Футбол

«Мама плакала, когда узнала, что отца отправили в Чечню». Интервью Георгия Зотова из «Рубина»

Денис Романцов поговорил с 31-летним (!) открытием второго круга РПЛ.

За последние пять лет Георгий Зотов трижды вылетал из РПЛ. Если в первых двух случаях он отправлялся со своими клубами в ФНЛ, то в прошлом году пошел на повышение — на правах свободного агента подписал годичный контракт с «Рубином». Зотов заиграл у Слуцкого в старте лишь в ноябре, но в итоге застолбил за собой место на правом фланге обороны и по индексу Instat вошел в число лучших футболистов РПЛ на своей позиции. В последнем туре «Рубин» открыл счет в игре с «Динамо» как раз после подачи Зотова на Деспотовича.Пора узнать Георгия лучше и выяснить:

«Спали в костюмах и куртках. Сборы проводили в военной части»

— В «Википедии» вашим родным городом указан Новосибирск. Это ведь не совсем верно?

— Я вырос в Бердске, маленьком городе Новосибирской области.

— Насколько знаю, одним из главных ваших развлечений были просмотры биатлона.

— Да, когда был подростком и жил с родителями, мы не пропускали трансляции. Болели за Анну Богалий-Титовец, Ольгу Зайцеву и других наших. Родители до сих пор смотрят биатлон, а я уже немного отошел от этой традиции — времени нет. Ограничиваюсь обзором новостей.

— Ваш отец служил в СОБРе. Что рассказывал о своей работе?

— В детстве я часто ездил к нему — видел отдел, в котором он служил. Однажды отца отправили в Чечню, где шла война. Дома до сих пор лежат кассеты VHS о той поездке.

— Как дома отнеслись к его командировке?

— Я тогда совсем маленький — помню только, что мама плакала на кухне, когда узнала, что он уезжает в Чечню. Но через три месяца отец вернулся.

— Он был и вашим первым тренером?

— Да, в детстве отец занимался разными видами спорта и мечтал, чтобы сын стал профессиональным футболистом. Вот и водил меня на стадион, где я тренировал удары по воротам, развивал слабую ногу. Он всегда подыскивал мне новые варианты для развития, искал школу посильнее — так я попал в новосибирский «Спартак». С пятого класса мотался туда из Бердска на тренировки — это почти час на маршрутке. Сначала меня сопровождала бабушка, а лет с тринадцати я ездил сам.

Георгий Зотов / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Мама у вас врач?

— Да, всю медицинскую карьеру проработала в роддоме. Благодаря своему образованию она всегда знала, чем помочь, какие таблетки дать, если я заболевал.

— В Новосибирске вы выступали с полузащитником Виталием Сидоровым, который к двадцати четырем годам поиграл в Молдавии, Израиле, Канаде и Таиланде. Почему он бросил футбол?

— Мы потеряли связь лет пять назад. Знаю только, что он уехал в Америку и остался там жить.

— Когда вы впервые попали за границу?

— Лет в одиннадцать-двенадцать играли с новосибирским «Спартаком» на турнирах в Дании и Швеции. Для нас в то время это было что-то невероятное — особенно для меня, мальчика из Бердска.

— В каких условиях тренировались в Сибири зимой?

— Все турниры проходили на закатанном катком снегу. По сути, на льду. Играли в шиповках. Тренировки проходили на заснеженных теннисных кортах. Снега было по колено, но ничего — бегали. Сборы же проводились в военной части. Там находилось футбольные поле, на котором мы сами косили траву.

Еще до сих пор помню турнир в закрытом городе Железногорске Красноярского края. Жили в каких-то домиках без отопления, так что спать приходилось в костюмах и куртках.

— На турниры ездили на поездах?

— Конечно. Все поездки оплачивали родители, и не было финансовой возможности летать на самолетах. Самая дальняя поездка — из Новосибирска до Москвы. Ехали 2,5 — 3 суток.

— Как это переносили?

— Бесились, прыгали, бегали, играли в карты. Было даже интересно.

«Отец просил клубы взять меня на просмотр»

— Скучали по дому, попав в шестнадцать лет в московский «Спартак»?

— Мне в этом плане повезло. Для детей из школы «Спартак» тогда снимал квартиры, в которых жили по четыре воспитанника и мама одного из них. Она готовила, убирала, стирала. Так что с адаптацией вообще проблем не возникло.

— Ваши соседи стали заметными футболистами?

— Точно знаю, что нападающий Юра Пугачев сейчас играет за «Волгарь» в ФНЛ. А больше вроде никто не пробился.

— Самые экстремальные условия, в которых играли за молодежку «Спартака» в КФК?

— Почему-то вспоминается ужасное поле в Зеленограде. Играли прямо в болоте, и все измазались.

— Где жили, выступая за «Локомотив-2»?

— В общежитии на территории черкизовского стадиона. Молодежный состав жил на пятом, а мы на шестом. По два человека в комнате. В соседней жил Георгий Габулов, а со мной — года три — защитник Андрей Кузнецов.

— Кто вас перевел из полузащиты на фланг обороны?

— Тренер «Локомотива-2» Владимир Казаков. Он меня попробовал на этой позиции, а потом я переехал в Новокузнецк, где Владимир Федотов закрепил меня на месте левого защитника.

— С Федотовым вы недавно работали и в «Оренбурге». Как он изменился за шесть лет?

— В «Кузбассе» он был начинающим тренером, а к 2019 году, когда я снова попал к нему, стал более опытным, так что появились новые упражнения и тактические детали. Он стал намного увереннее доносить свои мысли. Теперь это серьезный и сильный тренер, готовый к большим задачам.

Георгий Зотов / Фото: © РИА Новости / Рамиль Ситдиков

— Отец помогал искать новые клубы?

— У меня не было агента, никто моими делами не занимался, поэтому, естественно, что единственным помощником был отец. Он звонил в клубы, узнавал, просил взять меня на просмотр. Потом уже и другие люди предлагали помощь. Моим агентом стал человек, который помог мне перейти в донецкий «Металлург». Мы до сих пор на связи.

— Как игралось против Дугласа Косты в донецком дерби?

— Он, конечно, топ-футболист, но не сказал бы, что против него было супертяжело. Противостоять Коноплянке из «Днепра» мне было труднее. Возможно, в нашем матче с «Шахтером» Дуглас был просто не в форме. Или я хорошо играл.

— Читал, что в Донецке у вас возникла проблема с походами в кино.

— Ну да, иностранные картины дублировались на украинский язык, и большую часть слов мы с женой не понимали. Поэтому больше ходили на русские фильмы.

— Вы десять раз меняли команду. Бывало, что после какого-то трансфера зарплата сильно увеличивалась?

— Нет, после перехода в донецкий «Металлург» зарплата все время примерно на одном уровне. Никуда не скачет.

— И не всегда выплачивается. Самая длинная задержка — в «Кубани»?

— Да, там с деньгами было совсем плохо. Я пробыл в «Кубани» одиннадцать месяцев, и зарплату за девять месяцев мне до сих пор не отдали. Обращение в Палату по разрешению споров не помогло. Там же все просто сделано: «Кубань» объявила себя банкротом и может никому ничего не возвращать.

— Как пережили девять месяцев без зарплаты?

— Поначалу оставались накопления. Потом агент помогал. И у ребят занимал деньги.

«Очень интересно наконец-то попасть в еврокубки»

— Как жилось в Каспийске, когда играли за «Анжи»?

— Там было классно. Город на берегу Каспийского моря, мы с женой постоянно гуляли по набережной. Нам было комфортно.

— А я слышал, что вам досталась квартира, где каждый день отключали воду.

— Ну, бывает. Также в первой квартире мы не подумали о кондиционере, и летом было очень жарко. Нереально. Потели как не знаю кто. Пришлось переезжать. Но в остальном в Каспийске мне понравилось.

— Самым вкусным блюдом вы называли хинкали. Полюбили в Дагестане?

— Нет, просто у меня есть друг-грузин — я крестный его сына. Мы часто ходили в грузинский ресторан, и как-то так получилось, что я очень полюбил хинкали и лобио.

— Пять лет назад вы говорили в интервью, что хотите лучше видеть поле. Прогресс есть?

— Думаю, я прибавил в этом плане, но проблема все равно остается. Видение поля — не лучшее мое качество.

— В тридцать один год вы впервые играете за топ-клуб. Это дополнительный стресс?

— Это совсем новые ощущения по сравнению с борьбой за выживание. Раньше так складывалось, что все мои команды премьер-лиги шли внизу таблицы, а теперь эмоции другие. Мне очень интересно наконец-то попасть в еврокубки.

— Как в зависимости от фланга меняются ваши функции?

— Если я выхожу левым защитником, то в атаках больше смещаюсь в центр — могу и сам пробить. Когда играю справа, то больше делаю кроссов в штрафную.

— «Рубин» ровно проводит сезон, но в ноябре проиграл три матча подряд. Как Слуцкий приводил команду в чувство?

— Тренер всегда что-то придумывает, если видит, что у команды плохое настроение. Деталей не вспомню, но, кажется, он рассказал очередные шутки, чтобы подбодрить нас и мы двигались дальше, забыв о неудачах.

— Самый эмоциональный для вас матч этого сезона?

— Домашняя победа над «Зенитом». Концовка выдалась очень напряженной. Гол Макарова на последней минуте, пенальти в наши ворота, сейв Дюпы… На два оставшихся матча нам также нужно выходить как на последний бой. И выигрывать. 

Читайте также: