Футбол

«Угрозы в сторону судей — не секрет, но это недопустимо». Ашот Хачатурянц — об отстраненных арбитрах и предложении возглавить РПЛ

8 июня 16:00
«Угрозы в сторону судей — не секрет, но это недопустимо». Ашот Хачатурянц — об отстраненных арбитрах и предложении возглавить РПЛ
Михаил Вилков / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф
Руководитель судейского комитета РФС дал большую пресс-конференцию.

О словах президента «Урала» Григория Иванова про пожизненное отстранение Михаила Вилкова и запрет на общение с судьями

— С огромным уважением отношусь к человеку, который руководит такой важной командой. Но на примере его комментария могу сказать, что мы находимся на разных планетах. Приезд в Турцию и получение от команды скрытой формы взятки в виде дисконта — это, с точки зрения человека, нормальная история.

Проявление симпатии к команде от судьи, человека беспристрастного, — это тоже нормально? Распитие алкоголя с представителями команды — тоже нормально? Я проводил разговор после фотографии судьи в ресторане с бутылкой водки. Я не ханжа, сам могу выпить. Но если ты сидишь с представителями команды и распиваешь алкоголь, ты на это не имеешь никого права. Это жесткая позиция, обсуждаться она не может.

Самое главное — это заход в судейскую. А что если судья не хочет общаться с тобой? Если у тебя эмоции зашкаливают, а я во время перерыва получаю звонки от большого количества акционеров главных клубов, которые возмущаются, кричат, потом извиняются, — это нормальная история. Но по поводу судейской — у кого-то эмоции переходят через границу. Может кто-то с пистолетом зайти или без пистолета, но будет угрожать судье. Как это вообще определять, что ты можешь поговорить с судьей, а у другого человека, у которого слишком много эмоций, — он не может зайти.

Поэтому было принято единое правило — никто не может заходить в судейскую, ни до, ни во время, ни после игры. Это закон.

Это были четыре момента, по которым я никогда не сойдусь во мнении с очень уважаемым мной человеком.

Григорий Иванов / Фото: © РИА Новости / Виталий Белоусов

Об угрозах судьям

— По поводу сказанного Григорием Викторовичем — какие-то действия последуют?

— Какие? Нет, что вы. Мы же делимся мнениями. Да, есть мнения, но и есть положения, подкрепляющие мое мнение. Если будут нарушения — будут наказания. Мнение президента «Урала» — одно, но есть дисциплинарный кодекс.

Сухина в этом отношении плохой пример, потому что он уже не работает. Но клуб понес наказание из-за его захода в судейскую.

— Когда вы сказали, что заходы в судейскую бывают с пистолетом, — это же образно?

— Образно. Но угрозы — это не секрет. Был не один такой случай — угрожали и судьям, и семьям. Это недопустимая вещь. Считаю, должен наказываться и клуб, и стадион. И человек, допустивший такие эмоции, вне зависимости — прав судья или виноват. ЭСК — последняя инстанция истины. Туда вошли лучшие эксперты. Их решение — решающее: прав судья или нет. Все остальные эмоции должны преобразовываться в жалобы ЭСК.

Решения ЭСК не просто подвисают в воздухе. Дальше следуют решения от меня, как руководителя судейского комитета.

— Еще про угрозы судьям — в период вашей работы это происходило?

— Были скандалы — были последствия для клубов.

— Почему в течение сезона вы публично высказывали свое мнение до решения ЭСК?

— Я высказался один раз — после того, как поговорил по телефону со всеми членами ЭСК. Не считаю себя экспертом, никогда не принимаю участие в разборе моментов. Но когда я высказал свое мнение, у меня были мнения всех членов ЭСК.

Ашот Хачатурянц / Фото: © РФС

— Помните, какой фон был? Все подумали, что оказывается давление на ЭСК.

— Помню, но если вы задумаетесь — то какое вообще можно оказать давление на этих ребят? Крайне профессиональных, для которых существует только цвет майки, не существует даже названий команд. Какое можно оказать давление на этих людей?

— Там не только они.

— Да, но вы говорите о моменте, когда было вынесено единогласное решение ЭСК. Это первое. Второе — если бы не дай бог я такое допустил, завтра бы был колоссальный скандал в Европе. Вы же понимаете, что это люди другой культуры.

Про работу журналистов

— Касательно журналиста (Дмитрия Егорова, взявшего интервью у Григория Иванова — примечание «Матч ТВ»), а также журналистского сообщества, хотелось бы, чтобы люди более профессионально выполняли свою работу. Я свой первый разряд в спорте получил в 1985 году. Тогда, наверное, этот молодой человек еще не родился. Футбол я точно не из космоса наблюдал. Помимо того, что я люблю эту игру, я в ней что-то понимаю. Очень хотелось бы всегда получать профессиональную критику. Она идет только на пользу.

Об уходе руководителя проекта VAR в России Леонида Калошина из РФС

Леонид Калошин / Фото: © РФС

— Господин Калошин больше никак не будет относиться к проекту ВАР? Никак больше не будет взаимодействовать с людьми, отвечающими за российское судейство?

— Никак. Мы благодарны ему за работу — большую, плодотворную. Но мы больше никаким образом не будем взаимодействовать.

— С чем это связано? Истекли трудовые документы?

— Да, истекли. Закончился договор с РФС.

— Он сам высказал пожелание не оставаться?

— Я высказал эту точку зрения.

— С чем это связано?

— Меня не устраивало количество скандалов, связанных с ВАР. Не устраивало положение, когда суди получали разные сигналы по трактовке одинаковых моментов от руководителя департамента судейства и руководителя ВАР. Трактовка и комментарии для судей по спорным моментам должны быть одинаковыми.

Про нового главу проекта ВАР

— Кирилл Верхолетов станет новым руководителем проекта офиса VAR, сейчас уже согласовано фактически, проходит техническое оформление, — сказал Хачатурянц. — Человек очень опытный, я надеюсь, что он внесет свежую струю во все это движение, исправит ошибки, которые у нас накопились. Мы понимаем, что много критики было в отношении ВАР.

Почему Еськов не работает на ВАР

Алексей Еськов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Судья Еськов завершил карьеру по состоянию здоровья. Почему при этом он не работает на ВАР?

— Люди испытывают разное количество стресса — находясь перед экраном на ВАР и в поле. Увы, не все рефери, хорошо себя проявляющие в поле, могут быть экспертами на ВАР.

Есть пример Казарцева, совершившего очень большое количество ошибок, причем серьезных и ключевых, за весь период чемпионата. При этом он здорово разбирается с ВАР — четко дает трактовки и своевременно вмешивается.

То же самое могу сказать о Сухом. Его удалили из-за стопроцентного количества отрицательных ошибок в РПЛ. Тем не менее человек здорово работает в ФНЛ.

Для Еськова, работающего преподавателем в академии, наверное, лучшее сейчас время, чтобы передавать свой опыт.

— То есть его квалификации не хватает, чтобы работать на ВАР?

 — Квалификации хватает. Но, наверное, не хватает желания.

— Его личного?

— И моего.

— А ваше с чем связано?

— С тем, что он прекрасно преподает.

— Совместить невозможно?

— Нет.

Про отстранение Станислава Васильева

Станислав Васильев / Фото: © РИА Новости / Артур Лебедев

— Проясните ситуацию по Васильеву. С чем связано его отстранение?

— Это связано с результатами проверки. Решением судейского комитета он не рекомендован во включение ни в один список на следующий сезон.

— Что такого обнаружила проверка?

— Это же внутренняя проверка. Она выявила ряд факторов, которые не позволяют ему продолжить работу.

— В одном из телеграм-каналов писали, что «Васильев потяжелел на 5 млн».

— Готов подробно остановиться на этом моменте. Если бы я обладал возможностью следственных органов, и господин Васильев был бы пойман за руку, тогда это все бы рассматривалось в другом месте. Но речь идет только о слухах. Мне до этой игры позвонили из четырех источников, сказав, что нужно быть внимательным. Но если у меня нет прямых доказательств, я не могу говорить об этом открыто — «потяжелел на 5 млн».

— Вы отталкиваетесь от эпизода с пенальти. И он послужил причиной многих других проверок.

— Да, но только один эпизод не запускает такую цепь. Мы всегда накапливаем информацию, у нас всегда возникают вопросы. Мы их откладываем и не реагируем остро на скандалы в прессе, акционеров и тренеров.

Когда критическая масса информации становится приличной, в этот момент запускается процесс проверки. По результатам проверки делаются выводы. Теперь у нас есть четкий механизм —это решение судейского комитета. Если речь идет о пожизненном отстранении — то сначала принимается решение судейского комитета, не мое личное. Дальше вносится на исполком и там утверждается.

— К технологии проверки Васильева — что это было? Детектор лжи? Или вы смотрели на имущество?

— По поводу имущества — ему [Васильеву] вообще не стоило комментировать нашу встречу. А также отвечать на вопросы по имуществу. Разумный человек вытаскивает в таком случае налоговую декларацию за последние 10 лет и говорит: «Этот документ позволяет все ваши претензии снять». Если этого нет — лучше молчать, тебе же не предъявлено прямого обвинения. Лучше промолчать, чем врать.

Что касается Васильева — он добровольно согласился пойти на полиграф.

— И не прошел?

— Что значит «не прошел»? Он прошел, отсидел, ответил на все вопросы. Но это — часть внутреннего расследования. По результатам прохождения полиграфа Васильев не включен в списки на следующий год.

— Следующий год он пропускает, а через год может снова работать? Если пройдет проверки, тесты.

— Пока я руковожу судейским комитетом — нет. Но если завтра глава судейского комитета поменяется — теоретически, рефери могут вернуть.

Об отличиях ситуаций с Васильевым с Вилковым

Михаил Вилков / Фото: © premierliga.ru

— Чем ситуация с Вилковым отличается от ситуации с Васильевым?

— Вилков выступает категорически против полиграфа. Это его принцип. Но полиграф очень успешно прошли и Казарцев, и Лапочкин. Вопросы нервного состояния и переживаний — они естественны для каждого человека.

— По Вилкову была формулировка «в связи с утратой доверия». Раньше так только президент говорил.

— Нет, не только. Я на руководящей должности давно, такая формулировка применяется очень частого. Есть два качества, по которым я всегда выбираю людей на работу — профессионализм и лояльность. Любой намек на коррупцию — это удар в спину. Много раз говорил судьям, что моя самая главная задача — побороть коррупцию. Есть красные флажки, о которых я разговаривал с судьями, — не брать денег, не делать ставок. Не делать ничего компрометирующего статус профессионального судьи. Все остальное решаемо — и имидж, и страховка, и проблема разных трактовок. Но за флажки заходить нельзя.

— Получается, Казарцев судит и продолжает работать именно потому, что не переходит за флажки?

— Совершенно верно. Например, Сухой, Турбин и Волошин были отстранены от судейства, потому что есть второй фактор — нужны профессионалы, которые для РПЛ. Сухой неплохо себя показал в ФНЛ — хорошие оценки, плюс он реально хорошо разбирается в ВАР. Поэтому мы рассматриваем вопрос о его возвращении.

Казарцев хорошо разбирается в ВАР, и мы надеемся на его поддержку в первую очередь в этом аспекте.

Мое мнение — через два-три года произойдет разделение на людей на ВАР и всех остальных. Это разный уровень стресса и подготовки.

Про Кашшаи, Безбородова, Лапочкина, УЕФА и полиграф

— Что по арбитрам Лапочкину, Безбородову и Волошину?

— По Лапочкину решение принимается сегодня. Не знаю, какое. Но, к сожалению, он допустил ошибку. Дальше решение за УЕФА.

Возвращаясь к полиграфу. На 99% готов гарантировать, что если бы УЕФА разрешило бы пройти Лапочкину полиграф, чтобы доказать свою невинность в этом эпизоде, он бы его прошел. С огромной долей вероятности я думаю, что он не причастен к тому, в чем его обвиняют. Очень надеюсь, что решение по Лапочкину позволит оставить его в профессии. Он профессиональный человек.

По Безбородову — он после отстранения хорошо судил. Не вижу причин, по которым он не должен продолжить карьеру. Решение по Волошину пока откладывается. Его оценки даже в ФНЛ пока оставляют желать лучшего.

— Что произошло по Лапочкину?

— Знаю все детали, но не могу все рассказывать. Единственное — был контакт с клубом, который он судил. Он об этом контакте не доложил, хотя обязан был по протоколу.

— Почему не присутствует Кашшаи на пресс-конференции? Его сменит серб Милорад Мажич?

— Виктор пока работает. Я не хочу комментировать слухи.

— Часто есть источники, но нет фактов. Вы отстранили Вилкова, Васильева…

— Какие вам нужны факты? Человек (Вилков), во-первых, солгал на КДК. Ложь была установлена, его отстранили на восемь матчей, и я его лично предупредил о том, что у меня есть сведения, если он еще раз похожее исполнит, то он будет отстранен навсегда. Я это ему сказал лично. Игра между «Локомотивом» и «Ростовом». Момент, когда счет был 2:1, он оставил «Ростов» вдесятером, а потом поставил еще пенальти: две результативные ошибки. При том, что судья, который провел больше 170 матчей, находился в каждом эпизоде в прямой видимости, и двойной трактовки у такого опытного судьи быть не может. Что вам еще нужно? Какие еще доказательства?

Если мы наказываем судью, допустим Казарцева, который периодически допускает решающие ошибки, мы потом слышим крик: «почему его возвращают?! Почему он судит и опять допускает ошибки?» Вы определитесь, что вам нужно? Чтобы судьи не допускали ошибки или чтобы их ловили за руку? Я не могу никого поймать за руку. У меня нет средств. Нет ни сыщиков, нет информаторов. Его ошибки очевидные, они были сделаны после предупреждения.

Мне достаточно дисквалифицировать (судей), но, если бы мне помогли поймать человека на взятке, то я бы пошел до конца. Я бы человека посадил бы, сделал бы все, чтобы его осудить. Не только вопрос наказания тех кто берет, еще очень важно наказать тех, кто дает. Вы понимаете, не брали бы, если бы не давали. Это не менее важно. Этот элемент неотъемлем. Если бы такая возможность была, я бы довел историю до конца.

— «Локомотив» не продлил контракт с Сухиной. Это связано с его заходом в судейскую?

 — Знаете, я не общался с клубом. Во-первых, они поблагодарили его за работу. Понимаете, когда бывший судья работает начальником команды, наверное, это функционал вкладывался, но у меня нет доказательной базы, я не имею права ничего предполагать. То, что клуб с ним расстался, считаю, что это решение «Локомотива». Наверное, правильное, решили, что им такой человек нужен.

Станислав Сухина / Фото: © ФК «Локомотив»

 — В других командах тоже работают арбитры.

— Не могу отвечать за руководство команд, которые приглашают судей работать в клубы. Все же человеку, который ушел из профессии, нужно где-то работать. То, на что вы намекаете, об этом говорить без фактов нельзя.

— Этично ли предлагать судьям проходить полиграф?

 — Отказ Вилкова — это его выбор, мы никого заставить не можем. Это выбор каждого человека. Мне кажется, это более чем этично. Это вопрос доказательства своей невиновности.

 — На исполкоме предлагалось расширить ваши полномочия. Уже свершилось?

 — Да, это в процессе. Эта была инициатива президентов клубов. Для того, чтобы оставаться в юридическом поле, чтобы все шаги были юридически выверенными, необходимо расширить полномочия.

 — Когда заканчивается срок соглашения контракта Кашшаи?

Куратор ВАР Леонид Калошин (слева) и Виктор Кашшаи на занятии / Фото: © РФС

 — Через год. Я не в курсе деталей. Не буду вас обманывать, я просто не знаю о цифрах (в плане возможной неустойки за увольнение). Сложный вопрос, что буду говорить о работе Кашшаи на исполкоме. К сожалению, не все измеряется в цифрах. В первую очередь, у меня есть недовольство собственной работой, а конкретно результатом. Соответственно, у меня есть внутренние претензии к себе. Также есть претензии к коллективу, с которым я работаю. Есть вопросы к каждому, включая и  Виктора, но это не значит, что сделаны конкретные выводы и он перестанет работать. Есть ряд пожеланий по улучшению работы. Посмотрим, будем обсуждать.

— Поступало ли вам предложение возглавить РПЛ?

— Отрицать, что его (предложения) не было, — бессмысленно. Я с уважением отношусь к коллеге, поэтому считаю, что Прядкин делает все максимально из своих возможностей для лиги. Могу сказать, что я очень искренне хочу доделать работу, которую начал. Хочу закончить эти реформы, есть команда людей, которым я доверяю, уверен, что с этими ребятами мы сможем сделать серьезный шаг. Я с огромным оптимизмом смотрю на следующий сезон, этот оптимизм придала мне встреча с судьями. Она была очень откровенной, хотя моменты обсуждались неприятные. Люди, которые остались, любят профессию. Они точно не пришли со мной ради денег.

Считаю, что Прядкин все свои силы возложил на то, чтобы в РПЛ было лучше. Всегда есть недовольные, но главное правило — системность работы может привести к результату. Моя команда понимает все требования. И в РПЛ то же самое — нужна просто системная работа. Там энтузиазма не меньше, чем у нас.

— Обсуждали это с Дюковым?

— Александру Валерьевичу я высказал свою точку зрения по этому поводу, о том, что необходимо довести любое дело до конца.

— Что вам сказали судьи на встрече? Они расстроены, что их называют обслуживающим персоналом, как сказал Слуцкий?

— Это очень эмоциональная история. Обидно, что Виктор не подсказал, что не надо так себя вести. Слуцкий, как любой эмоциональный тренер, высказал мнение. Я разговаривал и с руководителем клуба о том, что нельзя оскорблять, эмоции надо держать в узде. Считаю, что верхом непрофессионализма — не пожать поданную руку. Если вы на стадионе, где человек представляет клуб, который представляет большие традиции, где футбол соревнуется с хоккеем. Ребята услышали меня.

Читайте также: