, что вышел на связь после командного собрания в «Зените». Попросил всех остаться и пригласить всех-всех сотрудников клуба. У меня, кстати, была плохая картинка, но, надеюсь, они хорошо меня видели. Со всеми попрощался, искренне сказал всем спасибо и вообще все то, что хотел сказать. Потом и Михаил Юрьевич Бирюков, и Юра Жевнов, и очень многие ребята отдельно написали. Недавно Сергей Богданович также прислал сообщение. Пожелал удачи.

— Неужели Артем Дзюба не пошутил по поводу вашего перехода?

— Разве можно себе такое представить! (Смеется.)  Уже когда был в Германии, но контракт с «Байером» еще не подписал, «партизанил» в этом смысле, от Артема прилетело — хорош тебе там уже, давай подписывай с «Зенитом» и к нам. Но потом, конечно, поздравил!

«Однажды психанул и пошел в магазин за тетрадкой с ручкой»

— Срок контракта два года вас устроил?

— Конечно. Для меня это возможность показать себя. Если удастся это сделать, значит, срок соглашения будет увеличен.

— Как произошло знакомство с главным тренером Херардо Сеоане?

— Он ведь, как и я, недавно в клуб пришел. И оказался одним из первых, с кем я познакомился персонально. Поговорили позитивно, все по делу. Насчет меня вопросы были примерно такие же, как на первой встрече у руководства. То есть обо всем.

— Как, по его словам, он видит вашу роль в команде?

— Опытный вратарь, на которого он рассчитывает и который должен давать импульс команде, тянуть ее наверх, помогать молодым. И словом, и делом.

— Как себя чувствуете в коллективе?

— Отлично! Понятно, что когда ты на сборах, всегда тяжеловато. Это классика. Зато в плане формы и ментально к сезону готов. Есть околофутбольные нюансы, которые еще не до конца улажены. Но это все решаемо. Плюс, как уже сказал, учу немецкий. Язык тяжелый, но стараюсь одолеть его оперативно. Что-то в контексте конкретной ситуации уже могу понять, о чем говорят тренер или ребята.

https://www.instagram.com/p/CSJ6VsXjWUx/

— Сами язык учите или клуб предоставил преподавателя?

— И сам, и с учителем. Занимаюсь через приложения, смотрю уроки в интернете, затем с преподавателем закрепляем. Потихоньку стараюсь слова применять в разговорах. Мне Саня Васютин посоветовал (вратарь «Зенита», поигравший в Финляндии, Швеции и Норвегии. — «Матч ТВ»): выучил что-нибудь — сразу закидывай в разговорах. И так каждый день. Лучше осядет. Плюс я же тоже слышу, как люди говорят. Спрашиваю: а это что, это о чем, и так далее.

— Как часто уроки с учителем бывают?

— Стараюсь каждый день, но не всегда получается. Бывают дела, переезды, перелеты. Или так устанешь после двух тренировок, что вечером уже не до занятия. Говорю тогда — давайте на завтра перенесем. Нечасто, но так бывает, когда состояние: все — пусто! А однажды после очередного занятия как-то взял и психанул на самого себя.

— Из-за чего?

— За то, как продвигаюсь в немецком. В итоге час бродил под дождем, а затем пошел в торговый центр и купил ручку с тетрадками. Планирую ее в качестве шпаргалки использовать (улыбается).

— Конструктивно, получается, психанули.

— В итоге да. Но в тот момент эмоции были не очень позитивные (смеется).

«Градецки сказал про матч Россия — Финляндия: игра была равна…»

— Подметили в «Байере» свои тонкости при работе с вратарями?

— Да! Это особое внимание к нюансам.

— Например?

— Позиция, стойка, положение рук, ног в той или иной ситуации, ее оценка в целом. В общем, все на высшем уровне!

— Как вам это дается?

— Я этого хотел, к этому готовился и в результате получил.

— Вас в чем-то переучивают?

— Вся работа идет в диалоге. Если какие-то моменты не получаются, спрашивают — как и что ты по этому поводу думаешь? Потом на видео показывают. В итоге понимаешь: этот момент можно улучшить, твои возможности вырастут и ты окажешься просто сильнее. Мне все это очень нравится, с большим интересом пытаюсь этим всем пользоваться и применять на практике.

— Как складываются отношения во вратарской бригаде и в частности с Лукашем Градецки?

— Да вообще топ! Все ребята — семья в семье. Тут даже нечего больше сказать. А Градецки же еще и финн, в плане Питера — географический сосед. С ним больше всех контакт на данный момент. Отличный парень и как вратарь, и как человек. Очень хорошо общаемся — полностью мне импонирует. Многое обсуждаем, в том числе Евро, на котором он играл, в том числе и в матче с Россией.

— И что о нем говорит Градецки?

— Что игра была равна… (Смеется.) Можно, конечно, и дальше его слова перевести, но, полагаю, и так все понятно. Дословно звучало следующее: не буду употреблять плохие слова — одинаковые команды.

«Если услышал топот ног и в испуге шарашишь по аутам — кому это здесь надо?»

— Свой ярко выраженный Дзюба, отвечающий за юмор, в «Байере» есть?

— Такого не выделил бы.

— Может, на себя возьмете эту роль, когда немецкий выучите?

— Мне до Артема, как до Китая пешком (улыбается).

— С кем-то еще из партнеров с ходу нашли общий язык?

— Тут многие ребята забавные, веселые. Вендел, Джереми… да все хорошие, адекватные, общительные. Но, понятное дело, с вратарями мы ближе. Потому что и времени больше вместе проводим, в том числе отдельно от команды. Но вообще, все подходили, что-то спрашивали, предлагали помощь с квартирой, да в любых вопросах. Соответственно, и я могу подойти к каждому и спросить что угодно.

— Что в «Байере» есть свой Вендел, сразу для себя отметили?

— Да. Мы с ним, кстати, обсудили, что в «Зените» играет его тезка. Но байеровский Вендел больше про Дугласа Сантоса знает, с ним как-то общался. Тут вообще много интересных ребят. Скажем, аргентинцы, которые в «Ривер Плейте» и «Бока Хуниорс» с нашими, теперь уже бывшими зенитовцами играли. В общем, есть точки соприкосновения.

— Градецки недавно стал капитаном команды. Для вас это как для еще одного вратаря плюс или минус?

— Конечно, не помогает, а усложняет ситуацию. Но тем веселее будет и интереснее — я всегда за конкуренцию.

https://www.instagram.com/p/CRrdeMeKmzD/

— Раз Градецки назначен капитаном, значит, на данный момент тренеры именно его видят первым номером?

— Когда человек играет в клубе три сезона и является при этом практически незаменимым, в любом случае тренер в него верит. Но и мне, приглашая в команду, он сказал то же самое. Это нормально! Такая конкуренция должна быть везде. И так начинать для меня — абсолютно нормально.

— Насколько помогли контрольные матчи?

— Были моменты, которыми я не очень доволен, которые пересмотрел, потому что до этого так не действовал. Тут уровень сопротивления иной, требования, соответственно, тоже. Одно дело тренировка, другое — матч с давлением и ответственностью. В общем, после первой встречи сделал выводы и дальше, считаю, лучше играл. Да, было дело, когда три получил, но сама игра была качественнее.

— Тренеры требуют больше играть ногами?

— Здесь и под прессингом стараются сохранять мяч, создавать преимущество. На этот счет есть общекомандные требования. В том числе играть в футбол все время. Каждый знает, что и зачем он делает. Из этой общей системы никто не должен выпадать. Условно, если команда держит мяч, а ты услышал топот ног и в испуге шарашишь по аутам — кому это надо? Вратарь в этом смысле системообразующий игрок, неотъемлемая часть этого механизма. И помимо основных функций должен участвовать в начале атаки.

«На фотосессии, как в «Зените», на поблажки не пошли»

— На сайте «Байера» вы уже есть на общекомандном фото, но ваш профайл без картинки. Почему?

— Персональная фотосессия для сайта уже была, у остальных просто с прошлого года фотографии, наверно, еще не обновили. Значит, и моя скоро будет.

— В какой образ на этой фотосессии надо было войти?

— Ой, чего там только не было (смеется). Вы знаете, что я это и в «Зените» не очень любил, терпел скорее. Но тут всего было раза в два больше. Причем если в «Зените» в чем-то шли на какие-то поблажки, то в «Байере» пока роль до конца не исполнишь — не уйдешь. Пытался, конечно, максимально вызвать жалость — мол, ребят, может, хватит? Но ничего подобного. 

Фото: © Bayer 04 Leverkusen

— Почему вы взяли 40-й номер, а не свой 99-й?

— Потому что здесь 40-й — максимальный. Кстати, вы помните, как я в «Зените» номер выбирал? Свободными были четыре или пять номеров. Я их написал на бумажке, кинул в шапку, вытащил 99-й. Так же и здесь сделал!

— Везет вам на максимально возможные номера.

— Тут можно и другие параллели привести. 40 — это регион Калуги, где я играл в свое время. Еще можно сказать — до сорока буду играть. Причем в «Байере» (смеется). Кстати, полное название клуба «Байер 04». То есть в нем есть 40 наоборот. Тоже символично.

«Машина, квартира, страховка — это за свой счет»

— Где сейчас живете?

— Пока по-прежнему в отеле. Но все в процессе. Благо, здесь очень много русскоговорящих. В Кельне, Леверкузене, Дюссельдорфе — в общем, везде. Тут Антоха Митрюшкин выступал (за «Фортуну» из Дюссельдорфа. — «Матч ТВ») — сразу с ним на связь вышли, он тоже предложил помощь, если понадобится. Ромка Нойштедтер прожил здесь семь лет. В Кельне Костя Рауш играл. Много людей, которые имеют в этих местах связи и представление о местной жизни. Так что наладить быт, думаю, не составит труда.

— Семью в Германии ждете?

— Идет оформление виз. Как только, так сразу. Жду своих с нетерпением.

— Что для себя отметили в плане организации клуба?

— Все делается по высшему разряду, учитываются все мелочи, нет чего-то такого, что может пойти не по плану. А если вдруг такое случается, то все равно сразу есть противоядие. Лично мне помогают два человека, которым ты можешь набрать в любое время дня и ночи. Правда, машина, квартира, страховка — все это за свой счет.

https://www.instagram.com/p/CROrOJisk0V/

— Стало быть, есть и другая сторона медали?

— Она всегда и везде есть. Но каждый волен выбирать то, что он хочет.

— Уже был повод понять, какие у «Байера» болельщики?

— Когда выходил в город, сигналили, кричали «добро пожаловать», «удачи», еще что-то в этом роде. А когда играли на сборах в Австрии, подошли ребята из русского сообщества болельщиков «Байера». Говорят, хотелось бы познакомиться.

— Следите ли за тем, что пишут о вас в прессе?

— Практически нет.

«Уже очень хочется прочувствовать эту сумасшедшую атмосферу»

— В минувшем сезоне «Байер» занял шестое место. Какие задачи клуб ставит на новый сезон?

— Может, я чего-то еще не понял, но официально их, по-моему, не озвучивали. Хотя понятно, что такая команда, как «Байер», должна занимать место, которое позволит играть на следующий сезон на групповом этапе Лиги чемпионов. Думаю, это минимальная задача. А так — бороться за самые высокие места в Бундеслиге. Тренер пришел амбициозный, все ребята желают выигрывать. Я тоже этого точно очень хочу. Думаю, все срастется и все будет хорошо. 

— Уже хочется прочувствовать сумасшедшую атмосферу Бундеслиги?

— Конечно! Возможно, что-то схожее будет с нашими российскими дерби, на которых собираются полные стадионы, с матчами «Зенита» в Лиге чемпионов. Здесь же на любой игре — биток. Правда, посмотрим, как это будет с учетом коронавирусных ограничений. Но все равно очень и очень интересно!

https://www.instagram.com/p/CSRvST1sO3y/

— Вы тепло попрощались с поклонниками «Зенита». Хочется, чтобы они поддерживали вас и в Германии?

— Есть люди, которые пишут в инстаграме и к чьей поддержке я неравнодушен. Это очень приятно. Но я всегда старался показывать отношение к болельщикам «Зенита» своей работой. Ценил то, что они делают для команды и что они делают в принципе. Мне близка эта фанатская тема. Да, бывали периоды, когда и ко мне не очень хорошо относились. Я не говорю обо всех — речь об отдельных личностях. Были хорошие моменты, были плохие, но в целом — это жизнь. Ты плохо играешь, значит, про тебя должны говорить плохо — это абсолютно нормально. Если наши болельщики станут поддерживать меня и в Германии, это будет круто. Только придаст дополнительных сил, окрылит — могу и так сказать! Еще один стимул стараться и работать! А что дальше — там видно будет. Загадывать же что-то — давно ушел от этого.    

Читайте также: